Friday 24.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Максим Рейдер
    Фото: Максим Рейдер

    Хрустальная чаша одиночества – в Тель-Авиве

    31 июля в зале «Асия» Тель-Авивского музея искусств состоялась мировая премьера камерной оперы израильского композитора Ханы Аджиашвили «Хрустальная чаша». Первоначально она планировалась на апрель 2020 года, но была отменена из-за эпидемии коронавируса.

    В основе оперы - одноименный рассказ Скотта Фитцджеральда: действие происходит в Нью-Йорке в 1920-е годы, когда американцы уверовали, что деньги приносят счастье. Внешнему благополучию отводилось больше внимания, чем духовному. А символом богатства, скрывающего абсолютно пустую жизнь, стала красивая хрустальная чаша на буфете. Она излучает свет, но мистическим образом становится источником несчастий семьи.

    «Я думаю, эта история на все времена», - сказала Аджиашвили «Деталям» накануне премьеры. «Хрустальная чаша» - ее первая опера. Исполнительцу на роль Эвелин, главной героини оперы, Аджиашвили нашла случайно.

    - На концерте современной классической музыки я услышала Керен Моцери, замечательную израильскую певицу-сопрано. Она живет и работает в Голландии, но часто возвращается в Израиль для выступлений. Ее голос поразил меня, и прямо в антракте я предложила ей роль. Она была удивлена, но согласилась, - рассказывает композитор. - Я пишу современную музыку, но это – опера, и нужно дать людям петь. Музыкальный театр должен быть захватывающим – и захватывать, в первую очередь, должна музыка. Я постаралась сделать ее интересной: каждая из мелодий что-то означает. Есть мелодия чаши, мелодия главной героини, мелодия мира пустоты и показухи… Мелодии переходят из сцены в сцену, делая произведение целостным и помогая зрителям воспринимать его.

    Фото: Максим Рейдер

    Композитор Хана Аджиашвили известна своей безудержной фантазией и страстью к музыкальным экспериментам. В ансамбле современной музыки «Мейтар», который сопровождает исполнение оперы, кроме традиционных инструментов звучат и необычные – например, игрушечное пианино. «Его звук звонкий, и в то же время пустой. Эта музыка – символ их денег, их бизнеса и их пустоты», - поясняет Аджиашвили. Композитор снабдила всевозможными инструментами не только оркестрантов, но и певцов, которые время от времени на них играют.

    - Это и всякие свистульки, и барабаны вроде пионерских, на которых певцы играют не палочками, – они ведь не перкуссионисты и исполнять виртуозные тремоло им было бы сложно – а венчиками, которыми хозяйки взбивают белок, - рассказывает она. - Я взяла хрустальные стаканы, на которых можно играть, если водить по краю влажным пальцем, в прологе оперы на них играют и певцы, и музыканты. Возникает некий мистический эффект, а в финале их разбивают, как и саму чашу.

    В остальных ролях – молодые певцы, выросшие в Израиле и делающие успешную международную карьеру: Яир Полищук, Реут Вентореро и другие. Либретто оперы написал Ройс Ваврек - нью-йоркская звезда, лауреат премии «Эмми». Дирижирует Юваль Зорн. «Он так хорошо понимает мою музыку, как будто сам ее написал», - отзывается о нем Аджиашвили. Постановщик - Ширит Ли-Вайс, а оформила спектакль художник-сценограф Полина Адамова.

    Максим Рейдер, «Детали». Фото: Максим Рейдер 

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend