Wednesday 27.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Maya Alleruzzo
    AP Photo/Maya Alleruzzo

    Иерусалим горит – и нет пожарных

    Сотни автобусов выстроились в очередь, чтобы развезти их по всему Израилю и на Западный берег. Торговля на прилавках уличного рынка уже была в полном разгаре, и покупатели расхватывали продукты для трапезы, которой они через семь часов прервут пост; по иерусалимской традиции, многие  торговцы предлагали в Рамадан субботние халы из еврейских пекарен. Было много полиции, но ее в основном заботило то, чтобы не возникали транспортные пробки.


    Это – классика Иерусалима. Буянь ночью, молись и постись днем. Итак, насколько серьезны последние столкновения в городе и чем они отличаются от прежних?

    Начнем с совсем простого вопроса. Что стоит за этими беспорядками?

    Были ли они результатом марша группировки сторонников еврейского превосходства ЛЕХАВА («Пламя»), которая прошла с Сионской площади в западном Иерусалиме через город, как это представили СМИ? Были ли они следствием странного решения полиции оградить на протяжении всего Рамадана большие участки площади у Шхемских ворот? И как все это было связано с серией нападений на евреев в иерусалимском трамвае, видеоролики о которых молодые палестинцы распространяли в TikTok?


    Несмотря на бурные стычки ночью 22 апреля и гораздо более умереннные столкновения в последующие дни, это далеко не самая страшная вспышка насилия в Иерусалиме за последние годы.

    В последние месяцы в других очагах напряженности, в таких, как Исауия и Каландия, происходило гораздо больше продолжительных и жестоких вспышек насилия. Десять месяцев назад полиция застрелила в Старом городе 32-летнего аутиста Ияда аль-Халлака. В 2017 году у входа на Храмовую гору были убиты двое полицейских, а затем последовали беспорядки, вызванные установкой металлоискателей. И, конечно, памятна длинная серия нападений палестинцев, вооруженных ножами, и попыток наезда, которая началась в конце 2015 года и была вызвана, в основном, утверждениями палестинцев, что Израиль якобы посягает на Аль-Аксу.

    На этот раз, по крайней мере до сих пор, ситуация в районе Аль-Аксы и окрестностей Храмовой горы оставалась напряженной, но обходилось без эксцессов. Но впереди еще две недели Рамадана, и вполне возможна дальнейшая эскалация, особенно потому, что Ночь аль-Кадр, одна из вершин Рамадана, приходится в этом году на День Иерусалима, когда тысячи евреев из движения религиозного сионизма тоже стекаются в город, чтобы вспомнить о захвате Старого города и Западной стены в Шестидневной войне 1967 года.

    Угроза эскалации проистекает из сочетания событий и факторов, казалось бы, не связанных друг с другом, но в совокупности создавших потенциально взрывоопасную ситуацию.

    Во-первых, резко выросла уверенность в себе ультраправых израильских неофашистов, которую подкрепило избрание в кнессет лидера движения Итамара Бен-Гвира из «Еврейской мощи».

    Мало того, что Бен-Гвир – близкий союзник Бенци Гофштейна, основателя и лидера группировки ЛЕХАВА, но он и другие члены партии «Религиозный сионизм» в последние дни распространяли в соцсетях сообщения, предупреждавшие о «погромах, которые готовят арабские враги». Марши, которые проводит в Иерусалиме ЛЕХАВА, не новость, но в прошлом в них участвовало самое большее несколько десятков подростков, которым от скуки хотелось подраться, но полиция их быстро разгоняла.


    На этот раз толпы исчислялись сотнями, а по некоторым данным, их число доходило до тысячи. Марш проходил под охраной полиции, хотя она не позволила большинству из них добраться до палестинских кварталов. Невозможно игнорировать и тот факт, что теперь, когда Бен-Гвир обрел статус депутата кнессета, можно считать, что он пользуется поддержкой коалиции Биньямина Нетаниягу.

    Во-вторых, еще одной относительно новой особенностью марша ЛЕХАВА стало то, что в нем приняло участие большое количество молодых ультраортодоксов. Фактически, они составляли там большинство. Этот союз между правыми эстремистами и ультраортодоксами дал о себе знать в прошлом месяце, когда десятки тысяч ультраортодоксов проголосовали за религиозных сионистов, а не за свои традиционные партии ШАС и «Еврейство Торы». Большинство ультраортодоксов-участников марша выглядели слишком молодыми, чтобы голосовать, но их присутствие является еще одним признаком подрыва авторитета традиционного раввинского руководства, которое категорически настроено против таких протестов.

    Молодые палестинцы, участвовашие в стычках с полицией, живут в нескольких сотнях метров от молодых ультраортодоксов, участвовавших в марше ЛЕХАВА, которые пытались снести ограждения. Положение одних почти зеркально отражает положение других. У них нет явных лидеров – политических или религиозных. Отрезанные от Западного берега палестинцы, живущие в Восточном Иерусалиме, имеют вид на жительство, но не гражданство, и живут в сумеречной зоне между Израилем и Палестинской автономией.


    Муниципальные службы Иерусалима с их социальными работниками, психологами и консультантами по трудоустройству обслуживают только треть города, а именно, евреев, не являющихся ультраортодоксами. Их доступ к ультраортодоксальной и палестинской молодежи ограничен, и на это просто не хватает ресурсов.

    У иерусалимской полиции ресурсов хватает, но у нее нет настоящего руководства. На верхушке находится министр внутренней безопасности Амир Охана, который отказался публично признать факт насилия, направленного против арабов в Иерусалиме. Под его началом находится недавно назначенный генинспектор полиции Яаков Шабтай, который стремится угодить своему политическому хозяину и не обладает достаточным опытом работы в Иерусалиме. Вечером 24 апреля Шабтай утверждал, что ступени у Шхемских ворот огораживались в каждый Рамадан. Возможно, он даже не подозревал, что это была чистая ложь. Решение установить ограждения принял новый начальник иерусалимского округа полиции Дорон Турджеман, который хорошо знаком с городом и должен был знать реальное положение вещей. Возможно, теперь он сожалеет об этом, но не может пойти на попятный.

    Принято говорить, что в Иерусалиме все – политика, но не все основные причины этого раунда насилия имеют политическую подоплеку. Неслучайно самые яростные проявления насилия пришлись на ночи, когда погода резко переменилась, когда усталость, вызванная долгими днями поста, совпала с естественной потребностью в разрядке после почти года карантинов. В Иерусалиме ситуация по шкале напряженности меняется практически мгновенно, от охватившей всех скуки до толпы, линчующей всякого, кто подвернется под руку, особенно когда нет местного и национального политического руководства или эффективно действующей полиции, которая могла бы это предотвратить.

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец». М.Р.
    На фото: полиция арестовывает палестинца в ходе беспорядков.
    Иерусалим, 24.4.20. AP Photo/Maya Alleruzzo˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend