Saturday 23.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Томер Нойберг
    Фото: Томер Нойберг

    И опять «Почему она не жаловалась?»

    На прошлой неделе пресса опубликовала историю Колет Авиталь, занимавшей в прошлом ряд дипломатических должностей и бывшей депутатом кнессета нескольких созывов. В интервью изданию «ХаАрец» Авиталь рассказала, что подверглась сексуальным домогательствам со стороны Шимона Переса. Надо сказать, что слухи о ее романе с Пересом, которые ходили в Израиле на протяжении, примерно, последних  50 лет, она отрицает с возмущением. На вопрос, почему она молчала до сих пор, Авиталь ответила: «Тогда надо мной бы просто посмеялись. Подобные ситуации были в порядке вещей».


    Поразительно, как революция #MeToo (движение против сексуальных домогательств) влияет даже на тех женщин, которым сегодня 70-80 лет. Как минимум – они могут перестать молчать о пережитом и прекратить пассивно выслушивать инсинуации о том, что они «достигли всего через постель».

    Нет женщины, которая бы рассказала кому-то о пережитом в детстве или юности сексуальном насилии или домогательствах и не услышала в ответ «Но почему ты молчала?» или «Почему ты не пошла в полицию?» Но что стоит за вопросом «Почему она не жаловалась?» в большинстве случаев? Быть может, недоверие к жертве? Ведь насильник – приятный, подающий надежды молодой человек или же почтенный отец семейства, обходительный, вежливый и с виду совершенно нормальный (видимо, настоящие насильники носят на лбу печать и с их клыков капает кровь?) Наверное, она все выдумала! А уж если преступник – человек известный… В нашем же случае речь идет об одном из ведущих политиков государства, о признанном лидере прогрессивного лагеря Израиля.

    Большинство граждан также уверены, что если женщина или девушка все-таки пожалуется, «его посадят». А знаете ли вы, что большинство дел о преступлениях на сексуальной почве в Израиле просто закрывают без каких-либо результатов? В 2017 году, например, из 515 жалоб на сексуальные домогательства только 25 закончились обвинительными заключениями. Только 216 жалоб дошли до прокуратуры, 135 из них были закрыты: 83 из-за недостаточности улик и 28 – из-за того, что обстоятельства дел не оправдывали передачу их в суд, или из-за отсутствия «общественной значимости». И это притом что не более 15 процентов женщин, пострадавших от преступлений на сексуальной почве (изнасилований, домогательств и др.), вообще подают жалобу в полицию. То есть дела, которые приводят к реальному тюремному наказанию для агрессора, составляют ничтожный процент от всех случаев сексуальных нападений в нашем обществе.


    В результате большинство пострадавших женщин не жалуются на агрессоров — и, как правило, не жалеют об этом. Ну, разве что со временем приходит понимание, что преступник остался на свободе и покорежил жизнь еще многим девушкам, девочкам, женщинам.

    А вот те, кто пожаловались, иногда очень об этом жалеют. Потому что даже если семья и окружение им верят и поддерживают (что бывает не всегда), в процессе подачи жалобы в полицию и полицейского расследования к жертвам часто относятся так, что они называют это «повторным изнасилованием». Чего стоит только очная ставка с насильником после особенно жестокого нападения, когда жертва страдает от серьезной физической и психологической травмы! От жертв домогательств, по отзывам, в полиции вообще стараются просто отмахнуться. Получается, у нас именно жалоба — наказуема.

    В своей статье психолог Беверли Энгель приводит восемь причин, по которым жертвы сексуальных домогательств не подают жалобу сразу:

    1. Стыд.
    2. Минимизация, отрицание (защитный механизм, когда человек говорит «этого не могло быть» или «мне показалось»).
    3. Страх последствий.
    4. Низкая самооценка.
    5. Чувство безнадежности и беспомощности.
    6. Предыдущая история сексуального насилия по отношению к жертве.
    7. Недостаток информации.
    8. Использование наркотика во время изнасилования (он «оглушает» жертву, и она не помнит произошедшего).

    «Нам нужно перестать спрашивать, почему жертвы не подают жалобу, и вместо этого сосредоточиться на том, как мы можем лучше поддерживать жертв в их поисках справедливости и исцеления», – пишет Энгель.

    Пока вопросы по поводу изнасилования и сексуальных домогательств задают жертвам, а не агрессорам, общество будет пронизано гендерным насилием, от которого могут пострадать и наши дочери, и внучки. Пока преступление, как правило, остается без наказания, пока все, от простых полицейских до политиков, именно жертву подозревают во лжи, а агрессора оправдывают, сексуальные домогательства будут продолжаться.


    Надя Айзнер, «Детали» √

    На снимке: Колет Авиталь. Фото: Томер Нойберг˜


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend