Sunday 25.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Алекс Либак
    Фото: Алекс Либак

    Хватит финансировать сельское хозяйство за счет граждан

    Даже Авшалом Вилан, в прошлом – депутат кнессета (МЕРЕЦ), а ныне – гендиректор Объединения фермеров, признает, что есть проблема. Статистические данные, опубликованные министерством сельского хозяйства, свидетельствуют о длящейся уже десятилетие стагнации – объем сельскохозяйственного производства в Израиле не растет.

    «Наша главная проблема – экспорт», – уточняет Вилан. Объем доходов от экспорта сельскохозяйственной продукции в 2018 году оказался ниже, чем в 2014-м. После рекорда, побитого в 2017 году, доходы от этой статьи экспорта упали до 1,5 млрд долларов в год, сократившись на 22 процента. Это – результат резкого сокращения экспорта овощей и топчущегося на месте экспорта фруктов.

    Эти цифры обнажают горькую правду. Израильские фермеры не выдерживают конкуренции. Вилан ссылается на объективные причины – дороговизну воды и рабочей силы, отдаленность рынков сбыта. Но те же самые условия существовали и десятилетия назад, когда израильский сельскохозяйственный экспорт развивался куда успешнее.  В любом случае, для того, чтобы преодолеть объективные трудности, необходимы инновационные технологии, упорный труд и инициатива.

    Но вместо этого израильские фермеры продолжают лелеять старые мифы и разглагольствовать о том, что они – «соль земли». Они любят рассказывать о применяемых ими новейших технологиях. Однако статистика представляет совсем другую картину. Израиль удивлял весь мир капельным орошением и созданием сельскохозяйственных угодий в пустыне 50 лет назад. С тех пор израильские технологии используются повсюду, а Израиль ничего нового больше не предлагает. С начала нынешнего десятилетия объем сельскохозяйственного производства в стране неуклонно сокращается.

    Существует очевидное экономическое объяснение падения объема израильского экспорта. Слишком долго наша аграрная отрасль существовала в тепличных условиях. Израиль экспортирует 15-25 процентов своей сельскохозяйственной продукции, но взамен практически ничего не импортирует. Объем импорта фруктов составляет лишь 4 процента, а овощей – 6 процентов. Непроходимая система квот, а также использование регуляции, направленной на защиту от проникновения из-за рубежа насекомых-вредителей, оставляет Израиль вне глобальной конкуренции.

    Результат всего этого – резкое падение производительности сельскохозяйственного сектора, продолжающего опираться на дешевый труд иностранных рабочих, а не на развитие новых технологий; существование чрезмерного количества небольших и неэффективных аграрных предприятий; отсутствие роста производства; стремительное повышение цен на фрукты.

    Да, сельскохозяйственные производители зарабатывают за счет широкой общественности. Они продолжают отстаивать свои интересы с помощью законов, квот и повышения цен, а платим за это мы все из собственного кармана.

    Фермеры заботятся о своих доходах, удушая рядовых потребителей, являющихся заложниками сельскохозяйственных картелей. Узаконенный картель, производящий яйца и молоко, заботится о том, чтобы цены на его продукцию ни в коем случае не снижались. Именно поэтому, несмотря на высокие удои, молоко в Израиле стоит на 80 процентов больше, чем в среднем по странам OECD.

    В сфере производства овощей и фруктов узаконенного картеля не существует. Но, поскольку импорт в Израиль перекрыт, фермеры могут запрашивать за свою продукцию любую цену, которая им заблагорассудится.

    Сокращение объема производства не нанесло никакого ущерба самим сельскохозяйственным производителям. Статистика минсельхоза показывает, что за последние два десятилетия их доходы остались неизменными, а совокупный доход всего аграрного сектора даже несколько возрос. Зарплаты сельскохозяйственных рабочих в то же время значительно возросли.

    Это объясняется тем, что фермеры компенсировали свои убытки за счет повышения цен. Начиная с 2000 года, овощи в Израиле подорожали на 30 процентов, а фрукты – на 40 процентов. За то же время цены на остальные продовольственные товары повысились на 10 процентов.

    Это – нечестная экономическая модель, которая наносит ущерб всем нам. Гражданам приходится переплачивать за овощи и фрукты и сокращать их потребление, нанося тем самым вред собственному здоровью. Страдает и экономика страны, которой приходится тащить на себе дорогостоящий и неэффективный аграрный сектор, не выдерживающий конкуренции на мировом рынке. Портится и репутация сельскохозяйственных производителей, зарабатывающих за счет интересов широкой общественности. А отсутствие конкуренции приводит к омертвлению отрасли и окончательному прекращению ее развития.

    Идти вровень с миром

    Главный вопрос заключается в том, как спасти израильское сельское хозяйство от самого себя. Ответ, который большинство фермеров отказывается принять, лежит на поверхности: необходимо идти вровень с миром. Для этого следует полностью открыть сельскохозяйственный рынок для конкуренции, защитив местных производителей с помощью прямой финансовой поддержки.

    В течение последних десятилетий подобную реформу успешно провело большинство стран мира. Даже в Объединенных Арабских Эмиратах, где поначалу реформа привела к резкому падению цен и банкротству множества фермеров – ситуация постепенно стабилизировалась, а доходы фермеров вновь начали расти.

    Вместо того, чтобы по-прежнему финансировать сельское хозяйство за счет граждан, вынужденных платить непомерные цены за фрукты, яйца и молоко, следует субсидировать эту отрасль из госбюджета. Ее открытие для конкуренции приведет к ускоренному внедрению самых современных эффективных технологий, а потребители смогут покупать дешевые овощи и фрукты. Для этого госбюджет придется увеличить на 3-5 млрд шекелей в год.

    Волею судьбы именно сейчас сошлись звезды для проведения этой реформы. Пост министра сельского хозяйства занял Одед Форер, который разбирается в экономике и хочет оставить в ней свой след. Он назначил нового гендиректора министерства. Ею стала Наама Кауфман-Пас, которая раньше работала в министерстве экономики и прекрасно разбирается в квотах на импорт и на экспорт.

    Кроме того, в распоряжении Форера имеется тайное оружие. Это – министр финансов Авигдор Либерман, его партийный лидер. Это означает, что у министра сельского хозяйства есть прямой доступ к главе минфина. Если министр захочет произвести переворот в своей отрасли и ему потребуются дополнительные средства, есть все шансы, что в министерстве финансов к нему прислушаются. Снижение цен на овощи и фрукты Либерман сможет представить, как свое важное достижение.

    В Израиле уже обсуждали проект подобной реформы. В последний раз это было в 2017 году. Тогда попытка реформировать сельское хозяйство завершилась безрезультатно. Сейчас сложились условия для того, чтобы это, наконец, произошло.

    Мейрав Арлозоров, TheMarker, Б.Е. Фото: Алекс Либак˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend