Фото: Omar Sanadiki, Reuters

Худна с ХАМАСом, террор в Каире и иранский «привет» в Багдаде: «горячие точки» Ближнего Востока

Худна (временное перемирие) сроком на полгода, расширение зоны рыбной ловли, увеличение гуманитарной помощи и прекращение демонстраций «Возвращения» на границе с Израилем – таковы контуры намечающегося соглашения между ХАМАСом и Израилем. Судя по тому, как рьяно стороны принялись отрицать сделку, похоже на то, что какая-то доля истины в публикации 12-го канала израильского ТВ все же есть. Ни ХАМАС, ни Израиль не хотят войны, но прекрасно понимают, что ситуация в Газе взрывоопасна и без какого-либо решения взрыв неизбежен.

В конце июня в Бахрейне состоится экономический саммит, где будет представлена первая часть «сделки века» Трампа. ХАМАС туда не пригласили, но и представителей Абу-Мазена там не будет. Судьбу палестинцев вновь будут решать без их непосредственного участия, принимая за данность раскол между Газой и Рамаллой.

Можно ли сдвинуть мирный процесс с мертвой точки, когда никаких шансов на примирение между ФАТХом и ХАМАСом нет и быть не может? Посланники Трампа, Гринблатт и Кушнер, убеждены в том, что исправить ситуацию можно с помощью значительного количества денежных единиц, которые польются полноводной рекой в закрома Газы и Рамаллы из Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна.

«Дайте экономическому миру шанс», — говорят авторы «сделки века». На их взгляд, ФАТХ, ХАМАС, Египет или Саудовская Аравия — это не более, чем фигуры на шахматной доске, движущей силой на которой является экономика. Но «сначала нам нужен покой», как говорила фрекен Бок. Отсюда и повышенная гибкость по отношению к ХАМАСу во время нескольких последних витков насилия в Газе.

Об «экономическом мире» в свое время мечтал Шимон Перес, затем об этом долгие годы говорил Биньямин Нетаниягу, и вот теперь большой, хоть и виртуальной пока экономической морковкой перед носом у лидеров ФАТХа и ХАМАСа размахивает Дональд Трамп. Если же в Рамалле и Газе не примут пряник, то в воздухе появится уже не виртуальный, а вполне осязаемый кнут – санкции, прекращение финансовой помощи и прочие меры.

Достаточно ли этой нехитрой формулы для того, чтобы ХАМАС полностью прекратил свою террористическую деятельность, а ФАТХ отказался бы от борьбы за суверенное государство? Откажется ли народ, мечтающий о независимости, от своей мечты за энное количество сребреников? Ответ на этот вопрос известен каждому израильтянину.

Каир: террористы против туристов

Очередной теракт в районе великих пирамид на плато Гиза был направлен не только против южноафриканских туристов, которые возвращались в гостиницу после осмотра древнеегипетских достопримечательностей. Тот, кто заложил в их автобус взрывное устройство, целился прежде всего в президента страны, Абд аль-Фаттаха ас-Сиси. Ведь президент обещал еще в ходе первых своих выборов в 2014 году, что вернет Египту безопасность и процветание. Он провозгласил войну против исламских террористов, причислив к ним и «Братьев-мусульман» и увеличил египетское военное присутствие в Северном Синае.

Но можно ли добиться процветания, когда террористы регулярно взрывают туристов, и не где-нибудь, а в самом охраняемом месте в египетской столице — неподалеку от новехонького Египетского Музея, от сфинкса и величественных пирамид? Весь этот район окружен несколькими кольцами охраны и пронизан агентами секретной службы, чья задача – предотвратить атаки на туристов. И все же, несмотря на все эти меры безопасности, злодеям удается проникнуть в туристическую святыню Египта и осуществить свой замысел.

Не помогают ни танки на Синае, ни кольца охраны вокруг пирамид. В результате многие страны вновь советуют своим гражданам воздержаться от посещения Египта, и гостиницы в Шарм аш-Шейхе, Каире и Луксоре вновь стремительно пустеют.

Для Египта это — не новая ситуация. Стоит хотя бы вспомнить ужасающий теракт в Луксоре, направленный против немецких туристов в 1997 году, или взрывы в гостиницах Шарм аш-Шейха в 2004-2005 годах. Цель террористов проста и понятна – через дестабилизацию экономики они пытаются подорвать и кредит доверия, отпущенный президенту, чем способствовать хаосу и анархии в стране пирамид. На активизацию исламистов также влияет и геополитическая ситуация в регионе, в частности — события в Судане, где несколько месяцев назад был свергнут президент Омар аль-Башир. Пружина лопнула, так говорят сегодня многие суданцы. Это было неизбежно, но теперь безвластие в стране могут использовать в своих целях террористы ИГ и других радикальных исламских группировок. А протяженность границы между Египтом и Суданом составляет 1276 километров.

«Катюша» во дворе посольства США

Реактивный снаряд «Катюша», разорвавшийся во дворе американского посольства в «Зеленой зоне» Багдада, не был первым. Этом обстрелу предшествовал такой же снаряд, разорвавшийся в прошлом году неподалеку от американского консульства в Басре, на юге страны, и еще два, выпущенных по американским военным в районе населенных пунктов Тажи и Айн аль-Асад.

Знают ли в Вашингтоне, кто именно стрелял по посольству в Багдаде? Скорее всего, да. На данный момент практически все шиитские группировки в Ираке – Хизбалла аль-Нуджаба, Бадр и Асаиб Ахль аль-Хак — возложили ответственность за обстрел на «сионистов, жаждущих развязать войну в регионе» (ожидаемо), и заявили, что это действие противоречит национальному интересу Ирака. Сторонники этих группировок в сети выразили свой восторг по поводу «героической акции» против «американского врага».

Такая тактика весьма напоминает действия ХАМАСа в последние годы. Там тоже отрицают, что стреляли, рассказывают, что ракета «вылетела случайно» и говорят о национальном интересе.

Еще одна любопытная деталь, напоминающая противостояние между Израилем и ХАМАСом: даже после трех серьезных иранских провокаций против США и их союзников регионе — атак на нефтяные танкеры США и ОАЭ; йеменских дронов, направленных повстанцами-хуситами на аэропорт в саудовском городе Наджран; и «катюши» в посольстве США в Багдаде — никакой «жесткой реакции», обещанной не так давно Джоном Болтоном, советником президента США по нацбезопасности, не последовало. Прежде всего, потому что на данный момент неясно, в каком формате и против кого следует действовать – против иракских или йеменских пособников Тегерана? Или же разговаривать на языке силы стоит непосредственно с заказчиком всех этих провокаций? И какую цель достигнет эта операция?

Судя по всему, пока у американцев больше вопросов, чем ответов. Большая игра, которая может в корне изменить расстановку сил в Персидском Заливе, только начинается.

Ксения Светлова, «Детали». Фото: Omar Sanadiki, Reuters


тэги

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend