По словам Подоляка, осада Мариуполя сделала переговорный процесс с Россией «еще более сложным». Сейчас трудно прогнозировать, когда будут возможны следующие прямые мирные переговоры.