«Хизбалла» и уроки Украины

В эти дни, когда израильские силовые структуры сосредоточены на новой волне палестинского террора, ливанская граница кажется почти пасторальной. Это, безусловно, прекрасное время для поездок на север страны, но не надо заблуждаться в отношении реальных военных приоритетов. Отвлечение сил на палестинские территории – результат временных причин: утраты чувства безопасности у населения после терактов.


А по большому счету настроения в ЦАХАЛе остаются неизменными уже более десяти лет: здесь говорят об Иране, подготовке к войне в Ливане и на последнем месте, раз в несколько лет – о боевых действиях в секторе Газа.

На следующей неделе произойдет «смена караула» в дивизии, отвечающей за границу на севере. С поста уйдет командир 91-й дивизии («Галилея») бригадный генерал Шломи Биндер, прослуживший на этой должности два года восемь месяцев.

Это было напряженное время на самой чувствительной военной арене. Но, за исключением нескольких инцидентов, которые привели к периодам повышенной готовности, Биндер надеется закончить службу здесь без резких поворотов сюжета.

На деле именно Вторая ливанская война летом 2006 года, в ходе которой ЦАХАЛ и политический эшелон действовали не лучшим образом, привела к беспрецедентному периоду тишины на границе. Похоже, что Израиль и «Хизбалла», обменявшись чувствительными ударами, пришли к балансу сдерживания, который сохраняется до сих пор.

47-летний Биндер родился в Хайфе и в настоящее время живет на Голанских высотах. Службу в ЦАХАЛе он начал бойцом спецназа Генштаба («сайерет-маткаль»). Позже командовал этим элитным подразделением, спецназом «Эгоз» и бригадой «Голани».

Через несколько месяцев он будет назначен на важнейшую должность в Генштабе – руководить оперативным управлением. Разговор с ним идет о вопросах, не попадающих сегодня в заголовки: затянувшемся экономическом и политическом крахе северного соседа, трудностях «Хизбаллы» и подготовке сторон к возможной третьей ливанской войне.

Еще до вступления Биндера в должность, в декабре 2018 года, на севере произошло главное драматическое событие – операция «Северный щит», в ходе которой ЦАХАЛ вскрыл и демонтировал шесть туннелей, прорытых «Хизбаллой» под границей на территорию Израиля в рамках подготовки к будущему внезапному нападению.

Затем каждое лето в течение трех лет были длительные периоды напряженности. Она возникла из-за попыток «Хизбаллы» отомстить за гибель своих людей в результате атак, приписываемых Израилю в Сирии (и в одном случае отреагировать на авиаудар в Бейруте).

Генеральный секретарь «Хизбаллы» Хасан Насралла попытался установить новые правила игры: в самом серьезном инциденте в сентябре 2019 года организация обстреляла противотанковыми ракетами военную машину скорой помощи на ливанской границе. Тот факт, что они не попали в машину, вероятно, избавил стороны от серьезной эскалации.

Все это произошло в то время, когда Ливан погрузился в тяжелый экономический кризис, был объявлен неплатежеспособным и испытывал трудности с обеспечением основных потребностей своих граждан, такими как электричество, лекарства и даже продукты питания.

Биндер убежден, что упорное желание «Хизбаллы» сражаться с Израилем бьет по сочувствию к ней со стороны граждан Ливана. «Я думаю, что большинство из них больше не верят попыткам «Хизбаллы» представить себя защитником Ливана. Этот нарратив потерпел неудачу, – говорит он. – Поддержка «Хизбаллы» не имеет консенсуса даже среди шиитов. Возникла внутренняя оппозиция. Там много людей, которые хотят свободы и не одобряют фундаментализм. Доказательством тому служат факты, организация убивает диссидентов из своего сообщества, когда они открыто критикуют ее».

«Ливанцам есть что терять. Экономическая ситуация ужасна. Инфляция и безработица высоки, и существует значительная эмиграция в Европу и Южную Америку. Многие сунниты и христиане покидают страну. По оценкам, за два года уехало около 120 тысяч человек», – говорит Биндер.

«Во время кризиса, – продолжает он, – «Хизбалла» расширяет иранское присутствие в Ливане. Когда простые граждане остаются без еды и топлива, финансируемые Ираном сети питания и заправочные станции помогают шиитскому сообществу.

Иранское влияние на Ливан медленное, но постоянное. Даже когда Иран попал под международные санкции, его помощь «Хизбалле» уменьшилась, но не прекратилась. Солдат ливанской армии зарабатывает меньше, чем боевик «Хизбаллы». Ливанский генерал получает 500 долларов в месяц, как средний оперативник «Хизбаллы». Иранское влияние опасно еще и потому, что сегодня они более склонны играть с огнем.

В следующем месяце в Ливане пройдут парламентские выборы. По моим оценкам, мало что изменится. «Хизбалла» хорошо контролирует то, что происходит за кулисами. Когда Всемирный банк и МВФ требует реформ, то их изображают. «Хизбалла» вложила деньги в коррумпированный порядок и не позволит ему измениться. Это в равной степени как военная, так и политическая организация, имеющая экономические интересы внутри государства. Насралла сделает все, что в его силах, чтобы остановить западное влияние в Ливане».

Уроки Украины

Биндер говорит, что не претендует на то, чтобы залезть в голову Насралле, и напоминает, что лишь недавно некоторые разведывательные оценки на Западе были ложными в отношении намерений русских в Украине. «И все же я бы сказал, что наш потенциал сдерживания «Хизбаллы» действует. Но как командир дивизии на границе я всегда предполагаю, что могут быть сюрпризы и что они могут сделать неожиданный ход».

На вопрос, убежден ли он, что получит оперативно разведывательную информацию о намерениях «Хизбаллы» на границе, Биндер отвечает: «Я много этим занимаюсь. У нас есть хорошие разведданные о «Хизбалле». Но на моем уровне я должен думать о возможностях противника, а не о его намерениях. Я вижу, что он разрабатывает, и стараюсь опередить его».

Основное изменение, произошедшее на границе в последние годы, касается прибытия сил «Радуан», элитного подразделения «Хизбаллы», и их развертывания на юге Ливана после многолетнего участия в гражданской войне в Сирии. «У них есть инструменты, которых у них не было в 2006 году, в том числе планы и возможность атаковать нашу территорию.

Они увеличили возможности обстрела нашего тыла и улучшили свои возможности по защите от ударов ЦАХАЛа. Начальник Генштаба определяет их как армию террора. Одним из ярких признаков перехода от партизанского ведения войны к армейскому является развитие наступательных формирований. Это не обязательно плохо для нас. По мере того как они становятся армией, они создают для нас цели для атаки».

Война в Украине, за которой ЦАХАЛ внимательно следит, чтобы извлечь профессиональные уроки, еще раз иллюстрирует, как трудно армии продвигаться в районах плотной городской застройки. Уже больше месяца русская армия пытается захватить Мариуполь на юго-востоке страны, несмотря на огромное преимущество в личном составе и ​​вооружении. Парадоксально, но именно огромные разрушения в городе в какой-то степени помогают обороняющимся, им легче находит в нем укрытие.

По словам Биндера, из этих военных действия «многому можно научиться»: «Они прекрасно иллюстрируют, что правильно и что неправильно делать. Как должна выглядеть колонна в движении, насколько важно заботиться о танках, защищать бронетехнику от атак с воздуха».

Одно явное различие между Израилем и Россией касается способности последней продолжать войну в течение полутора месяцев, несмотря на массовые международные протесты, осуждение и санкции. В израильских войнах международные часы обычно тикают быстрее.

Биндер считает, что в случае войны на севере разрушения, вызванные ракетами и реактивными снарядами «Хизбаллы», парадоксальным образом дадут ЦАХАЛу больше времени и пространства для маневра, так как обеспечат внутреннюю легитимность его действий.

«У «Хизбаллы» много передового оружия. Невозможно будет представить их как «силы сопротивления», которые только страдают от наших ударов, – сказал он. – Масштабные наступательные действия «Партии Аллаха» нанесут ущерб как самой организации, так и ливанскому государству».

Хотя Насралла в течение многих лет был относительно осторожен в своей долгой дуэли с Израилем, Биндер утверждает, что шиитский лидер недооценивает нынешние наступательные способности ЦАХАЛа и готовность Израиля принять далеко идущие меры в случае нападения. «Это заставит нас действовать так, как, я думаю, он не до конца понимает».

Биндер отмечает, что Насралла «рационален, но это не обязательно является нашей рациональностью». «Вменяем ли он при принятии своих решений? Я думаю, да. Вопрос в том, приводит ли это к ожидаемым для нас решениям, – и ответ: не всегда. У меня возникают определенные когнитивные трудности, когда я пытаюсь его понять: я израильтянин, а не шиит-ливанец».

Амос Харэль, «ХаАрец», И.Н. На снимке: Шломи Биндер. Фото: Гиль Элиягу √