Friday 24.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Jeff Chiu
    AP Photo/Jeff Chiu

    История обмана, перевернувшая мир хайтека

    Взлет и падение стартапа Theranos, специализирующегося на анализе крови, перевернули мир технологий с ног на голову и привлекли внимание миллионов людей за пределами Кремниевой долины, вдохновив на создание множества книг, документальных фильмов и телевизионного сериала, пишет «Гардиан». 

    Компания Theranos намеревалась произвести революцию в области медицинских анализов и достигла оценки в 10 млрд долларов, прежде чем выяснилось, что возможности ее основной технологии были в значительной степени сфабрикованы. Теперь ее основательница и бывший руководитель Элизабет Холмс предстанет перед судом. Слушания начнутся 31 августа, и, если ее признают виновной в обмане пациентов и инвесторов, ей грозит до 20 лет тюрьмы. 

    Но многим кажется, что на скамье подсудимых не только Холмс и ее бизнес-партнер, но и сама индустрия высоких технологий, в которой харизматичные лидеры и громкие обещания часто оказываются обманом. 

    «Стив Джобс в юбке»

    История стартапа Theranos началась в 2003 году, когда 19-летняя Элизабет Холмс бросила учебу в Стэнфордском университете и оформила патент на технологию, позволяющую проводить широкий спектр анализов с помощью небольшого количества крови, например, взятой из пальца. 

    Холмс начала публично продвигать технологию примерно в 2013 году и быстро стала любимицей СМИ, попав на обложки журналов, включая престижные Forbes и Fortune. В совет директоров компании вошли такие известные люди, как бывший министр обороны США Джеймс Маттис и бывшие госсекретари США Джордж Шульц и Генри Киссинджер, что усилило шумиху и придало компании легитимность.

    Взлет и падение Theranos отразили очень специфический момент в истории Кремниевой долины. В то время все здесь были одержимы молодыми основателями стартапов, которые смогли захватить мир: Марк Цукерберг – из своей комнаты в студенческом общежитии, Джефф Безос – из своего гаража.

    В то же время некоторые инвесторы испытывали все большее разочарование из-за того, что молодые компании сосредоточены на социальных платформах, которые некоторые считали несерьезными. Как сказал инвестор Питер Тиль в 2013 году: «Мы хотели летающие автомобили. Вместо этого мы получили 140 символов».

    Тогда-то и появилась компания Theranos, которая не делала приложение, а продавала обещание изменить здравоохранение. Это привлекало многих людей. 

    В 2015 году Холмс стала самой молодой в мире женщиной-миллиардером, самостоятельно заработавшей свое состояние. 

    «Перед нами была фотогеничная, телегеничная молодая женщина, позиционирующая себя как Стив Джобс в юбке, – вспоминает Маргарет О'Мара, историк Кремниевой долины, занимающая профессорскую должность в Университете Вашингтона. – Это была невероятно привлекательная история, в которую все хотели верить».

    Но все начало рушиться, когда в 2015 году серия статей в The Wall Street Journal показала, что большинство тестов, которые, по утверждению Theranos, проводились с помощью запатентованных аппаратов Edison, на самом деле проводились в других местах. Между тем результаты тестов, проводимых на аппаратах Edison, были непоследовательными и часто неточными.

    После пристального внимания со стороны регулирующих органов компания Theranos начала отказываться от своих тестов, отзывать свои аппараты и в конечном итоге потерпела крах. Холмс покинула пост генерального директора в июне 2018 года, а в сентябре того же года компания распалась.

    Theranos и Холмс заключили мировое соглашение с Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC) после того, как агентство обвинило ее в «тщательно продуманном многолетнем мошенничестве». Она выплатила штраф в размере 500 000 долларов в соответствии с соглашением, которое не требовало от нее признания или отрицания обвинений.

    Однако Холмс и ее бывший деловой партнер Рамеш «Санни» Балвани, с которым у нее были романтические отношения, также столкнулись с уголовными обвинениями, выдвинутыми Соединенными Штатами.

    Наблюдатели уже готовятся к фейерверку. Согласно материалам дела, среди потенциальных свидетелей, которые будут вызваны в суд, такие высокопоставленные инвесторы, как бывшие члены совета директоров Theranos Генри Киссинджер и Джим Мэттис, а также председатель совета директоров Fox Corp Руперт Мердок.

    Присяжные ожидают услышать врачей, которые использовали тесты на своих пациентах, и пациентов, введенных в заблуждение результатами Theranos. Среди них женщина, результаты теста которой ложно сигнализировали о выкидыше, несмотря на здоровую беременность, мужчина, которому ложно указали на рак простаты, и еще два человека, получившие ложноположительные результаты теста на ВИЧ.

    «Пределы надувательства»

    Взлет Theranos и ее впечатляющее падение стали тревожным сигналом для индустрии, которая долгое время жила по принципу fake it till you make it (англ. «притворяйся, пока это не станет правдой»), сказал Джон Кэрриру, журналист-расследователь, который опубликовал первые критические статьи о Theranos в 2015 году, а сейчас следит за ходом расследования и судебного разбирательства. 

    «Если она будет осуждена и получит значительный тюремный срок, это будет щелчком по носу венчурным капиталистам и основателям стартапов в Долине, что есть пределы того, сколько можно заниматься ерундой, – считает он. – Есть предел тому, сколько можно преувеличивать и раздувать и сколько правил можно нарушать».

    Тем более что и сама индустрия претерпела изменения за последние несколько лет. Во времена восхождения Холмс технологические компании все еще считались новаторами, которые приносили пользу обществу, говорит О'Мара. Благодаря тому, что технологические платформы использовались в массовых движениях вроде «арабской весны» или «оккупай Уолл-стрит», существовало всеобъемлющее представление о том, что Кремниевая долина соединяет мир и продвигает демократию.

    «Это было время, когда компании могли сказать, что они делают мир лучше, и большинство людей им верили», – вспоминает О'Мара.

    Десятилетие спустя среда стартапов заметно изменилась. Скандалы, подобные истории с Cambridge Analytica (частная компания, которая использовала данные пользователей, чтобы влиять на результаты выборов), подорвали доверие к технологиям. Законодатели и общественность все чаще ставят под сомнение монопольную власть, которой обладают некоторые крупные технологические компании.

    «Разговор вокруг социальных сетей и в более широком смысле вокруг технологического сектора начал поворачиваться в другую сторону, – говорит О'Мара. – Стало больше скепсиса по поводу того, что именно обещали эти компании».

    История Theranos имела неоднозначный эффект на индустрию. С одной стороны, повысилась осведомленность о том, что люди должны более внимательно относиться к фантастическим заявлениям лидеров хайтека. С другой, здоровый скептицизм порой перерастает в полное недоверие, и сегодня даже многие медицинские технологические компании, представляющие реальные разработки, могут недополучать финансирование из опасений повторения истории Theranos.

    В то же время Джон Иоаннидис, профессор медицины из Стэнфорда, который одним из первых бросил вызов Холмс, утверждает, что даже несмотря на растущее внимание, компании, занимающиеся медицинским тестированием в Долине, не избавились от критических недостатков  Theranos. 

    Как и Theranos, многие медицинские технологические компании до сих пор работают в «скрытом режиме», запуская и привлекая финансирование для своих продуктов без предоставления легитимных доказательств своей работы. Согласно исследованию Иоаннидиса, из 18 медицинских «единорогов», или технологических компаний стоимостью свыше 1 млрд долларов, более половины не имели ни одной высокоцитируемой статьи о своей работе.

    Многие из этих компаний работают в серой зоне регулирования, поскольку продаваемые ими технологии не относятся к категории медицинских. В то время как вакцина или лекарство требуют более строгого процесса одобрения со стороны Управления по контролю за продуктами и лекарствами (FDA), технологии, подобные тем, которые предлагает Theranos, позволяют использовать их без особого надзора со стороны регулирующих органов.

    Между тем компании, занимающиеся медицинскими технологиями, продолжают расти. Частные биотехнологические компании в США привлекли 27,2 млрд долларов в 2020 году, согласно данным компании Pitchbook, которая отслеживает такие сделки. В 2015 году, когда Theranos начала разваливаться, этот показатель составлял 10,6 млрд долларов.

    То, как эти компании будут развиваться в ближайшие годы, может частично зависеть от судебного слушания дела Элизабет Холмс.

    Александра Аппельберг, по материалам СМИ. На фото: Элизабет Холмс, AP Photo/Jeff Chiu √

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend