Saturday 16.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Aziz Taher Reuters
    Фото: Aziz Taher Reuters

    Война нервов без войны

    «Вы можете идти спать. Мы отреагируем не сегодня» – такую цитату генсека «Хизбаллы» Хасана Насраллы привела ливанская пресса, пояснив, что это было сказано на днях на «закрытом форуме» священнослужителей. А в минувшую среду, говоря о «событиях в Кунейтре», он вспомнил ликвидацию своего главного оперативника Имада Мугния в 2008 году и иранского генерала в январе 2015 года. «Мы никогда не торопимся», сказал Насралла и добавил: «Нам потребовалось 10 дней, чтобы отреагировать».


    Маловероятно, что командование ЦАХАЛа восприняло эти слова буквально. Высокая боеготовность, объявленная в Северном военном округе в ожидании возможной атаки, сохраняется и число военных патрулей вдоль ливанской и сирийской границ минимизировано с целью сократить количество возможных целей для «Хизбаллы».

    Начальник генштаба Авив Кохави хорошо знаком с этой ситуацией, поскольку в прошлом был командующим Северным военным округом во время операции «Зимнее солнце» и тех «событий в Кунейтре», о которых упомянул Насралла. Реагируя на них, «Хизбалла» ответила атакой противотанковыми ракетами, от которых на склоне Хар Дов погибли командир роты и его связной из бригады «Гивати».

    Предположение все еще остается в силе: ответ последует. Насралла привык к тому, что он должен послать обратный сигнал. Он установил это правило с той минуты, когда заявил, что Израиль атаковал Ливан (и Бейрут, не меньше) – впервые и демонстративно с воздуха – и нарушил 13-летнее перемирие после второй ливанской войны. Командование военной разведки не верит, что положение в регионе скатывается к войне. По их оценке, основанной также на заявлениях Насраллы и его заместителя Наима Кассема, «Хизбалла» хочет взвешенного ответа, – мера за меру – который войдет в учебники истории, но не приведет к эскалации напряженности.


    На этом фоне остается открытый счет с другим ключевым игроком – генералом Касемом Сулеймани, командующим спецназом «Кудс» иранской революционной гвардии. Операции в Бейруте предшествовал авиаудар по ячейке революционной гвардии к югу от Дамаска. Два человека, убитых во время авиаудара, бывшие боевики «Хизбаллы», выполняли задание Сулеймани, который приказал им запустить заминированные беспилотники через израильскую границу на Голанских высотах.

    Параллельно с перестрелкой идет пропагандистская война. В своей речи Насралла подчеркнул уничтожение его людей в Сирии и попытался изобразить атаку в Бейруте, как удар по незначительному объекту из неясного интереса израильской стороны. Тогда как Израиль пошел в противоположном направлении. Впервые ЦАХАЛ раскрыл подробнейшие детали «высокоточного проекта» «Хизбаллы», осуществляемого с помощью Ирана. Это – часть усилий по увеличению точности некоторых ракет в арсенале «Хизбаллы», чтобы они могли разрываться не менее, чем в десяти метрах от заданной цели. Иранцы и их ливанские партнеры пытались достичь этого путем попыток контрабанды оружия, большинство которых были сорваны, а недавно – строительством завода на ливанской территории.

    По оценке ЦАХАЛа, у «Хизбаллы» есть несколько дюжин высокоточных ракет. Многие другие были уничтожены во время попыток контрабанды, заводские цеха были обнаружены и эвакуированы, а в субботу один из ключевых цехов тоже разбомбили – незадолго до того, как его должны были перевести в безопасное подземное помещение. Это – то послание, которое Израиль пытается передать: Насралла вместе с иранцами построил засекреченную боевую систему прямо под носом жителей Ливана и его правительства. В своей настойчивости продолжать этот проект он ставит под угрозу всех ливанцев.

    Последовательность инцидентов на севере, включая, по меньшей мере, две приписанные Израилю атаки против шиитских милиций в Ираке, привела к тому, что многолетняя теневая война между Иерусалимом и Тегераном вышла из сумерек на яркий свет.

    Тем не менее, на дальнейшее развитие событий повлияют намечаемые большие стратегические шаги, а именно - попытки возобновления переговоров между США и Ираном по поводу ядерного соглашения. И Насралла, и Сулеймани стеснены широкими стратегическими соображениями. Трудно поверить, что Иран хочет войны с Израилем, когда на горизонте возникает реальный шанс на возобновление прямых переговоров в Вашингтоне. Со своей стороны, Россия также имеет явный интерес в обуздании эскалации, поскольку она может поставить под угрозу стабильность режима Башара Асада в Сирии.

    Что касается «Хизбаллы», похоже, баланс взаимного устрашения с Израилем, начиная с 2006 года, остается в силе. Обе стороны осознают потенциал взаимного разрушения, ожидающего их в третьей ливанской войне, в которой, с их точки зрения, сомнительно, чтобы у одной из них было какое-то стратегическое преимущество. «Хизбалла» знает о превосходстве израильской разведки и ВВС, которое так часто демонстрируется на севере. Тогда как Израиль осознает беспрецедентную опасность для своего тыла, которую несут ракеты «Хизбаллы».


    Биньямин Нетаниягу в качестве министра обороны успешно справляется с опасностью на границе, начиная от атак беспилотников из Сирии до бомбежки ракетного завода «Хизбаллы» в Сирии. Будучи главой правительства, он озабочен тем, чтобы вычислить намерения своего коллеги, президента США Дональда Трампа. Иранцы чувствуют реальную возможность провести в скором будущем саммит между Трампом и президентом Хассаном Рухани. Этот сценарий вызывает глубокий пессимизм в окружении главы правительства.

    То, что было описано на минувшей неделе, как первая война беспилотников, вслед за ударами в Бейруте и около Дамаска, вышло за пределы теневой войны и было также названо «кампанией между войнами». Генерал запаса Амос Ядлин и бригадный генерал запаса Асаф Орион из Института исследования проблем национальной безопасности написали на минувшей неделе, что «руководящий принцип «кампании между войнами» состоит в том, чтобы избежать эскалации и проводить операции ниже порога войны, дабы снизить ощущение врага, что он должен немедленно нанести ответный удар: не атакуя слишком часто, чтобы охладить пыл врага, и заботясь о том, чтобы не предавать гласности происходящее, что оставит атакованному врагу маневренное пространство для отрицания, а также понизит политическое и общественное напряжение, способное вызвать ответные действия».

    По мнению авторов, «инцидент в Сирии получил широкое освещение в Израиле, чтобы оправдать инициированную смертоносную атаку цели и сорвать теракт. Это оправдание объясняет лаконичное и сухое освещение в СМИ, но не телеобращение главы правительства на Голанских высотах, стоявшего спиной к Сирии рядом с начальником генштаба. Колкие «твиты» от пресс-секретаря ЦАХАЛа в адрес Сулеймани были совершенно излишними».


    Как отметили Ядлин и Орион, в своей речи Насралла заявил, что его группировка более не потерпит присутствия израильских беспилотников в небе Ливана и начнет их сбивать. Они также видят растущую напряженность между Израилем и США. "Операции, проводимые в рамках «кампании между войнами», вызывают две разновидности напряженности: первая – в отношениях с президентом Трампом касательно иранского ядерного проекта. Он может воспринять израильскую активность, как yмышленный подрыв его усилий добиться прогресса в переговорах. Вторая напряженность, судя по отчетам, уже взорвалась – между Израилем и американской системой обороны, особенно главным командованием американской армии, в свете того риска, который оно видит в израильских действиях для своих сил в регионе и отношений с правительством Ирака".

    Но и положение иранцев не лучше. Двое бывших офицеров военной разведки, бригадный генерал запаса, доктор Шимон Шапира и полковник запаса Михаэль Сегаль написали на минувшей неделе в публикации иерусалимского Центра общественных связей, что многочисленные атаки иранских целей по всему Ближнему Востоку привели к «острой внутренней полемике в Иране касательно продолжения безуспешных действий – особенно на важном фронте против Израиля – в попытке закрепиться на границе. В то же время Иран добился больших успехов в кампании против Саудовской Аравии с территории Йемена и проведении повторных атак стратегических целей в Саудовской Аравии и ОАЭ».

    По мнению этих двух отставных военных, «Иран чувствует, что Израиль меняет и расширяет границы кампании, которую он ведет против него и его союзников в регионе, и даже приближается к его собственным границам на фоне атак в Ираке и опасения, что Израиль может стать частью военно-морской полиции в Персидском заливе. Пока Иран вел кампанию против Израиля и региональных соперников вдалеке от своих границ. Сейчас он должен откорректировать свою политику национальной безопасности в свете того пути, по которому пошла эта кампания».

    (По сообщению Янива Кубовича из "ХаАрец", в ночь с 31 августа на 1 сентября командование ЦАХАЛа приостановило передвижение военной техники и личного состава вдоль ливанской границы, перебросило туда значительное подкрепление в дополнение к уже находящимся там танковым и артиллерийским батальонам, и даже отменило намеченную церемонию смены пресс-секретаря ЦАХАЛа. Это было сделано в ходе подготовки к ответному удару "Хизбаллы"после того, как в минувшую субботу Хасан Насралла выступил с заявлением, что "Хизбалла" нанесет удар "в любом возможном месте вдоль границы".

    "Наш ответ на события прошлой недели, - сказал Насралла, - последует из Ливана против израильских целей. Обычно мы наносим удар в районе фермы Шебба (Хар Дов)", но в этот раз, по его словам, "Хизбалла" не ограничит свои атаки только этим районом.

    После второй ливанской войны Насралла заявил, что если бы он знал, какой будет израильская реакция на похищение двух резервистов, он никогда не сделал бы такой ошибки. Поэтому сейчас вопрос в том, чему способен научиться генсек "Хизбаллы" на своих ошибках- прим. "Детали").

    Амос Харэль, «ХаАрец», Р.Р. К.В.

    На фото: Хасан Насралла

    Фото: Aziz Taher Reuters

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend