Фото: Reuters

Суд, как месть за убитого друга

Друг журналиста Джамаля Хашогги подал в суд на израильскую компанию NSO: шпионские программы, с помощью которых был взломан его телефон, сыграли важную роль в убийстве саудовского  журналиста.

Омар Абдулазиз подал иск в израильский суд после того, как газета «ХаАрец» провела расследование и установила, что NSO вела переговоры с официальными лицами Саудовской Аравии о продаже передового программного обеспечения, позволяющего проводить кибер-атаки.  Из переписки Хашогги следует, что он вынашивал планы по подрыву саудовского правительства.

2 декабря саудовский активист из Монреаля Омар Абдулазиз начал судебный процесс против израильской киберкомпании NSO, заявив, что программное обеспечение компании использовалось для взлома его мобильного телефона, чтобы отслеживать его разговоры с убитым Джамалем Хашогги.

Как сообщала в прошлом месяце «ХаАрец», кибер-фирма продает свое программное обеспечение репрессивным режимам, которые используют его для слежки за диссидентами.

«Взлом моего телефона сыграл важную роль в том, что случилось с Джамалем, мне очень больно об этом говорить, – сказал Абдулазиз в интервью CNN. – Меня терзает чувство вины».

В иске, поданном адвокатами Абудлазиза в Тель-Авиве, утверждается, что фирма кибербезопасности нарушила международное право, продавая свои программы репрессивным режимам,  зная, что они могут быть использованы в нарушение прав человека.

Это не первый иск такого рода,  ему предшествовали другие, поданные против израильской фирмы в Израиле и на Кипре гражданами Мексики и Катара.

«NSO следует привлечь к ответственности, чтобы защитить жизнь диссидентов, журналистов и правозащитников», – сказал в интервью CNN адвокат из Иерусалима Алаа Махайна, представляющий Абдулазиза.

Абдулазиз впервые публично рассказал о своей переписке с Хашогги после того, как исследователи из Citizen Lab  при университете Торонто обнаружили, что его телефон был взломан шпионскими программами армейского класса, добавив, что программное обеспечение было создано израильской фирмой и использовано правительством Саудовской Аравии.

В ответ на обвинения, NSO назвала иск «необоснованным» и заявила, что он не содержит «никаких доказательств того, что была использована технология компании. Кроме того, иск содержит детали, которые не имеют отношения к  действительности».

И далее: «NSO – это технологическая компания, которая никак не связана с тем, как используются наши продукты после того, как они проданы нашим клиентам. Это – судебный процесс в стиле сенсационной журналистики, который не связан с реальностью, и затеян ради кричащих заголовков».

В более чем 400 сообщениях WhatsApp, которыми обменивались Абдулазиз и Хашогги за год до убийства, журналист называет саудовского наследного принца «диким зверем», пожирающим всех на своем пути, в том числе – и своих сторонников.

CNN получила эксклюзивный доступ к переписке между Хашогги и Абдулазизом, которой последний с ней поделился.

В переписке покойный журналист обрушивается с критикой на кронпринца. «Джамаль считал, что главная проблема заключается в нем, и что этого ребенка нужно остановить», – заявил Абдулазиз CNN.

Друзья обменивались сообщениями ежедневно с октября 2017 года по август 2018-го. Из их переписки следует, что Абдулазиз и Хашогги планировали создать онлайн-движение саудовской молодежи для борьбы с пропагандой саудовского режима в социальных сетях.

Используя профиль в «Твиттере» имевшего широкую известность Хашогги, друзья смогли собрать в этой социальной сети 340 тысяч подписчиков. Но в августе, за два месяца до убийства Хашогги, журналист начал подозревать, что правительство Саудовской Аравии имеет доступ к их переписке. «Да поможет нам Бог», – написал Хашогги, понимая, что правительство Саудовской Аравии знает об их онлайн-движении.

Иск Абдулазиза против NSO последовал после расследования, проведенного «ХаАрец», которое показало, что компания вела переговоры с Саудовской Аравией о продаже программного обеспечения, обладающего передовыми возможностями проведения  кибератак.

Согласно рассматриваемому в настоящее время иску, за несколько месяцев до того, как саудовский кронпринц начал наступление  на диссидентов, NSO предложила саудовской разведке использовать систему, которая позволила бы им взламывать мобильные телефоны.

Примерно в то время, когда это расследование было опубликовано, израильский филиал организации Amnesty International обратился к министерству обороны с просьбой отозвать экспортную лицензию киберфирмы NSO, заявив, что, согласно полученным доказательствам, ее программное обеспечение использовалось в «ряде случаев вопиющего нарушения прав человека».

Отвечая на обвинения в злоупотреблении, компания NSO заявила, что ее программное обеспечение полностью проверено и лицензировано израильским правительством. «Наши продукты имеют многолетний опыт оказания помощи правительствам в предотвращении атак террористов-смертников, прекращении дейстий наркоторговцев и торговцев сексуальными услугами, а также – в оказании помощи в благополучном возвращении жертв похищения, – говорится в заявлении. — Когда возникают подозрения в неправильном использовании наших программ, мы расследуем происшедшее и предпринимаем соответствующие действия, включая приостановление или прекращение контракта».

Янив Кубович, «ХаАрец», М.Р. К.В.

 Фото: Reuters


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend