Главный » Общество » За что раввины полюбили начальника генштаба

За что раввины полюбили начальника генштаба

У раввина Итамара Сегаля из организации«Раввины-резервисты» есть ясные представления о нынешнем начальнике генштаба и его предшественнике. В статье, опубликованной на прошлой неделе в популярной синагогальной брошюрке «Олам катан» («Мир тесен»), Сегаль сообщает читателям, что «в ЦАХАЛе начинает происходить нечто новое». В его представлении - хорошее.

«Создается впечатление, - пишет Сегаль, - что после затяжного кризиса в отношениях между армией и религиозно-националистическими кругами генерал-лейтенант Авив Кохави, возглавивший армию - человек другого склада, полный решимости внести изменения в деятельность ЦАХАЛа и, прежде всего, исправить ошибочные шаги прошлого. Кохави, быть может, новичок, но его уже есть, с чем поздравить».

Причина радости Сегаля понятна. «Со странными рассуждениями о девочках-подростках, вооруженных ножницами, и библейском принципе «того, кто пришел тебя убить, убей первым» покончено (в 2016 году начальник генштаба Гади Айзенкот заявил, что не хочет, чтобы его солдаты разряжали полный магазин в девочек, вооруженных ножницами» - прим. "Детали"). На смену им пришли ясные слова о героизме, силе, победе и боевой готовности. Кохави говорит, что ЦАХАЛ должен стать сильной, победоносной армией. Такие чистые и забытые слова. Они проникают в сердце и превращаются в действия комбригов на местах».

Кохави, говорит Сегаль, «принадлжит к числу тех, кто хорошо понимает, на каких принципах строятся добрососедские отношения на Ближнем Востоке». В качестве примера он привел случай, когда новый начальник генштаба отменил пилотный проект службы девушек в танковых войсках.

И теперь Сегаль ждет дальнейших шагов: «Начальник генштаба должен восстановить боевой еврейский дух каждого солдата, изгнать организации, финансируемые "Новым израильским фондом", глубоко проникшие в систему воспитания младших чинов и поставивших такого человека, как Яир Голан, на пост замначальника генштаба. Кохави надлежит искоренить чувства сомнения, вины и беспомощности, восстановить уверенность в себе и поставить профессионализм выше равенства между людьми».

Сегалю есть, что посоветовать новому пресс-секретарю ЦАХАЛа, бригадному генералу Хеди Зильберману. Главное – чтоб не было больше статей о «заместителе комбата-ЛГБТ» и побольше статей «о раввинах в армии, о солдатах боевых частей, которые репатриировались в одиночку, чтобы служить в ЦАХАЛе, и рассказов о героизме, проявленном воинами в прошлом и настоящем».

Сегаль излишне щедр в своих похвалах Кохави, приписывая ему то, что сделал его предшественник, или то, что он не делал вообще. Проект «женщины-танкистки» заморозил Айзенкот, предоставив своему преемнику принять решение по этому вопросу, и оно еще не принято. Бригадный генерал Гай Хассон, возглавляющий бронетанковые силы, выразил поддержку продолжению проекта. Что касается ведения боевых действий, то при Айзенкоте число наступательных операций, инициированных ЦАХАЛом, резко возросло. С момента вступления в должность Кохави сохранил эту тенденцию. И хотя Сегаль предостерегает от пагубных последствий любых сомнений, Кохави считает их важным интеллектуальным инструментом для офицеров, проповедуя их полезность.

Стоит армии принять решение, которое не понравится раввинам, как они исторгнут из своих теплых объятий нового начальника генштаба. Рекомендуя Кохави укрепить еврейское сознание военнослужащих, Сегаль имеет в виду вполне конкретные вещи. Одним из важнейших решений Айзенкота в том, что касалось отношений между армией и общественностью, было забрать из рук армейского раввината департамент еврейского воспитания. Его цель была ясна: восстановить контроль над внедрением сомнительных политических и религиозных идей, которые раввины годами внушали военнослужащим. Выдавая это занятие за невинное распространение еврейской культуры, они вкладывали в это занятие немалые бюджеты, и были неподконтрольны офицерам. Товарищ Айзенкота, генерал запаса Ишай Бар был назначен председателем консультативной комиссии по вопросам связей армии и общества при начальнике Управления личного состава. По мнению Айзенкота и других генералов, Бар считается человеком трезвых государственных взглядов.

Несмотря на попытки Айзенкота передать департамент еврейского воспитания в ведение главного офицера по вопросам образования, под давлением штатских раввинов он был вынужден согласиться на временное решение. В результате департамент напрямую подчинен начальнику Управления личного состава. Первоначальный план, по которому департамент должны были попеременно возглавлять офицеры армейского раввината и отдела образования, не был выполнен.

Тем временем, по решению армейского отдела образования количество организаций и фондов, уполномоченных направлять докладчиков и проводить семинары для армии, сократилось, в первую очередь, за счет представителей либерального лагеря. Военный раввинат обладает гораздо большими ресурсами, чем отдел образования, чей бюджет в  последние два десятилетия неуклонно сокращался.

Отчасти это естественный результат демографических изменений в армии: в эти годы наблюдается резкий рост доли религиозных солдат и командиров в боевых частях. Этим солдатам нужно больше религиозных услуг и больше религиозного содержания, чем было в армии в 1970-х и 1980-х годах. Но зачастую деятельность распространяющих спорные идеи раввинов, давно не контролируемая старшими офицерами, вызывает недовольство генералов. Пока они ограничиваются негромким ворчанием.

Совершенно очевидно, что, несмотря на героические усилия Айзенкота, в этой битве победу одержат раввины. Уже сейчас поток образовательной информации, изливающийся на среднего солдата, будь он религиозным или светским, в меньшей степени разнообразен и сбалансирован, чем это было в прошлом - и армия по-прежнему не контролирует раввинов. Айзенкот ушел и его преемник пока не проявляет особого интереса к этим вопросам. ЦАХАЛу стоило немалых усилий  справиться с серьезными этическими проблемами на войне и в охране территорий. В немалой степени – благодаря многолетней образовательной работе с командованием и боевыми частями ЦАХАЛа. В долгосрочной перспективе изменения, произошедшие за последние годы, с учетом систематического снижения статуса отдела образования, могут дорого обойтись.

Амос Харэль, «ХаАрец», М.Р. К.В. 

Фото: Моти Мильрод

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend