Главный » Общество » Нетаниягу в панике: миллиарды на ветер

Нетаниягу в панике: миллиарды на ветер

На прошлой неделе премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу представил программу экономической помощи в размере 80 млрд. шекелей – она была подготовлена после двух недель споров и усилий, предпринятых главой правительства и министерством финансов.

В обращении к народу Нетаниягу не скупился на похвалы: "Это поистине беспрецедентная программа, составляющая 6 процентов от ВВП. Это много. Мы обещали помочь и выполняем свое обещание самым щедрым образом"; однако не преминул добавить: "Мы постоянно должны балансировать между стремлением оказать помощь и необходимостью не допустить краха экономики".

Буквально через сутки после этого заявления Нетаниягу сообщил, что дает 500 шекелей на каждого ребенка и каждого  пожилого человека. "Вместе с министром финансов я решил дать специальный пасхальный бонус", — сказал он, назначив себя Санта-Клаусом, раздающим праздничные подарки.

Что изменилось за сутки, когда вдруг возникла необходимость добавить еще один пункт – подарок в 2 млрд. шекелей – в программу, которая была представлена днем ранее? Разгадка – у Нетаниягу. Потому что профессионалы из минфина не принимали участия в принятии этого решения. Не было никаких консультаций, не было запроса по поводу профессиональной оценки "пасхального подарка". Просто король Нетаниягу самолично решил осчастливить своих подданных и приказал чиновникам исполнить "королевский указ".

Упомянутый эпизод красноречиво характеризует поведение Нетаниягу, оно типично также и для того, как он использует корона-кризис. Нетаниягу буквально пьянит власть, он убежден, что только он один должен и может принимать все решения. Профессиональное мнение минфина, похоже, не имеет большого веса. Нетаниягу может закрыть его хоть сегодня. В любом случае он не спрашивал чиновников, прежде чем, руководствуясь личной прихотью, решил выделить 2 млрд. шекелей на подарки народу.

Тот факт, что эта огромная сумма присоединится к дефициту бюджета, который уже достиг рекордных 150 млрд. шекелей, не имеет значения.

Тот факт, что эти деньги тратятся впустую вместо того, чтобы помогать предпринимателям, находящимся на грани банкротства, что Нетаниягу помогает пожилым людям, которые не пострадали в финансовом отношении во время кризиса, и многодетным семьям — тоже не имеет большого значения. Двумя миллиардами больше, двумя миллиардами меньше — Нетаниягу мало волнует грядущая катастрофа национальной экономики, что резко контрастирует с его благодушным заявлением.

Причуды, отсутствие профессионализма, нежелание консультироваться и, в особенности, принятие решений, исходя из узких, даже посторонних, политических соображений – вот лейтмотив поведения Нетаниягу.

В правительственных учреждениях и, конечно, в министерстве финансов знают об ужасных историях с сотнями миллионов шекелей, которые заложены в бюджет без надлежащей документации и без отслеживания их использования, и каждая попытка чиновников убедиться, что бюджеты расходуются должным образом на намеченные цели, блокируется грубым вмешательством премьер-министра. "Всякий раз, когда мы пытаемся на мгновение остановиться, чтобы задать вопросы, нам словно бьют по рукам сверху", — сообщают источники в правительстве.

Надо пояснить: минфин не пытается затормозить выделение бюджетов для борьбы с коронавирусом. Исходя из специального положения о чрезвычайной ситуации, минфин открыл "заветную шкатулку" – запланировал выделение бюджетных средств в определенных рамках в размере 10 млрд. шекелей. Большая сумма с любой точки зрения, и на данном этапе достаточная для удовлетворения всех потребностей. То есть проблема не в размере бюджета, а в том, как он расходуется, на что, кем, и по каким правилам отслеживается и контролируется. Во всем этом царит полный хаос.

Примеров бесчисленное множество. Так, министерство обороны запросило бюджет на разъяснительную работу. Минфин дал понять, что 5 млн. – более чем достаточно. Однако через несколько минут после того, как бюджет утвердили, поступила директива из канцелярии премьер-министра, по которой все рекламные бюджеты должны направляться исключительно через отдел пропаганды министерства главы правительства. В разгар беспрецедентного кризиса, который переживает страна, в канцелярии премьер-министра находится кто-то, кто блокирует перевод 5 млн. шекелей по той причине, что эти деньги могут сыграть на руку политическому противнику Нетаниягу – министру обороны Нафтали Беннету.

Или другой пример. Командование Службы тыла потребовало, чтобы все, кто возвращается из-за границы, тотчас отправлялся в двухнедельный карантин в гостиницы; цена вопроса – 400 млн. шекелей. После долгих дискуссий, в ходе которых рассматривались более дешевые варианты, было решено отменить принятое ранее решение и изолировать возвращающихся из-за рубежа в домашнем карантине. И только после того, как Беннет написал в своем "Твиттере", что это — безобразие, которое лишь усугубит ситуацию и будет способствовать распространению инфекции по стране, буквально через двадцать минут из канцелярии премьера поступило указание – вернуться к первоначальному варианту. Зато потом глава правительства не преминул с большой помпой заявить об этом во время одного из своих выступлений перед израильтянами.

Гостиницы для больных коронавирусом – вообще отдельная песня об израильском бардаке. Выяснилось, что командование Службы тыла почему-то решило опередить события, арендуя гостиницы без необходимого на то согласования или одобрения. Минфин обнаружил, что гостиницы выбирались по неясным критериям – к примеру, в списке предпочтений солировала дорогая гостиничная сеть "Дан", которая весьма успешна в финансовом отношении, а не малые гостиницы,  действительно оказавшиеся на грани краха. Более того, не было связи с гостиницами, которые отобрали, непонятно было, сколько конкретно уплачено каждой из них и каков оказался общий бюджет. Минфину потребовалось два дня, чтобы собрать всю информацию, обеспечить упорядоченную работу и потребовать наладить дальнейшее взаимодействие с гостиницами.

Сфера медицинских закупок выглядит еще проблематичнее. Попытка провести ее аудиторскую проверку скорее всего обречена на неудачу. Во всяком случае известно о колоссальном давлении, оказываемом в связи с импортом медицинского оборудования в больших масштабах. В какой-то момент минздрав потребовал импортировать 12 тысяч аппаратов искусственной вентиляции легких — количество, которое вряд ли можно закупить в данный момент. Кроме того, согласно оценкам, больницы не смогут эксплуатировать более двух-трех тысяч дополнительных аппаратов.

Все это говорит о поистине бесконтрольном расходовании денег. В качестве примера можно также привести историю с бывшим депутатом кнессета, человеком с довольно сомнительной репутации, который предложил привезти защитные средства из Китая – и потребовал треть от предоплаты. Правда, в этом случае в минфине решили, что это – уже перебор, и отказались; но в других случаях там уступают давлению со стороны минздрава, Службы тыла или канцелярии премьер-министра, утверждая контракты, которые вполне могут оказаться ущербными.

Закупки, которые касаются борьбы с коронавирусом, идут под контролем директора "Моссада" Йоси Коэна, которого Нетаниягу лично отрядил заниматься этим делом. И это при том, что у департамента министерства обороны, ведающего закупками, накоплен в этом вопросе колоссальный опыт; Нетаниягу не обращает внимания на этот факт, для него главное — перекрыть кислород Беннету.

Недавно Коэн потребовал 7 млрд. шекелей для закупок. Почему именно семь? Да потому что, по всей видимости, Коэн не особенно знает цену деньгам. В результате остановились на сумме в 2,5 млрд. при условии, что если понадобится – решат, добавлять еще или нет.

Хаос – вот что характеризует ситуацию, и это понятно, поскольку за процесс принятия решений отвечает всего один человек. Нет координирующего органа, который контролировал бы выделяемые средства и координировал действия таких организаций, как "Моссад", Служба тыла, министерство здравоохранения и канцелярия главы правительства.

И это при том, что такой орган появился еще в 2007 году — высшая комиссия по чрезвычайным ситуациям, в задачу которой входило управление экономикой в случае эпидемии. Если бы эта комиссия реально работала, это означало бы, что рычаги правления передаются Беннету, что, по мнению Нетаниягу, равносильно непростительному греху. Оказывается, для Нетаниягу лучше выбросить миллиарды шекелей на ветер, чем уступить популярность любому политическому деятелю в такой ситуации, как корона-кризис.

Мерав Арлозоров, "ХаАрец", М.К.
На фото: Биньямин Нетаниягу, министр обороны Нафтали Беннет, президент Реувен Ривлин.
Фото: Лиор Мизрахи˜

 

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend