Friday 03.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Израильский автор предсказал пандемию… четверть века назад

    В 1997 году в издательстве «Кетер» вышел в свет написанный на иврите научно-фантастический роман «2020». Его автор Хамуталь Шабтай развернула историю загадочного вируса, угрожавшего человечеству гибелью — футуристическая антиутопия, ставшая сегодня страшной реальностью.


    «Китайцы ведут себя по придуманному мною сценарию. Сходство просто поразительно, — сказала 64-летняя писательница. – Оно началось с телерепортажей о китайских деревнях, где намеренно разрушали дороги, чтобы никто не мог к ним добраться. Я еще тогда подумала: совсем как у меня в романе, где люди по доброй воле отрезают себя от окружающего мира. Вот где это началось...»

    Затем все чаще и чаще стали появляться телекадры с группами людей в белых скафандрах, дезинфицирующими улицы. Они напоминали инспекторов «Гигиенического инспекционного органа», всемогущих квазиполицейских сил в книге Шабтай. А затем в соцсети стала просачиваться информация, что журналистов и врачей заставляют замолчать.

    «Это выглядело попыткой контролировать информацию, как в моей книге, где люди получают ее искаженной и частичной», — пояснила Шабтай. А сообщения, что китайское правительство приказало кремировать жертв коронавируса, чтобы предотвратить заражение, напомнило образ «Испепелителей», созданный воображением автора – воинские подразделения бритоголовых, которые объезжают на мотоциклах дома умерших и сжигают их, чтобы от них остался только пепел.


    По мере того, как вирус распространялся за пределы Китая, сокращалось авиасообщение и изоляции подвергались целые города и страны, это все больше напоминало роман: там есть спецзоны вроде «Зоны безопасности», придуманной Шабтай и практически один к одному схожей с «запретной зоной», установленной Всемирной организации здравоохранения — зоной, чьи жители проходят тотальную проверку на коронавирус, пока остальной мир остается снаружи.

    На вопрос, почему книга названа «2020», писательница ответила: «Я хотела создать нечто нереальное, вымышленное, то, что происходит в отдаленном времени, но при этом описано буднично и просто. Почему 2020? Честно говоря, по смешной причине: это очень хорошо звучит по-английски, легко запомнить, число круглое и выглядит совершенно фантастически».

    Однако вышеприведенным сходством дело не заканчивается – Шабтай каким-то непостижимым образом удалось предвидеть социальную и психологическую динамику в условиях пандемии, описать нарастающее чувство страха за себя и своих близких, перерастающее в паранойю.

    По словам писательницы, эта паранойя перекидывается на весь мир, и то, что 23 три года назад казалось фантастикой, становится явью, «возникает ощущение, что вы всего лишь винтик в диктаторском жестком механизме, где вас постоянно отслеживают, игнорируют ваши желания, заставляя делать то, что вас бесит. Честно говоря, я не предполагала, что события будут развиваться именно так, как предсказано в книге».

    Подобно вирусу ВИЧ, который за последние тридцать лет унес жизни около 25 миллионов человек, вирус — «главный игрок» романа «2020» — также передается через биологические жидкости.

    Психиатр Хамуталь Шабтай, работающая в центре психического здоровья «Шальвата» на протяжении последних тридцати лет, задумала книгу в 1987 году, спустя десять лет после того, как стала изучать медицину в Тель-Авивском университете. Вначале у нее родилась идея – написать нечто вроде голливудского сценария. Она вспоминает, что однажды утром, заступив на смену, вдруг ощутила небывалый писательский зуд, в голове появились какие-то сцены то ли пьесы, то ли сценария, и она стала их записывать. Дело дошло до того, что позже она даже взяла годичный отпуск, чтобы закончить книгу, а затем вновь вернулась на прежнюю работу.


    Сюжет романа разворачивается в 2020 году, при том, что эпидемия бушует вовсю с конца 80-х. Герой повествования, молодой врач Энди Робертс, живущий в Нью-Йорке, работает над созданием вакцины, без которой невозможно остановить пандемию. В то же время тысячи людей ежедневно заболевают от страшного вируса, и их отправляют в «Центр исцеления» — огороженную зону, напоминающую колонию, в которую также помещают и противников режима. Никто из попадающих в этот Центр никогда не возвращается в «Зону безопасности», никто не знает, что с ними происходит.

    Остальные жители города словно существуют в некоем оруэлловском пространстве, ежедневно подвергаясь проверке на наличие вируса. Наркотики, алкоголь и гомосексуальные отношения полностью запрещены, а внебрачные связи относятся к серьезным гигиеническим нарушениям. Клубы и бары считаются мерзостями, психотерапия — непристойной из-за вероятности выражения неприемлемых эротических мыслей. В порнофильмах в главных ролях заняты роботы. Ежедневные новости о здоровье транслируются каждую ночь, а домохозяйки увлекаются шоу о чистящих и дезинфицирующих средствах. Люди постоянно опрашиваются, а телефонные звонки и компьютерные файлы отслеживаются.

    Однажды Робертс обнаружил, что впервые за многие годы морские свинки, используемые им в экспериментах, живут гораздо дольше, чем ожидалось: лекарство, которое исследователь поклялся найти для лечения болезни после смерти своего брата, внезапно стало доступным. Но когда начались клинические испытания на людях, стали происходить странные вещи. Почему участники испытаний умирали один за другим? Было ли это неожиданным побочным эффектом лекарственной терапии, или была какая-то иная, зловещая причина — кто-то хотел, чтобы испытание провалилось, и препятствовал надежде на излечение?


    Несмотря на жанр антиутопии, автор безусловно привнесла в созданное ею произведение нечто личное, свойственное только ей: от любви к истории до интереса к эпидемиям и болезням, включая всевозможные порожденные ими психологические состояния. Многие страницы романа навеяны также размышлениями писательницы, действительно ли единственная возможность защитить людей от пандемии – тоталитарный режим, и до какого абсурда можно довести ситуацию, если восторжествует именно эта форма правления. Потому что не исключено, что такому режиму появление вакцины тоже на руку: люди не будут бояться инфекции и, таким образом, болезнь не исчезнет — так считает Хамуталь Шабтай.

    Остается добавить, что, по всей видимости, писательство для нее – все же вещь наследственная: она – дочь классика израильской литературы Яакова Шабтая.

    Хамуталь призналась, что после того, как в 1997 году книга вышла, она не вызвала большого резонанса, а некоторые одобрительные рецензии она сочла лишь данью тому, что была «дочерью большого писателя». Возможно, книга ждала своего часа, чтобы взорваться сейчас, и, действительно, взорвалась: издательство «Кетер» выпустило второе издание, включая электронный вариант.

    Нета Гальперин, "ХаАрец", М.К.˜

    Фото: Pixabay

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend