Фото: Mohammed Salem, Reuters

Работа над ошибками и поспешный праздник ХАМАСа

Те комплименты в адрес ХАМАСа, которые на этой неделе звучали со стороны «Хизбаллы» в связи с его успехами в «борьбе с врагом», одновременно стали и похлопыванием по плечу. Коллеги, называющие себя «организациями сопротивления». В Израиле поспешили сравнить характер действий ХАМАСа, во время недавнего витка эскалации с методами работы «Хизбаллы».

В интервью сайту “аль-Рисалла”, принадлежащему ХАМАСу, ливанский военный обозреватель д-р Амин Хатит сравнил военные действия, которые вели против Израиля эти две организации, и даже отметил улучшение ХАМАСа в нескольких направлениях. Во-первых, топография в Газе менее благоприятна для партизанских действий, чем в Ливане, где много естественных укрытий для боевиков и ракетных установок. В Газе ни гор, ни лесов. Но ХАМАС с каждым разом все лучше и лучше использует условия местности. И самое главное: ХАМАСу удалось вести беспорядочные ракетные и минометные обстрелы во всех направлениях, что сбивало с толку противника и оказывало значительное давление на жителей соседних с Газой поселений. Это создало высокий потенциал угрозы, как создала «Хизбалла» на северной границе Израиля. А кроме того, все боевые действия сопровождались многочисленными публикациями в прессе и эффективным пиаром.

Считается, что такая стратегия присуща «Хизбалле». Но из всех «новшеств», которые на самом деле не так уж новы, похоже, что решение «стрелять во всех направлениях» (в отличие от стратегии постепенной эскалации) было предназначено для того, чтобы заставить Израиль быстро сделать выбор: начинать полномасштабную войну или согласиться на прекращение огня. Это был большой риск со стороны ХАМАСа, который хорошо знаком с разногласиями между Биньямином Нетаниягу, Авигдором Либерманом и Нафтали Беннеттом. В этой организации знали о позиции ЦАХАЛа и ШАБАКа, которые выступают против тотальной войны. Отставка Либермана лишь доказала ХАМАСу, что он принимает правильные решения. Недаром ХАМАС поспешил заявить, что «отставка Либермана — это доказательство поражения Израиля».

По мнению военного комментатора из Газы Мухаммеда Абу-Харбида, ХАМАС успешно зарекомендовал себя на политической и на медийной аренах, прежде чем согласиться на переговоры о прекращении огня и пойти на условия урегулирования, тем самым показав свою рациональную сторону и способность действовать согласно принятым правилам игры.

Палестинские источники сообщили газете «ХаАрец», что переговоры между руководством египетской разведки и израильской стороной сосредоточились, главным образом, на попытке убедить Израиль в том, что ХАМАС не только не хочет расширять фронт военных действий, но и стремиться вернуться к переговорам по «урегулированию», и что эта организация способна выполнить свои обязательства. Египет постарался напомнить Израилю, что еще два года назад он считал ХАМАС террористической организацией и бескомпромиссно с ней боролся. Теперь же, по словам Египта, ХАМАС является важным компонентом поддержания безопасности в секторе Газа, и жизненно важно сохранить его статус в интересах самого Израиля.

Египту было нетрудно убедить ХАМАС в необходимости прекращения огня после того, как он осознал, что стратегия интенсивных ракетных обстрелов, включающих более 400 ракет и минометных снарядов, была направлена и на то, чтобы заткнуть рты противникам ХАМАСа.

В Каире сочли, что им легче справиться с демонстрацией силы и внутренними политическими соображениями, чем со стратегией «самоуничтожения», при которой ХАМАС будет стремиться к тотальной войне для создания международного давления на Израиль. Египтяне предупредили руководителей ХАМАСа, что продолжение ракетных обстрелов приведет к оккупации Газы, что на Нетаньяху оказывается сильное политическое давление начать широкомасштабную операцию, которая уничтожит шансы на какую-либо договоренность и прекратит поставки топлива и денег из Катара.

Сравнение с «Хизбаллой» хоть и лестно для ХАМАСа, но абсолютно ошибочно. У ХАМАСа нет такого стратегического тыла, как у «Хизбаллы», у него нет страны, предоставляющей оружие и финансирование. В отличие от «Хизбаллы», которая определяет состав ливанского правительства и, таким образом, определяет международный статус страны (но не несет ответственности за гражданское управление государством), ХАМАС отвечает за все аспекты жизни в секторе Газа, и поэтому давление, оказываемое на него, намного сложнее.

В отличие от «Хизбаллы», у которой нет военного соперника в Ливане, у ХАМАС есть вооруженные конкуренты, которые время от времени бросают вызов его монополии. Важное сходство между двумя организациями заключается в том, что обе они стали официальными. «Хизбалла» превратилась из «сопротивления» в составную часть политического и экономического истеблишмента, а ХАМАС был преобразован из организации, действовавшей в соответствии с социальной идеологией «Братьев-мусульман» в националистическую военную организацию, конкурирующую с другими организациями, такими как ФАТХ и «Исламский джихад». Затем он превратился в своеобразное правительство, которое, как и «Хизбалла», обязано осуществлять государственную и политическую стратегию, продиктованную обществом, которым он управляет, наряду с военной тактикой.

Таким образом, выводы о том, что «капитуляция перед террором» и «слабость правительства», как говорит Либерман, могут побудить другие организации и даже «Хизбаллу» бросить вызов Израилю, это политическая демагогия. ХАМАС объявил, что было решено вернуться к условиям прекращения огня, заключенным после операции «Несокрушимая скала». С военной точки зрения, это называется «спокойствие в обмен на спокойствие». Но ХАМАС хочет добиться реализации экономических обещаний, в частности обязательств стран-доноров выделить 5,4 млрд. долларов на восстановление сектора Газа, как это было утверждено во время конференции в Шарм аш-Шейхе, организованной Египтом. Вряд ли все эти обязательства по-прежнему актуальны, но даже если часть из них будет реализована, то это потребует от ХАМАСа примирения с ФАТХом и ПА. Это условие ставит Египет перед организацией, и для достижения этой цели в прошлом месяце был сформулирован ряд новых принципов, которые могут активизировать процесс примирения.

Среди прочего, эти принципы предусматривают, что палестинское правительство, возглавляемое Рами аль-Хамдаллой, вновь будет контролировать сектор Газа и выплачивать зарплаты, по крайней мере, половине чиновников от ХАМАСа. Исполнительный комитет, созданный в 2017 году, займется урегулирования статуса чиновников, эту работу он должен будет завершить в течение трех месяцев. А судебный комитет, возглавляемый нейтральным судьей, пересмотрит все законы, принятые ХАМАСом в секторе Газа в течение всех лет правления. Другой комитет рассмотрит статус государственных земель в Газе, некоторые из которых будут проданы для финансирования расходов организации, и, в течение трех месяцев, будет создано правительство палестинского единства. Что касается статуса вооруженных сил ХАМАСа, основной пункт требований Махмуда Аббаса, то Египет предлагает обсудить это отдельно, не указывая свою позицию. Если ХАМАС примет это предложение, то он впервые согласится вести переговоры о судьбе своего военного крыла и находящегося в его руках оружия.

Действия Египта по достижению перемирия противоречат стратегии Израиля, направленной на раскол между ХАМАСом и ФАТХом. Но Нетаниягу будет сложно торпедировать эти шаги, если Египет решит обойтись без его согласия. ХАМАС также отлично понимает, что эти шаги означает спокойствие в секторе Газа, что, в свою очередь, очень важно для Израиля. Таким образом, если что и может стать силой сдерживания в отношении ХАМАСа, то это политические шаги, а совсем не военные угрозы.

Цви Барэль, «ХаАрец» А.Б.
 На фото: лидер ХАМАСа в Газе Исмаил Хание. Фото: Mohammed Salem, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend