Фото: Mohammed Salem, Reuters

ХАМАС и «Исламский джихад»: единство и борьба противоположностей

Менаше Амир, уроженец Тегерана, более полувека работал на радиостанции «Голос Израиля» в редакции программ на фарси. В интервью «Деталям» он сказал: «Хотя инициатором обстрела израильской территории выступил Иран, в крупном конфликте Тегеран не заинтересован: там понимают, что он может закончиться падением их режима».

— Но почему вообще разборки между ХАМАСом и «Исламским джихадом» всегда заканчиваются обстрелами израильской территории?

— Давайте вспомним, что в момент создания и ХАМАС, и «Исламский джихад» были связаны с Египтом. Собственно, там они и начинали свою деятельность. Однако потом проявилась существенная разница в приоритетах: джихадисты выступают за чистоту ислама и распространение его по всему миру, после чего, по их замыслу, джихад должен быть направлен против Израиля. А ХАМАС утверждает, что джихад – это «вспомогательное средство», направленное на освобождение Палестины, а уж потом следует заботиться о чистоте веры.

Есть еще одно отличие: у «Исламского джихада» нет вообще никакой социально-экономической платформы. Это, по сути, закрытая военизированная группировка, которая в Газе количественно несравнима с ХАМАСом.

Но в последнее время Иран вкладывает огромные деньги и в них, и в поддержку протестных акций в Газе, расширяя там свое влияние. Сегодня до сорока процентов финансирования всех демонстраций, «маршей возвращения» и прочих акций в Газе — включая обстрелы израильских территорий — приходится на Иран. Недавно в интервью «Аль-Джазире один из лидеров ХАМАСа Салах аль-Бардауиль подтвердил, что Иран выделяет значительные средства Газе для сопротивления Израилю. А на днях заместитель командующего иранским корпусом «Стражей исламской революции» (КСИР) Хусейн Салами заявил: «Израиль нанес удар по иранским объектам в Сирии, но мы ему ответим по-другому, ударим из других мест». И Израиль был обстрелян из сектора Газа.

— А сегодня между ХАМАСом и «Исламским джихадом» есть конфликт интересов?

— Могу только предположить, что ХАМАС, управляющий Газой, не заинтересован в междоусобице. Помимо других, внутренних проблем, у него есть обязательства перед Египтом, то есть, главари ХАМАСа не хотят злить Каир. А вот «Исламский джихад», напротив, пытается ослабить влияние соседних арабских стран на ПА, чтобы тут усилилось иранское влияние. В этом суть последних разногласий между группировками.

— Как могут дальше развиваться события?

— Иран не заинтересован в глобальной войне с Израилем, но хотел бы укрепить позиции в Сирии. Значит, начинается игра «в шахматы» между Израилем и Ираном, хотя на глобальное противостояние с Израилем Тегеран не решится.

— Почему?

— Прежде всего потому, что и внутри страны, и на внешнеполитической арене положение Ирана сегодня – хуже некуда. По стране прошли акции протеста; бастуют рабочие, которым не платят зарплату; многие компании заявили о возможном уходе с иранского рынка; в Белом доме, как считают сами иранцы, сидит какой-то непредсказуемый сумасшедший, от которого исходит не фиктивная, а реальная угроза, а Европа если и хотела бы помочь, то не может. Таким образом любая крупномасштабная война, которую развяжет Иран, чревата для него крушением режима. Поэтому они будут лишь через своих сателлитов периодически «покусывать» Израиль.

— Значит, есть шанс на свержение нынешнего режима аятолл?

— Система правления в Иране трещит по швам, а тут еще и Россия – верный друг и союзник Ирана, которая, казалось бы, поддерживала его все последнее время, вдруг повернулась к нему спиной в Сирии, требует умерить свой пыл и приструнить КСИР и «Хизбаллу». Потому ответ на ваш вопрос положительный: да, такой шанс есть.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Mohammed Salem, Reuters


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend