Фото: Mohammed Salem, Reuters

Что мешает войне с террором

После того, как на прошлой неделе, неподалеку от Рамаллы один за другим произошли теракты, израильские теле - и радиоканалы предоставили слово депутатам Кнессета, правым активистам и руководству поселений, которые были едины в своем мнении: сила устрашения ЦАХАЛа утрачена, а вместе с ней – ощущение безопасности покинуло  поселенцев, живущих на территории Иудеи и Самарии.

По мнению опрашиваемых, необходимы следующие меры для восстановления спокойствия (и здесь тоже налицо – единство мнений): ограничение перемещения палестинцев, разрушение домов террористов, введение санкций против Палестинской администрации и, конечно, – в виде ответного шага – размораживание решения о расширении поселений и предоставление соответствующего ретроактивного юридического разрешения для строительства домов в еврейских поселениях и форпостах. Кроме того, утверждалось, что лишь сочетание силы устрашения и наказания вернет чувство безопасности тем, кто ездит по дорогам Иудеи и Самарии.

Впрочем, список этих требований, – а последний пункт в особенности – столь же не нов, как и само поселенческое движение. Правительство Биньямина Нетаниягу, безусловно, ощущает на себе давление поселенцев. Действительно, некоторые из последних правительственных заявлений, в соответствие с которыми могут или не могут быть приняты те или иные меры, совпадают с большей частью требований поселенцев.

В реальности, однако, трудно установить какую-либо связь между ускоренным процессом строительства в поселениях и укреплением сдерживания или чувства безопасности. Гнев, вызванный недавней гибелью израильтян от рук террористов, направляется в русло, где желание нанести ущерб палестинцам сублимируется в желание ускорить темпы строительства в поселениях, но никто никогда не доказывал, да и не мог доказать, что расширение поселений хоть каким-то образом подорвало намерение палестинцев, живущих в Иудее и Самарии, сражаться с Израилем; скорее, наоборот.

Кроме того, требования коллективного наказания не поддерживаются службами безопасности. Осенью 2015 года, когда волна терактов с использованием автомашин привела к гибели десятков израильтян, как в Иудее и Самарии, так и в Иерусалиме, ЦАХАЛ и ШАБАК предоставили свои совместные рекомендации, в корне расходящиеся с тем, чего требовали лидеры поселенческого движения.

Начальник генштаба Гади Айзенкот, а затем и занявший в мае 2016 года должность директора Службы общей безопасности (ШАБАК) Надав Аргаман, рекомендовали сосредоточиться на таком направлении, как возможность срывать усилия потенциальных террористов, при этом, проводя четкую границу между террором, в частности, и населением в целом, избегая возможных коллективных наказаний. В результате, так называемый «террор одиночек» резко сократился, и Израилю не потребовалось прибегать к тем же агрессивным средствам, которые он использовал в прошлом для подавления второй интифады.

Руководители спецслужб также выступают против приостановления координации безопасности с ПА. Напротив, они все еще рассматривают эту координацию, как актив, укрепляющий, с одной стороны, стабильность палестинской администрации, а с другой – помогающий Израилю в его собственной борьбе с терроризмом. Начальник военной разведки, генерал-майор Тамир Хейман подтвердил данный тезис в ходе дискуссии, развернувшейся в Кнессете на прошлой неделе.

ЦАХАЛ, несомненно побуждаемый политическим руководством, разрушил дом Юсефа Абу-Хмейда, убившего бойца спецназа «Дувдеван» Ронена Любарского: во время рейда спецназа в лагере беженцев Эль Амари в Рамалле он сбросил на Любарского мраморную плиту с крыши. Два старших брата Абу-Хмейда также были замешаны в терактах, и один из домов, где жило семейство Абу-Хмейда, также был разрушен еще в 90-х годах, однако затем вновь отстроен. В данном случае сила устрашения не сработала.

Кроме того, комиссия, созданная по приказу бывшего начальника генштаба Моше Яалона в 2005 году, пришла к выводу, что нет никаких доказательств связи между сносом домов и силой устрашения.

Тем не менее, четыре года назад из-за оказываемого на правительство политического давления практика сноса домов была восстановлена. Правые активисты, требующие сносить дома в предельно короткие сроки, говорят о преимуществе предлагаемых ими мер, но при этом, отнюдь не полагаются на какие-либо фактические доказательства. Похоже, главной целью разрушения домов становится желание отомстить противнику.

После волны террора 2015 года обстоятельства изменились к худшему. Политическая система дрейфует в сторону выборов, и, впервые у Нетаниягу нет министра обороны, на которого можно было бы свалить обвинения в ухудшении обстановки в сфере безопасности. ХАМАС, очевидно, все еще надеющийся добиться долгосрочного прекращения огня с Израилем в секторе Газа на своих собственных условиях, по-прежнему, пытается держать границу с Израилем на малом огне.

Возможно, наиболее важной частью уравнения можно счесть относительную слабость ПА. Администрация Трампа ясно и недвусмысленно поддерживает Нетаниягу, и в результате возникают сомнения, что президент США выступает в качестве справедливого посредника в политическом процессе;  скорее, он дестабилизирует положение палестинского лидера Абу-Мазена, который давно уже утратил доверие к перспективе мира с Израилем во время своего правления.

Участившиеся инциденты, на которые Израиль реагирует очень жестко, могут привести к нарушению координации безопасности с ПА.

Однако, последовательная цепь событий не трансформируется в новую интифаду. Понятно, что отдельные теракты, которые не удалось предотвратить, наряду с мгновенной героизацией так называемых шахидов, могут привести к попыткам подражания террористам. Однако, большинство недавних инцидентов, которые произошли в Рамалле, связаны с одной или двумя ячейками ХАМАСа.

Ни ФАТХ, ни службы безопасности ПА в настоящее время не участвуют в нападениях на израильтян. Это отнюдь не массовое популярное явление. На дорогах Иудеи и Самарии растет число случаев с забрасыванием камнями проезжающих израильских машин, но инциденты не столь распространены, как это было в прошлом, и никаких массовых демонстраций при этом и близко не видно.

Даже в самой ПА осознают, что усиление ХАМАСа представляет собой угрозу ее стабильности, о чем свидетельствует насильственное подавление демонстраций на территории Иудеи и Самарии в честь годовщины образования ХАМАСа.  Похоже, что, на самом деле, решение правительства о применении коллективного наказания, как того требуют правые политики, усугубит ситуацию и подтолкнет значительное число палестинцев к насильственной конфронтации с Израилем.

Дважды за четыре дня инциденты с обстрелом на автотрассах неподалеку от Рамаллы доказали, что реакция солдат ЦАХАЛа была недостаточной. Это, в свою очередь, может указывать на пробелы в работе разведки, поскольку, по крайней мере, некоторые из террористов, открывших огонь, должны были быть известны службам безопасности. Солдаты не стояли на автостопе и не собирались ехать домой, они несли дежурство. И все же один-единственный террорист сумел не только обстрелять их и безнаказанно скрыться, но и захватил солдатское оружие.

Эти недавние инциденты не впервые выявили пробелы в оперативном обучении, и они требуют тщательного самоанализа со стороны ЦАХАЛа и ШАБАКа.

Амос Харэль, «ХаАрец», М.К. К.В.

Фото: Mohammed Salem, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend