Фото: Mohammed Salem, Reuters

Мертворожденное примирение

Напряженность в отношениях ХАМАСа и ПА непременно возрастет. Это стало известно после того, как 28 апреля Министерство внутренних дел ХАМАСа сообщило: за попыткой мартовского покушения в Газе на главу правительства ПА Рами Хамдаллу стояла ячейка, близкая к его разведке.

Как сказал пресс-секретарь МВД Иад Аль-Базам, ячейка причисляла себя к движению джихадистов-салафитов в Газе, но  действовала также на севере Синайского полуострова, а курировали ее руководители разведки в Рамалле.

Вражда между ХАМАСом и ПА усугубилась сразу после попытки покушения. ХАМАС тут же обвинил в причастности к преступлению разведку ПА, а в Рамалле с гневом заявили, что теракт организован лидерами ХАМАСа в Газе, и убить они хотели как раз начальника разведки ПА Маджада Фараджа.

Две недели назад появилась информация о том, что Фарадж тайно ездил в Каир и встречался с руководителями египетских спецслужб. Якобы египтяне попросили начальника разведки ПА объяснить, что произошло, действительно ли силовые структуры Рамаллы причастны к покушению на Хамдаллу.

Но вернемся к Аль-Базаму. На пресс-конференции он рассказал, что ХАМАС сразу после взрыва фугаса на пути премьерского кортежа арестовал нескольких подозреваемых, в том числе членов упомянутой ячейки. На допросах они признались: цель теракта – не убийство Хамдаллы, а дестабилизация обстановки в Газе. После взрыва Рамалла могла бы привлечь внимание арабских стран к тому, что ХАМАС не в состоянии контролировать положение в секторе.

Аль-Базам добавил, что ячейка планировала также нападения на делегации, которые время от времени приезжают в Газу из-за рубежа. Тогда как Хамдаллу и Фараджа они убивать не собирались. Не случайно Фарадж, который въехал в Газу с территории Израиля на своем служебном автомобиле, сразу после пересечения КПП «Эрез» пересел в бронированный лимузин премьера. И фугас был взорван на безопасном расстоянии от машины, в которой находились вместе Хамдалла и Фарадж.

Заявление МВД в Газе – ответ на речи, с которыми в последние дни выступили некоторые высокопоставленные деятели ПА, в первую очередь, премьер-министр Хамдалла.

По его словам, ни он, ни его коллеги не поедут в Газу до тех пор, пока ХАМАС не передаст ПА всю полноту власти в секторе, в том числе, в сфере обеспечения безопасности. Публикации ХАМАСа о расследовании попытки покушения и о признаниях террористов премьер назвал «одним большим спектаклем».

Время для взаимного обмена обвинениями выбрано не случайно. 30 апреля в Рамалле начнется конференция Палестинского национального совета. ПНС – высший государственный орган палестинцев. В его рамках избирают учреждения ООП, включая его исполком.

Поскольку председатель ПА Абу-Мазен настаивает, чтобы конференция состоялась в Рамалле, а туда представители ХАМАСа, «Исламского джихада» и других группировок приехать не могут, эти организации заявили, что не будут «участвовать в фарсе избрания послушного «раису» состава исполкома ООП».

На палестинской арене многие единодушны во мнении, что предстоящая конференция в Рамалле – весьма спорное мероприятие и вряд ли достигнет поставленных перед ней целей. Ведь разногласия между ФАТХом и ХАМАСом стремительно обостряются, открытой и честной дискуссии ввиду отсутствия представителей Газы не получится, и кроме того, продолжается процесс захвата ФАТХом – фактически, приближенными Абу-Мазена – механизма принятия решений на национальном уровне.

Джеки Хури, «ХаАрец», Д.Н.

Фото: Mohammed Salem, Reuters

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend