Манипулятор в прямом эфире

Действуя цинично и грубо, подозреваемый с улицы Бальфура присвоил и использовал в своих политических интересах время трансляции вечерних новостей. С точки зрения уголовного права, эти действия можно расценить, как мошенничество и достижение своих целей с помощью обмана. Это был вечер надругательства над правдой, политической ответственностью и всеми нормами власти, которые при Нетаниягу превратились в насмешку над собой.

Обещанное нам «драматическое заявление» оказалось трюком подозреваемого, проходящего сразу по трем делам о взяточничестве. Оказывается, он просил об очной ставке со свидетелями, но ему было отказано. Кроме того, следствие не вызвало для дачи показаний некого деятеля, который мог бы подкрепить версию подозреваемого и его адвокатов. Ради этой бессмысленной болтовни и пустых утверждений, в которых нет ничего нового, было решено встряхнуть всю страну.

То, что это – обыкновенная манипуляция, стало ясно спустя считанные минуты после начала речи. После этого необходимость в продолжении прямой трансляции из резиденции премьер-министра очевидным образом отпала. Но из трех основных телеканалов только один, Десятый, повел себя профессионально, проявил уважение к зрителям и прервал этот возмутительный фарс. Второй канал и телерадиовещательная корпорация «Кан» оставили Биньямина Нетаниягу в эфире и позволили ему сказать то, что мы слышали уже 4000 раз: доброжелательные материалы в прессе – это не взятка (юридический советник правительства считает по-другому), сайт Walla не хвалил премьер-министра, а подвергал его убийственной критике, и так далее. Да, есть судьи в Иерусалиме, как заявил подозреваемый. Жаль, что в Иерусалиме нет редакторов.

Теперь становится ясным, что предстоящие выборы Нетаниягу собирается превратить в референдум по вопросу о его невиновности, с одной стороны, и о неправомерных действиях следственных органов, с другой. И недавняя пресс-конференция в Бразилии, и ролик о болтающемся протезе, и захват телеэфира в вечерний прайм-тайм разъясняют смысл стратегии Нетаниягу: избиратели – это и есть его присяжные поверенные. Если 9 апреля он будет избран на пятый срок, несмотря на все, что нам известно, и, возможно, еще станет известно – значит, он оправдан. Он невиновен, он невиновен, он невиновен!

Нетаниягу обращался не к юридическому советнику правительства и не к позаимствованным у Менахема Бегина «судьям в Иерусалиме», а к общественному мнению. К тем самым «миллионам граждан», которые не примут решение юридического советника – с соответствующей угрозой, используя уголовный жаргон, выступил рупор Нетаниягу, Давид Амсалем.

Это – война, которую Нетаниягу будет вести все оставшиеся до выборов 90 дней. Полем боя станут средства массовой информации. Тот, кто плачется, что пресса устраивает ему полевой суд, доверят ей же ведение своей кампании, и та уступает ему раз за разом. Он ведет себя с ней, как с наложницей в Гиве из Книги судей.

Пришло время лишить его права на прямой эфир. Пусть пришлет свою видеозапись за час-полтора до выпуска новостей, и редакторы, ознакомившись с ней, примут решение, включать ли ее в готовящуюся программу, когда и в каком объеме. Там, где есть редакторы, конечно.

Вполне возможно, что граждане, не слишком знакомые с подробностями ведущихся против Нетаниягу расследований, примут его слова за чистую монету. «Почему ему не устроили очную ставку в Ниром Хефецом, Шломо Фильбером и Ари Эро?» – спросит господин Исраэли госпожу Исраэли. И это все, что нужно Нетаниягу – чтобы та часть электората, которая собирается принять участие в голосовании, прибыла на избирательные участки с чувством, что с ним поступили несправедливо, нечестно, что он – жертва. Под толстым слоем грима, положенного перед началом трансляции, можно было различить его бледное лицо. Глаза потухшие, жестикуляция выдает страх. Он знает, что его дело будет передано в суд, и, в случае вынесения обвинительного приговора он отправится в тюрьму. Поезд вероятной судебной сделки уже ушел. Маршрут очевиден, вопрос заключается лишь в том, сколько времени займет этот путь.

Грубый трюк, свидетелями которого мы стали – лишь часть оружия, имеющегося в его мусорном ящике. Полтора месяца назад он начал запугивать страну предостережениями о тяжелой войне, которая повлечет за собой многие жертвы. Впоследствии выяснилось, что это тоже не более, чем трюк (успешный), который был призван предотвратить выход из правительства Нафтали Беннета и досрочные выборы.

Когда Нетаниягу пришел к выводу, что выборы послужат его собственным судебным интересам, он спровоцировал правительственный кризис. После этого он начал выступать с угрозами в адрес Авихая Мандельблита, утверждая, что тот не может публиковать решение по его делу во время предвыборной кампании. А перед нами еще 90 дней.

Йоси Вертер, «ХаАрец», Б.Е. К.В.

Фото: Оливье Фитуси.


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend