Гринцвайг убит, Штайниц и Бург ранены

Вечером 10 февраля 1983 года на Сионской площади в Иерусалиме начали собираться активисты движения «Шалом ахшав». Здесь они планировали начать свою очередную демонстрацию. За три дня до этого был опубликован отчет комиссии Кахана, расследовавшей обстоятельства массового убийства палестинцев в лагерях беженцев Сабра и Шатила в Ливане. Комиссия, признав, что это преступление совершили христиане-фалангисты, возложила на политическое и военное руководство Израиля косвенную ответственность за случившееся. Министру оборону Ариэлю Шарону было рекомендовано уйти в отставку, однако тот отказался покинуть свой пост.

Движение «Шалом ахшав» немедленно начало борьбу за выполнение рекомендаций комиссии Кахана. Вечером 8 февраля они провели первую – относительно немногочисленную – демонстрацию у канцелярии премьер-министра в Иерусалиме. При этом левые активисты требовали отставки не только Ариэля Шарона, но и всего правительства под руководством Менахема Бегина.

Собравшиеся тут же сторонники Ликуда, напротив, выразили поддержку премьер-министру и его кабинету. Среди них был и тогдашний председатель студенческого объединения Еврейского университета Исраэль Кац. По соседству с ликудниками разместилась группа активистов движения КАХ во главе с раввином Моше Левингером. В адрес своих оппонентов правые демонстранты то дело выкрикивали оскорбления, вроде «предатели», «террористы» и т.п.

На следующий день митинг левых сил состоялся на площади Дизенгоф в Тель-Авиве. Сторонники правых, решившие вновь выразить поддержку Ариэлю Шарону, собрались в Иерусалиме. Обе демонстрации завершились без эксцессов.

Однако 10 февраля сторонники и противники Ливанской войны вновь сошлись лицом к лицу. Был четверг, канун выходных, и на этот раз на демонстрацию, организованную движением «Шалом ахшав», прибыло около трех тысяч человек. С Сионской площади они отправились к канцелярии премьер-министра, где в это время как раз шло заседание правительства, посвященное отчету комиссии Кахана.

На протяжении всего пути колонну левых демонстрантов сопровождали правые активисты. Левые скандировали лозунги, призывающие к отставке правительства. Правые отвечали выкриками: «Бегин – царь Израиля!», «Арик – царь Израиля!» и обычной в таких случаях бранью. На улице Кинг Джордж возле «Машбира» путь сторонникам «Шалом ахшав» преградили активисты партии КАХ, которых на этот раз возглавлял сам их лидер раввин Меир Кахане. Однако, с помощью полиции, левым демонстрантам удалось продолжить шествие.

Но на ближних подступах к канцелярии премьер-министра, на улице Каплан, им вновь пришлось остановиться. На этот раз путь им преградили активисты правых студенческих организаций во главе с Цахи Ханегби. В дело вновь пришлось вмешаться полиции.

Добравшись, в конце концов, до канцелярии премьер-министра, левые провели краткий митинг. После чего, исполнив «Ха-Тикву», начали расходиться. Группа активистов «Шалом ахшав» задержалась, чтобы собрать брошенные транспаранты и погасшие факелы. И в этот момент раздался взрыв. Было без десяти девять вечера.

Воцарилась паника. Асфальт был залит кровью. Крики раненых смешались с воем сирен полицейских и машин «скорой помощи». Никто не понимал, что произошло, что стало причиной взрыва. Но вскоре стало ясно, что среди пострадавших есть один убитый. Это был 35-летний учитель Эмиль Гринцвайг. От полученных ран он скончался на месте.

Кроме того, были ранены еще девять человек, в том числе – будущий председатель кнессета Авраам Бург, сын тогдашнего главы МВД Йосефа Бурга и будущий министр от Ликуда Юваль Штайниц, в ту пору активист «Шалом ахшав». Полиции по горячим следам не удалось задержать преступника. Но на то, чтобы установить причину взрыва, много времени не потребовалось. Практически сразу же представители полиции сообщили, что неизвестный злоумышленник бросил в демонстрантов армейскую осколочную гранату.

Разумеется, представители всех политических сил, включая радикальные правые движения, категорически осудили теракт. При этом раввин Левингер выразил уверенность в том, что гранату в демонстрантов бросил не еврей. Представители оппозиции подчеркивали зловещую роль, которую сыграла подстрекательская кампания, представляющая весь левый лагерь как предателей и врагов Израиля. Депутат кнессета от партии «Авода» Мота Гур возложил ответственность за подстрекательство на правительство. Депутат кнессета от «Ликуда» Исраэль Зайгер назвал эти обвинения «кровавым наветом». Движение «Шалом ахшав», выражая глубокую скорбь в связи с происшедшей трагедией, призвало народа Израиля сделать все возможное, чтобы не допустить ее повторения и остановить сползание к братоубийственной войне.

Собрание в память об Эмиле Гринцвайге, 1983 г. Фото: Nati Harnik, GPO/Национальная фотоколлекция Израиля.

Для расследования убийства Эмиля Гринцвайга была созданная специальная следственная бригада. Были допрошены 500 человек, но выйти на след преступника никак не удавалось. Лишь почти год спустя, в январе 1984 года, полиции удалось получить от своего осведомителя информацию о том, что он продал соответствующую описанию гранату жителю Иерусалима Йоне Аврушми. 15 января Аврушми был задержан.

В ходе следствия он признался в содеянном, но впоследствии отказался от данных показаний. Аврушми заявил, что признание было выбито у него силой. В 1985 году суд признал его виновным в убийстве и приговорил к пожизненному тюремному заключению. Аврушми, продолжавший настаивать на своей невиновности, подал апелляцию, но она была отклонена Верховным судом.

Спустя несколько лет Аврушми вновь изменил свою позицию и признался в том, что бросил гранату в демонстрантов «Шалом ахшав». Он попросил смягчить вынесенный ему приговор и заявил, что действовал под влиянием подстрекательской кампании, развязанной против левого лагеря. Аврушми вышел на свободу, проведя за решеткой более 25-ти лет, 26 января 2011 года.

Правительство приняло решение сместить Ариэля Шарона с поста министра обороны в ходе того самого заседания 10 февраля 1893 года, когда за окнами канцелярии премьер-министра шла демонстрация движения «Шалом ахшав». Новым министром обороны спустя две недели был назначен Моше Аренс. Шарон остался в правительстве как министр без портфеля.

Эмиль Гринцвайг был похоронен 12 февраля в Хайфе. Проститься с ним пришли тысячи людей – родные и близкие, киббуцники и активисты левых движений, боевые товарищи. Правительство представлял вице-премьер Давид Леви. Кроме того, в похоронах приняли участие председатель кнессета Менахем Савидор, а также депутаты от партии Авода, в том числе Ицхак Рабин и Шимон Перес.

Гринцвайг родился в Румынии, в трансильванском городе Клуж-Напока. Во время Второй мировой войны он входил в состав Венгрии и мать Эмиля была отправлена в Освенцим. Она чудом выжила в лагере смерти. Вместе с сыном она приехала в Израиль в 1963 году. Эмилю было тогда 16 лет. Он окончил школу в Хайфе, затем – Еврейский университет в Иерусалиме и работал преподавателем математики в различных школах. Служил в армии, сначала как солдат, затем как офицер. Участвовал в Шестидневной войне, войне на истощение, войне Судного дня, Ливанской войне. Когда Гринцвайг погиб, его дочери было пять лет.

Именем Эмиля Гринцвайга названа премия, ежегодно вручаемая израильским Союзом защиты прав человека. Трагическая гибель Гринцвайга стала знаковым событием, предостерегающим об опасности хлестких слов, намеренного нагнетания эмоций, разогревания страстей – всего того, что называется подстрекательством. К сожалению, об этом помнят не все и не всегда.

Борис Ентин, «Детали». Фото: Gil Goldshteyn, GPO/Национальная фотоколлекция Израиля


тэги

Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend