Monday 18.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Ghaith Alsayed
    AP Photo/Ghaith Alsayed

    Граница с Сирией: Израиль «своих» не бросает

    Начальник генштаба Авив Кохави, подводя итоги уходящего года, заявил на прошлой неделе, что «иранское проникновение в Сирию очевидным образом замедлилось».


    Одной из причин этого, наряду с поражением «Исламского государства» и российским вмешательством, является военная активность Израиля, который, судя по сообщениям зарубежных СМИ, с 2013 года нанес тысячи воздушных ударов по иранским объектам в Сирии. К этому стоит добавить многочисленные наземные операции с использованием ракет, танков и артиллерии. Из слов Кохави можно заключить, что ЦАХАЛ борется в Сирии исключительно с иранской угрозой, но это не совсем так. В этой стране у израильской армии есть и другие проблемы.

    Третья сила

    На юге Сирии – в городах Деръа, Сувейда и Кунейтра – существует постоянное напряжение из-за противоречий между армией Башара Асада и влившимися в ее ряды отрядами повстанцев. Доминирующей фигурой там является Ахмад аль-Уда, в прошлом – один из самых известных полевых командиров. Этот человек изучал английскую литературу, работал в ОАЭ, руководил футбольной командой, а с началом гражданской войны в Сирии основал собственную милицию под названием «Джеш суна» («Армия суннитов»). Затем вместе со всей своей семьей он присоединился к организации «Ан-Нусра», находящейся под сильным влиянием «Аль-Каиды».


    Примерно два года назад, когда сирийская армия начала возвращаться в покинутые ею районы и вновь взяла под контроль город Деръа, Ахмад аль-Уда перешел на сторону Башара Асада. Вместе со своим отрядом он присоединился к правительственным частям и был назначен командиром бригады. Может показаться, что аль-Уда верно служит Асаду – но на самом деле он проводит независимую политику, пользуясь поддержкой российских военных. Его авторитет для Израиля – как обоюдоострый меч: он обеспечивает спокойствие в районе границы, но если захочет, может и спровоцировать напряженность.

    Возвращение сирийской армии в приграничные районы является частью широкой стратегии, осуществляемой при поддержке России. Цель – восстановить власть Башара Асада на всей территории Сирии. Однако, по словам источников в израильских силах безопасности, части сирийской армии еще не контролируют всю приграничную зону, а их возвращение в этот район сопровождается нарушениями соглашения о прекращении огня, достигнутого в 1974 году при посредничестве ООН. Несмотря на то, что речь не идет о существенных нарушениях, это вызывает озабоченность Израиля, поскольку новыми позициями сирийских войск руководят командиры «Хизбаллы», и сирийская армия координирует свои действия с «Корпусом стражей исламской революции».

    Израиль старается хранить сдержанность и не реагировать на эти нарушения. Хотя время от времени ЦАХАЛ решает напомнить Асаду, что он все видит. Несколько недель назад армейская пресс-служба сообщила, что бойцы инженерных войск углубились на несколько сотен метров на территорию Сирии и взорвали несколько строений военного назначения, возведенных в приграничной зоне в нарушение соглашения о разведении войск.

     «Добрый забор»

    До 2018 года приграничные районы Сирии были ареной ожесточенных столкновений между армией Асада и различными местными милициями. Это приводило к тому, что шальные снаряды периодически залетали на территорию Израиля, а в воздушном пространстве появлялись неопознанные беспилотники и квадрокоптеры. Начиная с ноября 2012 года, когда в окрестностях поселка Алоней-Башан разорвалось три минометных снаряда, ни один подобный инцидент не оставался без ответа. Вне зависимости от того, кто произвел обстрел, наносился ответный удар по позициям правительственной сирийской армии. Так Израиль дает понять, что считает Асада ответственным за поддержание спокойствия в районе границы.

    Идеология и ориентация милиций, действовавших на юге сирийских Голанских высот, с течением времени менялась в соответствии с их интересами и возможностями. Часть из них сотрудничала со «Свободной сирийской армией», часть – с «Ан-Нусрой», еще какие-то – с «Исламским государством». Север Голанских высот вместе с расположенной на склонах Хермона друзской деревней Хадр контролировался правительственной армией. А друзы, оказывающие поддержку Башару Асаду, согласились на присутствие в их районе подразделений «Хизбаллы», подконтрольных подразделению «Аль-Кудс» – спецназу «Корпуса стражей исламской революции».


    Целью Ирана в Сирии является открытие еще одного фронта против Израиля – наряду с уже существующим в Ливане. Разведуправление генштаба при помощи «Моссада» смогло распознать эту угрозу. В июне 2016 года в 210-й дивизии Северного военного округа было создано специальное управление под названием «Добрососедство». В его задачи входило оказание помощи жителям приграничных сирийских деревень. В рамках этой программы медслужба ЦАХАЛа начала оказывать помощь раненым с той стороны границы, а некоторых в случае необходимости доставляли в израильские больницы. Со временем у пограничной линии был открыт полевой госпиталь. Израиль также начал переправлять в соседние сирийские деревни продукты, медикаменты и одеяла. Как сообщают зарубежные источники, 504-е подразделение разведуправления генштаба дало понять жителям сирийского пограничного района: если в Израиле все будет спокойно, мы побеспокоимся и о вашем спокойствии.

    В создании управления «Добрососедство» можно усмотреть своего рода возвращение к идее «Доброго забора», существовавшего в свое время на границе с Ливаном. Поначалу «Добрый забор» служил решению гуманитарных проблем, а затем с его помощью Израиль вооружил ливанских христиан и шиитов и создал Южно-ливанскую армию (ЦАДАЛ). Так и сирийские сунниты, живущие в районе границы с Израилем, стали создавать собственные вооруженные отряды, которые в момент своего расцвета насчитывали около 6 000 бойцов. По сообщению зарубежных источников, Израиль снабжал эти отряды стрелковым оружием, приборами связи и делился с ними разведданными.

    Два года назад, когда правительственная сирийская армия начала занимать позиции на израильской границе, управление «Добрососедство» было закрыто, и гуманитарная помощь соседям была прекращена. Израиль заручился российским обязательством – а на юге Сирии размещены сотни российских военнослужащих, – что Асад не будет преследовать жителей приграничных деревень. И пока, насколько можно понять, Россия выполняет взятое на себя обязательство. Но, так или иначе, на юге Голанских высот спокойствие так и не воцарилось.


    И еще одно замечание: в 2017 году израильский сайт на арабском языке «Аль-Мисдар» сообщил, что Израиль эвакуировал четверых высокопоставленных командиров «Свободной сирийской армии» и членов их семей. Если это правда, это напоминает эвакуацию офицеров ЦАДАЛа из Ливана. Можно также предположить, что эти четверо командиров были не единственными, кто нашел убежище в Израиле.

    Вместе с тем, между ситуацией в Ливане и в Сирии существует большая разница. Когда в середине 70-х годов Израиль начал помогать ливанским христианам, премьер-министр Ицхак Рабин заявил: «Мы поможем им помочь самим себе». Но со временем все пошло не так, и Израиль увяз в ливанском болоте на долгие годы. История с Сирией показывает, что необходимые выводы из прошлого были сделаны. Израиль помог тем, кто просил его о помощи, не впутавшись при этом в еще один конфликт.

    Йоси Мельман, «ХаАрец», Б.Е.˜
    На фото: повстанцы обстеливают позиции сирийской армии.
    AP Photo/Ghaith Alsayed

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend