Говорят, тысячи ультраортодоксов хотят служить в армии. Чего же мы ждем?

Говорят, тысячи ультраортодоксов хотят служить в армии. Чего же мы ждем?

Лучшие люди нашей страны в течение долгих лет пытались решить одну из сложнейших общественных проблем – уклонение ультраортодоксов от службы в армии, но тщетно. Несмотря на всю связанную с этим боль, война предоставляет возможность для того, чтобы сдвинуться, наконец, с места. В изменившейся ситуации призыв ультраортодоксов становится насущной необходимостью.

За время войны ЦАХАЛ потерял тысячи солдат убитыми и ранеными, а чувство личной безопасности граждан сильно пошатнулось. Оборона страны требует сейчас гораздо больше сил и средств. Общие потери армии, включая «выгоревших» солдат, которые уже не вернутся на поле боя, составляют целую дивизию.

Цена же войны с ХАМАСом в течение ближайших лет будет увеличиваться. Но это не производит никакого впечатления на ультраортодоксальные партии и раввинов, которые по-прежнему отвергают идею массового призыва представителей их общин.

Тем временем армия, чтобы справиться с дефицитом личного состава, удваивает количество дней, которые проводят на службе резервисты. Продолжительность срочной службы увеличивается на четыре месяца, а призыв учащихся подготовительных курсов и йешив национально-религиозного лагеря переносится на более ранние даты. У коалиции, опирающейся на 64 мандата, нет проблем с увеличением сроков службы и выплаты за это компенсаций – лишь бы избежать конфликта с ультраортодоксальными партиями и не допустить падения правительства.

Поправка: уже не 64 мандата. Министр обороны больше не готов участвовать в затягивании решения этого вопроса и намерен поддержать закон о призыве, отвечающий потребностям армии. Если правительство представит Высшему суду справедливости законопроект, разработанный два года назад Бени Ганцем, он под этим не подпишется. Можно предположить, что и БАГАЦ отвергнет этот вариант, поскольку он не предполагает существенное расширение призыва ультраортодоксов.



Вскоре после начала войны Галант назначил бывшего командующего ВВС Элиэзера Шкеди руководителем рабочей группы, которой было поручено представить план призыва ультраортодоксов. В ее состав вошли нынешние и бывшие военные. Шкеди предъявил членам своей группы особые требования: не заниматься законом о призыве и не встречаться с политиками. Недавно они представили результаты проделанной работы.

«Ультраортодоксы проявляют готовность служить»

План Шкеди предусматривает набор 25% ультраортодоксальных призывников в первый год его реализации. После этого ежегодно набор должен увеличиваться на 5%. Таким образом, через пять лет в армию будут служить уже 50% ультраортодоксов призывного возраста. В настоящее время призыву подлежат около 13 тысяч ультраортодоксов.

В соответствии с планом Шкеди, в первый год будут призваны 3250 из них, через пять лет – 6500 (на самом деле больше, учитывая естественный прирост ультраортодоксальных общин).

Законопроект Ганца, разработанный еще до войны (именно его правительство предлагает БАГАЦу), предполагает призыв 1973 ультраортодоксов в 2024 году, а через пять лет – 2918. Это существенно отличается от плана Шкеди. Но именно поэтому сегодня ультраортодоксы готовы согласиться на предложение Ганца, которое в свое время депутат кнессета Моше Гафни назвал «ничтожным, позорным, унизительным и антиеврейским».

Ганц приобрел с тех пор важный опыт, и война существенно повлияла на его позицию. Сейчас он говорит о том, что армию или альтернативную службу должны проходить все граждане призывного возраста. Они смогут заниматься педагогической работой или находиться в рядах спасательных служб, но армия сама будет решать, кого и куда направить. Из предложения Ганца неясно, какое именно количество ультраортодоксальных призывников должен будет получить ЦАХАЛ. Однако очевидно, что все они должны будут оказаться либо в армии, либо на альтернативной службе.

В рекомендациях рабочей группы Шкеди отмечается, что в ультраортодоксальной общине отчетливо просматривается готовность к призыву на армейскую службу. «Война предоставила уникальное окно возможностей для решения проблемы призыва ультраортодоксов, – подчеркивает Шкеди. – Тысячи из них проявили готовность служить в армии. Беседы, проведенные нами со многими призывниками, свидетельствуют о явном наличии подобного желания в ультраортодоксальной среде».

Солдаты мира йешив, не армии

Эти слова звучат оптимистично, однако проблема заключается в тех людях, встречаться с которыми Шкеди отказался. Речь идет об ультраортодоксальных политиках. В желании молодых людей служить в армии они видят угрозу для ультраортодоксального истеблишмента – от руководителей йешив до партийных лидеров.

Они опасаются, что массовый призыв ограничит их силу и влияние. Поэтому они продолжают настаивать на том, за что цеплялись в течение долгих лет попыток найти решение этого вопроса. Они хотят сохранить власть над ультраортодоксальными призывниками. Они пытаются добиться своего тремя способами:

  1. Ультраортодоксальные политики препятствуют созданию инстанции, которая бы напрямую поддерживала связь с призывниками. Они заинтересованы в том, чтобы эта связь по-прежнему осуществлялась при посредничестве йешив.
  2. Они настаивают на том, чтобы квоты на призыв регулировались не законом, а правительством. Они знают, что на правительственные решения они легко могут повлиять в ходе коалиционных переговоров.
  3. Они требуют, чтобы санкциям в случае невыполнения норм призыва подвергались йешивы, а не частные лица: они знают, как добывать компенсации для йешив разнообразными окружными путями.

Таким образом, ультраортодоксальные политики делают своих призывников солдатами мира йешив и общинной политики, а не солдатами ЦАХАЛа. Они заботятся не столько о благополучии учащихся йешив, сколько о собственной политической силе и способности своей общины противостоять армии.

На будущей неделе БАГАЦ должен обсудить закон о призыве, представленный ему правительством. 27 мая, выступая на конференции адвокатов, юридическая советница правительства Гали Бахарав-Миара заявила: «Вследствие войны запросы армии значительно возросли и нагрузка, ложащаяся на плечи тех, кто служит в армии, сильно увеличилась».

«Эти потребности невозможно удовлетворить без учета позиции сил безопасности, – продолжила Бахарав-Миара. – Юридическая служба не может отстаивать положение, при котором правительство, с одной стороны, увеличивает нагрузку на служащих в армии, а с другой – продвигает закон, не учитывающий текущую ситуацию в области безопасности и последние экономические данные».

В этом и заключается дело. Война кардинально изменила существующую реальность. Она лишила армию целой дивизии и значительно увеличила потребности сил безопасности, что привело к увеличению нагрузки на всех военнослужащих. Это не может не привести к изменению порядка, при котором государство освобождало ультраортодоксов от несения армейской службы.

Сами Перец. TheMarker, Б.Е. Фото: AP Photo/Ariel Schalit √

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"

Новости

Жара в Греции, Майорку затопило, на Кипре пожары
В США арестовали 8 граждан России, их подозревают в связях с ИГИЛ
Статистика к празднику Шавуот: Израиль имеет самый высокий надой молока на корову в мире

Популярное

В Германию экстрадировали десятки израильтян, подозреваемых в беспрецедентном мошенничестве

В Германию экстрадированы десятки израильтян, подозреваемых в беспрецедентном мошенничестве на сумму...

«Битуах леуми» выплатит пособия досрочно

Служба социального страхования («Битуах леуми») нередко выплачивает пособия накануне праздников, ранее...

МНЕНИЯ