Понедельник 21.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    1 сентября дети пойдут в школу — эпидемия тоже?

    Исследование коронавируса во всем мире с момента вспышки пандемии показывает, что дети в большей безопасности, когда школы открыты, но эксперты в Израиле предупреждают, что необдуманное открытие сделает их очагами инфекции.

    Начало нового учебного года ставит Израиль в особенно сложное положение. Но поскольку вторая волна эпидемии началась в Израиле раньше, чем в большинстве стран Запада, возобновление учебы на этой неделе – это азартная игра.

    Правительство и особенно министр образования Йоав Галант настаивали на максимально полном открытии учебных заведений. Руководитель борьбы с эпидемией профессор Рони Гамзу обеспокоен последствиями, но считает, что социальный и экономический ущерб, нанесенный отсутствием учебы, более опасен. Согласно плану, детские сады и первые и вторые классы будут обучаться в полном формате, третьи и четвертые классы будут разделены на «капсулы», а старшие классы, помимо этого разделения, три-четыре дня в неделю будут обучаться дистанционно.

    Гамзу попытался установить одно ограничение: отложить начало занятий в «красной зоне», где уровень заболеваемости высок, но министры его не послушали. Он не применил ограничение в ультраортодоксальных городах, где десять дней назад началась учеба. По-прежнему ожидается обсуждение этого вопроса в отношении арабских городов, которые в настоящее время возглавляют таблицу заболеваемости в стране, но вполне вероятно, что правительство не решится на такую явную дискриминацию во всем секторе.

    С начала 2020 года более полутора миллиардов учащихся в мире были вынуждены остаться дома, потому что школы закрылись в попытке сдержать распространение вируса. Весной, когда закончилась первая волна, власти и родители в разных частях света должны были решить, отправлять ли учеников обратно в школы. Теперь снова возник тот же вопрос.

    В отличие от ситуации в конце первой волны, сегодня имеется гораздо больше данных о влиянии на распространение вируса открытия учебных заведений в разных регионах мира. Однако в некоторых отношениях понимание клинических и эпидемиологических последствий возвращения в школу сегодня кажется еще менее ясным, чем в мае.

    «Битва экспертов в Израиле, похоже, помогла достигнуть четкого согласия по этому вопросу: ущерб здоровью детей, причиненный закрытием школ, значительно больше, чем риск заражения вирусом, которому они будут подвергаться в классах», – пояснил директор Школы общественного здравоохранения Университета Бен-Гуриона профессор Надав Давидович. Профессор Ора Палтиэль из Школы общественного здравоохранения Еврейского университета и больницы Хадасса добавляет: «Сохранение учебной системы важнее почти всего остального».

    По данным Всемирной организации здравоохранения, положительное влияние образовательных учреждений «распространяется не только на самих детей, но и на их семьи, сообщества и страны. Помимо предоставления детям образовательных возможностей, школы также являются важными стратегическими платформами для удовлетворения потребностей детей в таких областях, как питание, здоровье и благополучие».

    По данным ВОЗ, в 2013 году более 350 миллионов детей во всем мире ежедневно полагались на школьную еду в качестве основного источника питания. Научное согласие состоит в том, что закрытие школ увеличивает неравенство и подвергает самых уязвимых детей увеличению риска насилия дома.

    Однако решение об открытии образовательных учреждений связано не только с их влиянием на здоровье детей. Описания случаев заболевания в различных частях мира, включая вспышку коронавируса в гимназии Рехавия в Иерусалиме, ясно показывают, что, если не будут приняты необходимые меры предосторожности, школы могут стать очагами вспышек болезни. Однако, по мнению экспертов и международных организаций здравоохранения, накопленных на данный момент знаний о коронавирусе достаточно, чтобы сформулировать четкие рекомендации о том, как безопасно открывать школы.

    В целом, по мнению экспертов, постоянный сбор данных усиливает впечатление, что дети переносят болезнь гораздо легче по сравнению с взрослыми. Дети до четырех или пяти лет реже заражаются и страдают более легкими симптомами, чем дети старшего возраста. Все дети имеют низкий риск осложнений от болезни. Одно из объяснений этого феномена заключается в том, что врожденная иммунная система сильнее у детей и ослабевает с возрастом. Вторая возможность – это распространенность среди детей иммунитета к другим коронавирусам, вызывающим простуду, однако эта версия является предметом научных дискуссий.

    Также очевидно, что распространенность заболевания среди детей в возрасте до девяти лет значительно ниже, чем их процентная доля в населении. Однако исследования по этому вопросу были сосредоточены на носителях с симптомами, и существует вероятность, что частота бессимптомной инфекции у детей выше, чем у взрослых.

    Напротив, процент носителей вируса среди подростков ближе к их доле в населении отчасти потому, что они менее осторожны в отношении возможного инфицирования по сравнению с пожилыми людьми. Профессор Палтиэль отметила, что эта тенденция достигает пика среди 20-летних: «Похоже, что 20-летние являются основными распространителями вируса, по крайней мере, на нынешнем этапе».

    Документ, рекомендующий открытие школ, показывает, что в домашних условиях дети могут заразить свои семьи. Лишь в нескольких случаях школа играет значительную роль в распространении болезни, и передача инфекции между детьми или от детей к взрослым (и наоборот) в школах не была распространенной.

    По словам профессора Давидовича, исследования цепочек заражения вирусом в Израиле также показали аналогичную картину: в 90 процентах случаев, когда ребенок-носитель вируса был идентифицирован в образовательной среде, после эпидемиологического расследования было установлено, что он заразил не более трех других детей.

    Исследования, проведенные в Ирландии, Нидерландах и Дании в конце первой волны, не выявили увеличения уровня заражения вирусом после открытия школ. Даже в странах, где начальные школы оставались открытыми, таких как Швеция и Исландия, не было обнаружено явных доказательств их вклада в распространение коронавируса. Исключением в этом контексте было исследование на основе модели распространения эпидемии в Ухане, и было обнаружено, что закрытие школ снизило уровень заражаемости (среднее количество людей, инфицированных каждым носителем) с 2,6 до 1,2.

    Вспышка вируса в иерусалимской гимназии стала примером во многих исследованиях, посвященных влиянию школ на распространение вируса. Другое тематическое исследование, указавшее на слабые места, которые необходимо устранить перед возвращением в школы, касается летнего лагеря в американском штате Джорджия, где одному носителю, по-видимому, удалось заразить большую часть находящихся в лагере детей, в том числе 56 процентов в возрасте до девяти лет.

    «Мы узнали, что деятельность, связанная с ротовой полостью, – еда, разговор, пение – которая происходит в закрытом помещении, является одной из серьезных причин инфицирования, – сказала профессор Палтиэль. – Вентиляция очень важна, как и низкая плотность. Были случаи заражения в учительской или в комнатах для персонала в больницах, где люди вместе едят и разговаривают».

    Давидович добавил, что в закрытых помещениях важно носить маски даже маленьким детям – в первом и втором классе. По его словам, важно помнить о соблюдении дистанции также во время поездки в школу, а не только внутри школ – даже если это означает удвоение количества школьных автобусов. Систематические проверки сотрудников школ и выборочные проверки учеников помогут обнаружить очаги заражения на ранней стадии.

    По мнению международных экспертов и организаций, для обеспечения выполнения всех мер необходимо срочно создать систему, которая будет управлять осторожным открытием школ. «Невозможно делать то, что мы делали в мае, – сказал профессор Палтиэль, – вести себя так, как если бы все было как обычно. Потому что тогда школы закроются, и мы ничего не выиграем».

    «Важно, чтобы местные власти изучали ситуацию в каждой школе индивидуально, и находили решение, которое ей подходит», – сказал Давидович. После первой волны эпидемии в Израиле правительство решило закрыть все школы, в которых есть хоть один случай заражения. Решение не было полностью выполнено. С момента открытия школ после первой волны до 15 июля в Израиле было обнаружено 1335 инфицированных учеников и 691 учитель. По словам Палтиэль, нет необходимости спешить с закрытием школ после обнаружения единственного инфицированного человека, «потому что есть разумная вероятность, что заражение произошло извне».

    Профессор Давидович подчеркнул, что, начиная занятия, нельзя рассматривать всю страну, как единое целое. Например, исследования в таких странах, как Южная Корея, показали, что школы можно безопасно открывать в местах с низкой заболеваемостью населения. «Если школы открываются в местах с высоким уровнем заражения населения, массовые вспышки вируса неминуемы, а вместе с ними и гибель населения», – заявил профессор.

    Несмотря на высокий уровень заражения в Израиле в канун начала учебного года, профессор Давидович оптимистично уверен, что соответствующая система может быть создана вовремя и позволит индивидуально реагировать на ситуацию в каждой школе. Вместе с профессором Ури Алоном из НИИ им. Вейцмана он разработал модель, которая позволит большему количеству учеников, даже из старших классов, учиться в школах: «капсульные классы», которые делятся по неделям. Таким образом, если в течение недели, когда половина учеников посещают школу, у кого-то появятся симптомы, они будут выявлены во время второй недели, когда эти ученики обучаются из дома, а уроки посещает вторая половина – и только здоровые учащиеся вернутся в классы на следующей неделе.

    В случае с Израилем, сложная задача открытия учебного года в тени коронавируса присоединится к основным провалам системы образования. В отличие от системы здравоохранения, которая во время кризиса была плохо защищена, министерство образования не может жаловаться на многолетний недостаток бюджета. Но годы посредственного управления и преднамеренной дискриминации между секторами, похоже, вернули систему образования в исходную точку.

    Профессор Йоси Дахан, член экспертной группы по корона-кризису, сказал, что система в Израиле далека от равной для всех: «Каждый ученик в государственно-религиозной школе получает больше, чем ученик в государственной школе, а тот, в свою очередь, получает больше, чем ученик в арабском секторе».

    По его словам, неимущие слои населения, особенно арабский и бедуинский сектор, не готовы к дистанционному обучению: «В домах не хватает компьютеров, нет компьютеров на каждого ребенка в семье, а в некоторых отдаленных районах вообще нет подключения к интернету».

    На прошлой неделе министр образования Йоав Галант заявил в кнессете, что его министерство купит и раздаст нуждающимся ученикам 150 000 компьютеров. Беда в том, что программа не будет завершена до конца июня 2021 года, то есть до конца учебного года.

    Дахан добавил: «Люди не понимают, что означает переход к дистанционному обучению для детей из семей, не имеющих компьютеров и подключения к интернету. Система просто выбрасывает таких учеников на улицу».

    Его коллега, профессор Сараб Абу-Рабиа-Куидер из Университета Бен-Гуриона обеспокоен последствиями учебной программы этого года для арабского и бедуинского общества: «В бедуинском секторе в деревнях учатся 55 000 школьников, не имеющих доступа к интернету. Вместо решения проблемы министерство образования создает проблему и возлагает ответственность на родителей и учащихся. Семьи, относящиеся к среднему классу и выше, будут платить частным репетиторам, чтобы закрыть этот пробел. Те, у кого нет такой возможности, просто будут исключены из системы».

    «Здесь есть врожденная социальная слепота. Министерство образования должно было проснуться, чтобы разобраться с этим шесть месяцев назад, когда коронавирус начал распространяться в Израиле. Вместо этого они уклоняются от ответственности. Это – невероятная ситуация. Она несовместима со страной, которая называет себя современной и прогрессивной».

    Амос Харэль, Асаф Ронэль, «ХаАрец». Л.К. Фото: Эмиль Сальман˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend