«Государство нас бросило»: история семьи, которой не давали вернуться в Израиль из России

31 мая семья новых репатриантов из России собиралась сесть на самолет в Москве, но в итоге им пришлось иметь дело… с российской полицией. Олег Зильберштейн с женой и ребенком репатриировались в Израиль около 2,5 лет назад. Вскоре началась эпидемия коронавируса, и новые репатрианты более двух лет не виделись с родными, оставшимися в России. За это время у них в Израиле родился еще один ребенок. Лишь в мае 2021 года семья решила навестить родных в России. Но этот визит обернулся неожиданными проблемами.


«Мы не смогли вылететь из Москвы в Тель-Авив 31 мая, рейсом LY 612. Представители «Эль-Аль» отказались регистрировать моего сына Натана на этот рейс», — рассказал «Деталям» Олег Зильберштейн.

Проблема в том, что старший сын супругов родился в России. Он – представитель так называемого «четвертого поколения». Несовершеннолетние правнуки евреев, репатриирующиеся с родителями, получают не гражданство, а визу «алеф хамеш». Выехав из Израиля в Россию или Украину в июне этого года, многие обладатели такой визы не сразу смогли вернуться обратно.

C начала июня из-за роста коронавируса МВД и минздрав Израиля ввели новое правило. С одной и той же визой “алеф хамеш” жители могут свободно вернуться в страну из США, Канады и Европы. Но возвращаясь из “неблагополучных” в эпидемиологическом отношении России и Украины, обладатели “алеф хамеш” должны запрашивать специальное разрешение в департаменте народонаселения и миграции МВД.

Правило действует и сейчас – по состоянию на 28 июня.

В лучших традициях израильской бюрократии, новое требование стало действовать раньше, чем информация о нем была опубликована на сайте. В результате семья с маленькими детьми застряла в Москве и потеряла стоимость обратных билетов в Израиль – более тысячи долларов. Это не считая неожиданного стресса в аэропорту, где сотрудники “Эль-Аля” в итоге попросили российскую полицию “удалить” возмущавшихся пассажиров.

“В мае вроде бы открыли границы, и 6 мая мы улетели к родителям.  В середине мая пришло сообщение, что Россия попадает в красный список, и мы заторопились домой», — рассказывает Олег Зильберштейн.

“Сюрприз” от МВД

Перед вылетом семья специально проверила на сайте департамента народонаселения и миграции МВД, нужно ли запрашивать для маленького Натана разрешение на въезд.

На тот момент (31 мая) Россия вместе с США, Канадой и европейскими государствами находилась в списке стран, откуда обладатели визы “алеф хамеш”, пробывшие там более 14 дней, могли возвращаться без отдельного разрешения.

Более того, пройдя по ссылке на саму форму запроса такого разрешения, родители увидели, что в ее «шапке» написано: анкету не нужно заполнять тем, кто возвращается из России.

Такая информация для пассажиров находилась на сайте вплоть до 3 июня (снимок — в распоряжении редакции). По факту же новые требования уже начали действовать, еще до их опубликования. Что уже является нарушением закона, указывает адвокат Виктория Ройтман.

«Если постановление не было опубликовано и не доведено до сведения общественности, незаконно действовать по этому постановлению», — пояснила она «Деталям».

«Не было и мысли, что нас не пустят»

«Мы приехали в аэропорт в Москве без мысли, что нас не пустят, — продолжает Олег Зильберштейн. — Подходим к стойке регистрации, девушка берет российский паспорт сына, идет к агенту компании «Эль-Аль», а тот говорит, что Натану нельзя сесть в самолет!»

В ответ на вопросы пассажиров сотрудник авиакомпании показал смс из аэропорта Бен-Гурион о новых правилах.

«Мы поговорили, в том числе на повышенных тонах. Я достал телефон и начал снимать видео – агент в ответ стал говорить, что снимать нельзя. Подошли полицейские, и, хотя дубинками они не махали, ситуация была неприятная. Полицейский заявил нам: «Вы больше тут ответов не получите, уходите».

«Авиакомпания и государство бросили нас в стране с высоким риском заболевания «короной». На семью израильтян с двумя маленькими детьми натравили российскую полицию. Мы остались один на один с бездушной и абсурдной бюрократической машиной, которая не соблюдает свои же правила», — так описывает ситуацию отец семейства.

Фото из личного архива: российские полицейские у стойки «Эль-Аля» в Домодедово

Посольство посоветовало «оставаться в России»

Вернувшись из аэропорта, семья начала решать проблемы. Для начала – с покупкой новых билетов.

«Мы позвонили в Эль Аль и спросили, как нам теперь вылететь. Они назвали такие суммы, которые требовалось доплатить, что проще было взять другой билет с пересадкой».

В итоге жена Олега с младшим сыном улетели домой через Францию, а отец вместе со старшим остался в Москве и продолжил продираться сквозь бюрократические барьеры.

«В этот же день мы обратились в посольство Израиля в России. Там подтвердили правомерность действий «Эль Аль», ссылаясь на инструкции минздрава. В смс-сообщении из посольства нам написали, что помочь не могут, и… советуют оставаться в России.

Правая рука не знает, что делает левая

Подав несколько запросов, семья на практике убедилась: нужно стучаться во все двери, потому что из разных отделений управления народонаселения и миграции можно получить разные ответы.

«Я заполнил онлайн-бланк запроса на разрешение для Натана, переписывался через электронную почту – видимо, с центральным подразделением, в Иерусалиме или Тель-Авиве. Я написал им запрос 1 и 2 июня, а новые билеты мы купили на 6 июня. Ответ от них мы получили, когда уже вернулись в Израиль, после 9 июня! Нам написали, что «ваши сроки нерелевантны», — рассказывает Олег.

«В то же время, моя жена переписывалась с отделением Управления народонаселения и миграции в Хайфе. После довольно эмоционального общения они прислали нам бланк заявления. Мы его заполнили, отсканировали и отослали обратно, приложив справку, что ребенок застрахован в больничной кассе «Маккаби». На следующий день нам прислали разрешение, и мы вернулись в Израиль 9 июня».

«Хэппи энд»?

Проблему удалось решить, но вопросы у семьи остались.

«Мой сын вынуждено расстался со своей мамой на целую неделю. Для маленького ребёнка это очень тяжело. Каждый день он просился домой к маме и брату. Как мне было объяснить ему весь этот абсурд? Как мне теперь доверять Государству Израиль?» — спрашивает Олег.

Проблема, по его словам, даже не в самом решении – а в том, как оно реализуется.

«Без эмоций оценить эту проблему невозможно. Если существует такая высокая угроза нахождения в России из-за «короны», то почему эти инструкции, наоборот, затрудняют скорейшее возвращение граждан в Израиль? Почему я, гражданин Израиля, не могу вернуться в Израиль вместе со своим малолетним сыном? Почему информация на официальном сайте миграционной службы Израиля обновляется с критическим опозданием?»

Адвокаты: стучитесь во все двери

Как отмечают юристы, проблема с получением разрешения может возникнуть и сейчас.

«Въезжающим с визой «алеф хамеш» из России и Украины до сих пор нужно разрешение от департамента народонаселения и миграция. Оно делается в течение 7 рабочих дней. Для этого нужно отправить в МВД документы по страховке, покрывающей лечение от коронавируса, либо справку о членстве в больничной кассе в Израиле. Также нужно отправить подписанное обязательство отбыть карантин («итхайвут ле бидуд»). Это касается и привитых граждан», — поясняет адвокат Наталья Рыжа.

В разных отделениях Управления иммиграции и народонаселения могут быть разные сроки, в которые рассматриваются такие запросы.

«Коллеги-адвокаты сообщают, что часто на такие заявки ответов просто нет. Каждые 3-4 дня меняются различные постановления и, видимо, правая рука не знает о том, что делает левая», — сказала «Деталям» адвокат Виктория Ройтман.

Юрист Наталья Рыжа, работающая в основном с отделениями в Хайфе и Акко, говорит, что в ее практике въезд обычно разрешают – но для этого нужно правильно заполнить документы, и постоянно напоминать о себе. Члены семьи Зильберштейн были не единственными пострадавшими.

«У людей, возвращавшихся из России, уже были на руках билеты, а отправить такой запрос было нельзя, — рассказывает Наталья Рыжа. — Анкета заполнялась онлайн, и в списке стран там России просто не было. Люди застряли в ситуации, когда они даже не могли подать просьбу, чтобы вьехать!»

Сейчас, по словам юриста, разрешение можно получить за несколько дней.

«Если отправить правильно заполненные документы, и в правильный срок – не за день-два, а хотя бы за неделю, а лучше за 7 рабочих дней до вылета, то обычно МВД разрешает въезд. Срок рассмотрения зависит от отделения: например, в Хайфе рассматривают быстрее, в Акко чуть медленней. Но разрешение могут оформить даже за один или два дня».

— Что посоветуете людям, ответ которым задерживается?

— Если не отвечают на почту, можно на следующий день послать напоминание. Но еще лучше, если кто-то из родственнников в Израиле придет с теми же самыми распечатанными документами в отдел народонаселения и миграции МВД по месту проживания

Визу «алеф хамеш» обычно получают либо супруги израильтян, проходящие ступенчатую процедуру, либо дети репатриантов – «четвертое поколение»,  либо престарелые родители. То есть, чаще всего у них есть кто-то из близких в Израиле. Если вы видите, что нет ответа, лучше, чтобы кто-то из близких – супруг или один родителей — пришел в управление народонаселения и миграции с теми же документами, объяснил ситуацию и попросил выдать разрешение. Иногда, если нет большой нагрузки, они могут выдать разрешение прямо на месте».

— Поможет ли, если гражданин России с визой «алеф хамеш» полетит в третью страну, которая не является «красной», проведет там 14 дней и возьмет билет на самолет в Израиле уже оттуда?

— Нет. В моей практике был случай, когда девушка сделала именно так. Пытаясь вернуться из России, она попросила разрешение от МВД слишком поздно, ей не дали, и она улетела вместо Израиля на 2 недели в Сербию. Для возвращения из Сербии в Израиль разрешение не нужно. Но так как у нее российское гражданство, в авиакомпании все равно потребовали это разрешение.

27 июня минздрав запретил израильтянам полеты в “красные” страны, включая Россию, под угрозой крупного штрафа и открытия уголовного дела. Однако в РФ еще остались израильтяне, улетевшие туда на лето к родственникам до введения этого запрета. Кроме того, полеты в Украину все еще не запрещены, но разрешение на возвращение требуется и оттуда. Так что проблема остается актуальной.

«Детали» направили запрос в Управление иммиграции и народонаселения МВД. Ответа пока не поступило. 

Дарья Гершберг, «Детали», Фото: Нир Кафри