Государство хотело сэкономить на зарплате и заплатит 300 тысяч шекелей компенсации

Консультант и лектор в технологическом центре «Тель-Арза» в Иерусалиме, государственной профессиональной школе для взрослых, отработала 11 лет, будучи оформленной «внешним консультантом», а не в качестве государственной служащей – по причинам чисто экономического характера.


После того как срок договора истек, лектор обратилась с исковым заявлением в суд, утверждая, что на практике речь шла об отношениях «работник – работодатель», и потому ей положены соответствующие социальные льготы и компенсация.

Иерусалимский окружной суд по трудовым спорам не так давно удовлетворил иск, постановив, что способ найма истицы был порочным. Более того, суд, вынося решение, также отметил, что дело это представляется более серьезным, чем другие, и что истицу дискриминировали. В связи с этим, как отмечено в постановлении, она имеет право на компенсацию и соответствующие социальные льготы в размере 214 тысяч шекелей – в дополнение к компенсации за моральный ущерб (своего рода штраф за недобросовестность работодателя) в размере 85 тысяч шекелей.

Модель трудовых отношений, при которой расчет с сотрудником, работающим в качестве фрилансера, производится на основании выписанного платежного требования («хешбонит»), принята в ряде отраслей (к примеру, спортивные инструкторы). Это означает, что работодатель освобождается от различных расходов, связанных с наймом, таких как выходное пособие, взносы в пенсионный фонд, оздоровительные и многое другое. Однако суды могут задним числом определить, что трудовые отношения соответствовали отношениям наемного работника и работодателя, как в вышеописанном случае.

Потому в судебном постановлении было указано, что истица Талия К., отработавшая в центре «Тель-Арза» с 2005 по 2016 год и заменившая преподавательницу, которая была госслужащей, вступила в очевидные отношения «работник – работодатель». Имеется в виду, что она работала бок о бок с преподавателями, которые числились государственными служащими, согласно соответствующим ставкам, и выполняла ту же работу.

Талия играла важную роль в деятельности центра, ее работу, за которую она отчитывалась, оплачивали по часам, она использовала государственное оборудование и помещения, имела в этом учреждении постоянный кабинет, на двери которого была вывешена табличка с ее именем и фамилией, она использовала государственный адрес электронной почты, проходила курсы повышения квалификации.

Согласно свидетельству руководителя центра, учителей не хватало, а государство не хотело нанимать преподавателей напрямую, поскольку это было связано с большими затратами, и потому предпочли обходной способ найма. Как заявила истица (и ее не опровергли), финдиректор этого учреждения также сообщил ей, что «государству куда дешевле нанять ее как фрилансера, даже если в будущем она подаст иск о своих правах».

В соответствии с правилами, установленными Всеизраильским судом по трудовым спорам, компенсация, причитающаяся человеку, нанятому для работы в качестве фрилансера, если на практике имели место отношения между наемным работником и работодателем, рассчитывается, исходя из уровня альтернативной заработной платы в качестве наемного работника. Как утверждают многие работодатели, они платят фрилансерам больше, чем платили бы им в качестве наемного работника, и бремя доказательств возложено на них.

Государство как ответчик представило четыре заключения по поводу расчета заработной платы, между которыми обнаружились значительные расхождения. В частности, утверждалось, что истица получала больше зарплаты преподавателя, однако истица представила заключение, согласно которому ей платили меньше.

Суд отклонил расчеты, представленные государством в связи с существенными недостатками. Кроме того, суд постановил, учитывая относительную серьезность случая, что наличие расхождений следует толковать в пользу истицы.

Мнение истицы суд принял, хотя оно также не казалось достаточно ясным и четким по ряду вопросов, и в результате ей была присуждена компенсация в размере 193 тысяч шекелей и дополнительно 21 тысяча шекелей как доля работодателя во взносах в «Битуах леуми».

В свете постановления Всеизраильского суда по трудовым спорам истица потребовала также компенсации за понесенный моральный ущерб. Суд присудил ей 85 тысяч шекелей в качестве компенсации, приняв во внимание, что государство в одностороннем порядке диктовало способ найма служащих, исходя из своих экономических интересов. Также был учтен тот факт, что преподавательский состав трудится на основании коллективного договора, включающего дополнительные льготы и социальную защиту (всего этого истица была лишена), а также условия карьерного роста и потребительские льготы.

Компенсация, присужденная истице, учитывает также установленные нарушения Закона о защите заработной платы, другой ущерб, о котором истица заявила в отдельном порядке. Было также принято решение возместить истице оплату услуг адвоката в размере 33 тысячи шекелей.

Ответчика представляла адвокат Гила Ашкенази из окружной прокуратуры Иерусалима. В прокуратуре заявили, что «в настоящее время вынесенный судом приговор тщательно изучается, а решение по апелляции пока не принято».

Истицу представляла адвокат Ахва Фудим. Она сказала: «Речь идет об одном из самых серьезных случаев труда наемного работника под видом фрилансера. Я надеюсь, что государство сделает выводы из случившегося и изменит свой подход ко многим из тех, кто оформлен подобным образом».

Эден Аршид, TheMarker, М.К. Фото: Эмиль Сальман.√