Государство еврейское, еврейское и еще немного еврейское

Существует серьезный довод против выражения «государство еврейского народа», и с ним нужно как-то разбираться, несмотря на то, что гораздо легче дискутировать с многочисленными глупостями, которые озвучиваются в связи с этим. Этот довод звучит так: если это государство еврейского народа, не означает ли это автоматически, что оно не принадлежит тем, кто не является евреем? То есть, что оно не принадлежит гражданам страны, не являющихся евреями? Если это так, могут ли они вообще быть гражданами в полном смысле этого слова? И как можно требовать от гражданина быть преданным государству, которое официально декларирует, что это — не его государство? 

С другой стороны, ведь нет ничего нового в том, что народ имеет право на собственную страну, равно как и нет ничего нового в том, что в национальном государстве имеются меньшинства. Если «два государства для двух народов» является справедливым принципом, правда ли, что один из этих двух народов — это не наш народ? Является ли право народов на национальное самоопределение закрытым клубом с вывеской «вход евреям строго запрещен»? 

Утверждение другой стороны, согласно которому нет необходимости утверждать, что Израиль является еврейской страной, потому что это и так понятно, также не является убедительным. Право еврейского народа на свое государство — одно из наименее безусловных понятий, имеющихся на Ближнем Востоке. 

Понятно, что если все граждане страны рассматривают себя в качестве одного народа, объединенного общей национальной принадлежностью (даже если между ними существуют культурные различия), то дилемма между правом народа на государство и между правом гражданина ощущать, что это государство является его страной, не возникает. Однако общая идентификация противоречит арабской идентификации в Израиле ничуть не меньше, чем идентификации еврейской. Когда мы пеняем еврейскому большинству, что то не развивает общеизраильскую принадлежность для всех граждан, и параллельно объявляем, что, дескать, арабские граждане являются национальным меньшинством и частью палестинского народа, трудно отнестись к подобным претензиям серьезно. 

Конституции в демократических странах по-разному декларируют права и традиции национального большинства в государствах, где имеются и меньшинства. Некоторые конституции четко определяют национальный характер государства по титутульной нации, национальности, которая не распространяется на всех граждан страны. Радикальные либералы выступают против подобных формулировок, однако, согласно европейским нормам, они являются абсолютно законными и отвечают нормам о правах человека. 

Сторонники закона о национальном характере государства ссылаются на подобные конституции, защищая право закона на существование. Но стоит сравнить тексты, чтобы увидеть колоссальную разницу между этими конституциями и текстом закона о нацхарактере, после того, как кнессет отказался утвердить скромную поправку Бени Бегина: «Израиль является национальным государством еврейского народа, которое обеспечивает равенство для всех его граждан». 

Все европейские конституции подчеркивают, в разных формулировках, но всегда четко и ясно, то, что израильские правые отказываются сказать: что нельзя интерпретировать идею о национальном характере страны так, как будто бы меньшинства являются в нем второстепенными жильцами многоэтажного дома, а не полноправными домовладельцами.  Эти конституции не удовлетворяются простой декларацией о равенстве прав для всех граждан, которые перечисляются в любой конституции в главе, касающейся прав человека. Каждая из них включает принцип равенства в национальное определение самого государства. Определение титульной нации и замечание, что и граждане прочих национальностей являются полноправными гражданами страны, произносятся на одном дыхании. Хорватия, например, это национальное государство, очень национальное. Это государство знавало и этнический конфликт в своей истории. Совсем не факт, что быть сербом в Хорватии приятнее, чем быть арабом в Израиле.  Но в местной конституции сказано, что Хорватия является «национальным домом хорватского народа и государством (без слова «национальным» — то есть, государством в гражданском понятии этого слова) для национальных меньшинств (приводится список 23 меньшинств, включая евреев) и прочих граждан, которым обещано полное равенство с хорватским большинством». 

Сербия, согласно ее конституции, является «государством сербского народа и всех граждан, которые в ней проживают, существующим на базе власти закона, социальной справедливости, демократических  гражданских принципов, прав человека и прав меньшинств».  

Латвия заявляет в своей конституции, что она является «демократическим государством, общественным и национальным государством, соблюдающим власть закона, признающим права человека и уважающим этнические меньшинства». 

Израиль Биньямина Нетаниягу и Нафтали Беннета говорит в законе о национальном характере государства, что оно является еврейским, еврейским, еврейским и еще раз еврейским. Совсем непонятно, почему наши друзские братья разобиделись. Ведь понятно, что из всех жильцов второго сорта в многоэтажном доме, им более всего симпатизируют домовладельцы. 

Александр Якобсон, ХаАрец. И.М.
Фото: Офер Вакнин.


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend