Государственный свидетель — важный фактор устрашения

Генинспектор полиции Рони Альшейх считает, что возможность появления государственного свидетеля является важным фактором устрашения при расследовании коррупционных дел. Он сделал это заявление на Сдеротском форуме, комментируя подписание соответствующего соглашения с Ниром Хефецом.

Альшейх отметил, что показания госсвидетеля, подкрепленные весомыми доказательствами, могут значительно укрепить позиции следствия. «Преступления, связанные с коррупцией, как правило, очень трудно доказать, — заявил он. — Трудно найти необходимые улики. Поэтому многие ощущают безнаказанность, как будто им ничего не угрожает. Совершая противоправные действия, они стараются не оставлять никаких следов. Но когда ты знаешь, что ближайшее окружение может обернуться против тебя, ты в большей степени задумываешься о последствиях».

Альшейх также выразил сожаление в связи с тем, что полицию пытаются втянуть в политическую дискуссию. По его словам, утверждения о том, что полиция в своих действиях руководствуется политическими мотивами, не выдерживают никакой критики. Альшейх при этом подчеркнул, что он уверен также в том, что и юридический советник правительства Авихай Мандельблит, принимая решения, руководствуется исключительно профессиональными соображениями. Отвечая на вопрос, что он сделает в случае, если Мандельблит отвергнет рекомендации полиции о предъявлении обвинительного заключения премьер-министру, Альшейх заявил: собранные следствием факты неоспоримы, разночтения возможны лишь в их юридической трактовке. «Если же выяснится, что мы не смогли докопаться до истины, это будет моим личным провалом», — подчеркнул он.

Отвечая на вопрос, каким образом подробности достигнутого с Ниром Хефецом соглашения попали в прессу, Альшейх заявил, что источник утечки находится не в полиции. В качестве подтверждения своих слов он привел дело депутата кнессета Давида Битана. До тех пор, пока следствие проходило скрыто, никакой утечки информации о нем не было. Как только оно перешло в открытую фазу, началась утечка. «Это говорит о том, что за «сливами» информации в прессу стоят сами подозреваемые и их адвокаты», — заявил Альшейх. При этом он отметил, что цель такой утечки – выставить полицию в смешном свете, убедить общественность, что в деле «ничего нет».

Альшейх выступил с этим заявлением на следующий день после того, как было подписано соглашение о предоставлении статуса государственного свидетеля Ниру Хефецу. Он подозревается в получении взятки и попытке помешать ходу следствия по делу «Безека» – «делу 4000». В соответствии с достигнутым соглашением, Хефец обязался передать полиции аудиозаписи разговоров с премьер-министром и его супругой.

Бени Акерман, подполковник полиции в отставке, занимавший высокие посты в следственном и оперативном отделах, напоминает, что государственный свидетель – отнюдь не невинный человек. «Это человек, совершивший преступление в рамках расследуемого дела, — заявил он в интервью «TheMarker». – Если его показания помогают сократить сроки следствия и добраться до весомых улик, то с ним подписывают соответствующее соглашение».

Акерман отметил, что общество платит определенную цену за назначение государственного свидетеля. Обретая этот статус, преступник избегает тюремного заключения и не возвращает обществу долг. «Поэтому полиция не хочет заключать много таких соглашений, — заявил Акерман. – Хотя они, безусловно, помогают ускорить расследование дела и улучшить его доказательную базу».

Акерман, вышедший в отставку восемь лет назад, отметил, что в его время подозреваемые менее охотно шли на сделку со следствием. «Сегодня люди стесняются меньше, — заявил он. – Поэтому соглашения о предоставлении статуса государственного свидетеля заключаются чаще, чем раньше».

Альмог Бен-Зикри, Йеошуа (Джош) Брайнер, «ХаАрец», Б.Е.

На фото: генкомиссар полиции Рони Альшейх. Фото: Моти Мильрод.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend