С ХАМАСом не получилось — зато можно выбрать главу генштаба

На посту министра обороны Авигдор Либерман, лидер партии Наш дом Израиль, испытывает немалые трудности. В то время как военные или дипломатические успехи приписывают либо начальнику Генштаба, либо премьер-министру, на его долю приходится в основном критика как справа, так и слева, за все неудачные действия.

Вскоре после получения поста Либерману, в прошлом правому радикалу, пришлось вспомнить выражение Ариэля Шарона: «отсюда все видится совсем иначе, чем оттуда». И до сих пор ему припоминают, как незадолго до вступления в должность он обещал ликвидировать главу ХАМАСа Исмаила Ханию.

Ситуация в секторе Газа остается напряженной. Вопреки своим обещаниям Либерману приходится поддерживать готовящееся долгосрочное соглашение с ХАМАСом, игнорируя продолжающиеся инциденты на границе сектора. Контакты между сторонами должны возобновиться после мусульманского праздника, если только в Газе не решат их торпедировать. А сейчас в информированных кругах циркулирует новая концепция, что палестинцы в ближайшее время восстанут против своих лидеров.

Но несмотря на все проблемы и для Либермана настал момент славы. Он может определить развитие ситуации в области безопасности на несколько лет, повлияв на избрание нового начальника Генштаба. Это решение находится почти целиком в его руках, хотя, конечно, здесь не обойдется без сделки с Нетаниягу. Тем не менее, в прошлом премьер предпочитал не особенно вмешиваться в этот процесс.

Первоначальный план Либермана состоял в том, чтобы добиться назначения перед новогодними праздниками и получить максимальную долю общественного внимания. Однако по юридическим причинам процесс затянулся. Но министр обороны уже провел встречи со всеми четырьмя потенциальными кандидатами, и теперь должен выдвинуть минимум двоих от своего имени.

Выбор падет на одного из четырех генералов. Это Яир Голан, Эяль Замир, Авив Кохави и Ницан Алон. Каждый из них обладает как достоинствами, так и минусами, причем как объективными, так и субъективными. То, что нравится одним, не нравится другим. И наоборот. Хотя действия Либермана трудно прогнозировать, тем не менее, можно предположить, что его выбор падет на Кохави или Алона.

Яир Голан, нынешний заместитель начальника Генштаба, талантлив, опытен и авторитетен. Но его действия в некоторых операциях были признаны проблематичными. Очень большим минусом стало его заявление, получившее широкий общественный резонанс, где он сравнил сегодняшние тенденции в израильском обществе с ситуацией в Германии накануне прихода Гитлера к власти. Несмотря на принесенные извинения, шлейф опрометчивых высказываний продолжает тянуться за ним и содержит в себе политический риск.
Эяль Замир моложе других претендентов, и его назначение будет означать смену поколений. В его послужном списке всего две генеральские должности: командующий Южным военным округом и военный секретарь главы правительства. В отличие от многих, кто тесно работал с Нетаниягу, Замир не был замечен в конфликтах с ним. Поэтому его назначение будет свидетельствовать о явном вовлечении премьер-министра в этот процесс.

Кохави, пожалуй, имеет наиболее солидный набор должностей для главы Генштаба. Он командовал территориальной бригадой в Южном Ливане, войсками десантников в ходе операции «Защитная стена», элитной 98-й дивизией ВДВ, руководил территориальной дивизией Газы (в период одностороннего размежевания), был главой Оперативного отдела управления Генштаба, главой военной разведки «Аман», командовал Северным военным округом.

Кохави выделялся на общем фоне с юных лет, у него весьма солидная подготовка. Конечно, как и у любого, кто прошел столь долгий путь в армии, на его счету можно найти и ряд серьезных промахов.

В отличии от Кохави, военная карьера Ницана не может считаться адекватной должности начальника Генштаба. Хотя он служил в наиболее элитном подразделении израильский армии — военной разведке Генерального штаба, и как боец, и — позднее — как командир. Однако он не командовал крупными армейскими подразделениями (командовал только территориальной бригадой и дивизией в Иудее и Самарии, но не регулярными армейскими частями).

Алон также не имеет опыта службы в двух наиболее проблемных на сегодняшний аренах боевых действий: на севере и на границе с сектором Газа. Если говорить о политических минусах, то к нему был приклеен ярлык «левака» с тех времен, когда он служил на территориях. Причиной были конфликты с некоторыми лидерами поселенцев. Однако его «левый уклон» не получил широкой огласки, да и поселенцы впоследствии не особо его критиковали.

В целом, если не говорить о формальных критериях и политических пристрастиях, главное, на чем должны сосредоточиться те, кто выбирает кандидатов — это на трех существенных вопросах безопасности на сегодня.

Первое — готовность потенциального начальника Генштаба к будущей войне. Второе — способность планировать и проводить операции в периоды между военными кампаниями, особенно в области разведки и вылазок ВВС. Третье — наличие креативных идей по строительству армии и повышению потенциала сухопутных войск.

Именно на качества должны обратить внимание те, кто принимает решения, определяющие нашу жизнь, отбросив личные и политические симпатии и антипатии.

Амос Харэль «ХаАрец«, В.П.

Авигдор Либерман. Фото: Моти Мильрод


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend