Saturday 27.11.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Моти Мильрод
    Фото: Моти Мильрод

    Город-призрак или город будущего? Добро пожаловать в Рауаби

    Когда вы приближаетесь к этому новому городу на Западном берегу Иордана – первому подобному проекту в современном мире, невозможно не заметить десять больших палестинских флагов, развевающихся над Рауаби. Заменяя грандиозные обещания традиционного руководства реальными фактами на местах, Рауаби позиционирует себя как воплощение интересов палестинцев, а также как рабочая модель создания палестинского государства. А еще – как островок либерализма и инноваций: здесь находятся центр высоких технологий для поддержки палестинских предприятий, церковь и мечеть, гарантирующая религиозное равенство всех палестинских граждан, а также единственная на Западном берегу Кембриджская сертифицированная академия английского языка.


    Комплекс, расположенный в зоне А, что делает его, по крайней мере на бумаге, полностью подконтрольным Палестинской автономии, и находящийся примерно в 35 минутах езды к северу от Рамаллы, начали строить в 2010 году. Первоначально его финансировал палестино-американский предприниматель Башар Масри при поддержке значительных средств Катара.

    К 2013 году было продано почти 600 квартир, но проект столкнулся с проблемами, когда Израиль отказался подключить Рауаби к системе водоснабжения. В начале 2015 года тогдашний премьер-министр Биньямин Нетаниягу наконец одобрил подключение, и в том же году первые жители въехали в свои дома.

    На сегодняшний день в пяти из 22 запланированных районов города построено 1600 единиц жилья, ведутся работы по строительству еще 400 единиц в Шестом районе. Генеральный план предусматривает строительство 6000 единиц жилья.


    Рауаби стоит на вершине холма, вдали от других палестинских центров, что придает ему некую герметичность. Однако в своей основе город похож на расширенную Мамиллу – для тех, кто знаком с шикарным торговым районом под открытым небом в Иерусалиме. Магазины и рестораны, переходы и общественные пространства – все это сосредоточено в тесном центре, окруженном рядами громоздких зданий, что по иронии судьбы очень похоже на поселенческие блоки.

    Фото: Моти Мильрод

    Город находится на тонкой грани между началом изменения парадигмы в палестинском городском планировании и сохранением укорененности в палестинской деревенской жизни.

    Согласно официальному сайту города, его районам были даны «уникальные» названия, которые звучат «немного странно», поскольку они «взяты из древних семитских языков». Макмаата (камень), Суван (кремень), Икшаф (магия или колдовство) и Терсах (счастье или веселье) – вот некоторые из выбранных названий, которые «символизируют связь города с ханаанским прошлым палестинцев», поясняет сайт.

    Безопасное убежище?

    В интервью 2013 года, данном во время строительства, Масри назвал своим главным источником вдохновения город Рестон в американском штате Вирджиния и планируемые на тот момент пригороды за пределами Каира. Он также отправил группу инженеров на разведку в город Модиин, «построенный на похожем рельефе».


    Город находится рядом со скоплением палестинских деревень и израильским поселением Атерет, жители которого давно выступают против строительства Рауаби.

    Несмотря на мучительно медленный процесс строительства, Рауаби завоевал популярность среди состоятельных палестинцев, а также привлек израильских арабов, которые, очевидно, покупают квартиры для неспешного отдыха в выходные или как место, где можно остановится во время деловых поездок. Средняя цена квартиры здесь начинается с 65 000 долларов.

    Во время недавнего визита в Рауаби я встретился с первым мэром города Ибрагимом Натуром и спросил его о главных препятствиях, стоящих перед городом спустя чуть более десяти лет после начала строительства.


    «Прежде всего это не препятствия – мы предпочитаем определять их как проблемы; так легче с ними справляться, – говорит он. – У нас много проблем, типичных для этого этапа планирования города. Это первый город, который впервые за тысячи лет был построен или спланирован для палестинцев».

    Натур подчеркивает препятствия, создаваемые, по его выражению, «оккупационной политикой» – тем, что Израиль «тормозит» любые действия, инициированные палестинцами, а также попытками осложнить им жизнь. «На въезде в любой палестинский город вы можете увидеть небольшой контрольно-пропускной пункт».

    Я прерываю его, чтобы объяснить, что я имею в виду конкретно Рауаби, а не Западный берег в целом. «Рауаби – часть Западного берега, и поэтому мы находимся внутри системы», – отмечает он.

    Отвечая на вопрос о присутствии и роли в городе израильских арабов, Натур спешит меня поправить: «Мы не рассматриваем их как арабских граждан Израиля: для нас они палестинцы. Быть палестинцем – это не значит иметь израильское удостоверение личности. Я палестинец, но я из Иерусалима. Мы не делаем различий».

    Как говорит Натур, муниципалитет не собирал данные о том, сколько квартир в городе принадлежат израильтянам арабского происхождения: «Собирать такую статистику – дискриминационный подход».

    Он охотно объясняет, чем Рауаби больше всего привлекает израильских арабов. «Они ищут безопасное место», – говорит он, упоминая о «бандитах» и «перестрелках», которые в настоящее время терроризируют арабскую общину.

    «Второе, – перечисляет Натур, – это то, что Рауаби – современный городской район, который предоставляет жителям первоклассную инфраструктуру и достойные услуги. Израильские арабы приезжают сюда, потому что не хотят чувствовать себя гражданами второго сорта». Натур отмечает, что он сам остро чувствует это как житель Иерусалима, у которого есть «второй дом» в районе Кафр Акаб.

    Башар Масри. Фото: Моти Мильрод

    Однако, несмотря на грандиозный план привлечь 40 000 жителей, в настоящее время население Рауаби составляет всего 5000 человек, из которых только 70 процентов считают город своим постоянным домом. Чиновник муниципалитета сообщил, что остальные 30 процентов приезжают на выходные или в отпуск. За исключением более состоятельных палестинцев, имеющих двойное гражданство, вполне логично, что многие из них – израильские арабы, то есть единственные, кто может беспрепятственно проходить через КПП.

    Амаль, 46-летний житель арабского города Умм-аль-Фахм, следит за развитием событий в Рауаби с момента его возникновения, а его брат вскоре после того, как проект был обнародован, стал одним из первых, кто купил там недвижимость.

    После того как Амаль не раз побывал в городе, его впечатления от Рауаби совсем не те, что он ожидал. «Я думал, что там будут жить люди. Они продают много квартир, но в них никто не живет: вечером проходишь по улице, а там пусто, – говорит Амаль. – Ты не чувствуешь, что это город, это безжизненное место».

    Демографический состав города, который рекламировали как ступеньку на пути к государственности, вызывает у него удивление. «Я спросил, какую часть населения составляют израильские арабы. У меня сложилось впечатление, что по меньшей мере 80 процентов – это жители Западного берега. Вам попадаются на глаза машины с израильскими номерами – большинство раз в несколько месяцев приезжают отдохнуть, но в муниципалитете  вам никогда этого не скажут», – говорит он.

    Рауаби удалось обеспечить постоянный приток инвесторов, желающих воспользоваться ипотечными кредитами западного образца с конкурентоспособными процентными ставками (привязанными к казначейским облигациям США) и долгосрочными планами выплат. Но это мало способствовало формированию идентичности, соответствующей Палестине в более широком понимании, представляющей интересы среднего гражданина.

    «Люди попроще, жители деревень Западного берега, смотрят на Рауаби как на нечто чуждое и не соответствующее палестинской реальности, – говорит Амаль. – Тут людей убивают, а в Рауаби устраивают вечеринки – так они это видят. Тот, кто переезжает жить в Рауаби, становится «другим», не похожим на остальных. В Рауаби пьют, курят и веселятся. Для простых людей Рауаби – это просто нехорошее место», – добавляет он.

    Палестинская элита

    Для палестинского среднего класса Рауаби считается особенно привлекательным вариантом. В отличие от Рамаллы и Шхема, где сосредоточено большинство состоятельных палестинцев, в новом городе нет израильских КПП, его стены не украшают портреты шахидов, что делает его, пожалуй, единственным палестинским городом без видимых следов оккупации.

    Тем не менее город производит неоднозначное впечатление. Центральная полоса обычно бурлит до поздней ночи, в то время как удаленные от центра жилые районы напоминают город-призрак, где мало машин и нет движения. Многие здания все еще строят, и даже квартиры, в которых живут люди, часто закрыты, а балконы пусты.

    Фото: Офер Вакнин

    Израильские арабы, похоже, едут в Рауаби, чтобы почувствовать вкус «настоящей» палестинской жизни, в то время как палестинская элита едет туда за меньшим.

    Когда я спрашиваю представительницу Натура, уроженку Рамаллы, чем израильских арабов может привлекать этот город, она говорит: «Я думаю, что они хотят испробовать подлинную арабскую жизнь». Это противоречит утверждению Натура о том, что он не видит различий между израильскими арабами и палестинцами с Западного берега.

    На вопрос, как она планирует провести предстоящие выходные, женщина радостно сообщает, что собирается вместе с друзьями отдохнуть на пляже в Тель-Авиве – благо, ее положение в Рауаби гарантирует ей получение всех необходимых разрешений.

    И хотя оккупация не заметна в Рауаби, живущие здесь все равно не могут ее избежать. Натур с тревогой говорит о будущем города и возможных попытках поселенцев задушить его – подобные вещи происходили в таких городах, как Рамалла, Шхем и других крупных палестинских экономических центрах.

    «Сегодня мы боремся с новым видом гражданской оккупации: например, приходит поселенец со своими овцами и коровами и начинает строить новое поселение, – говорит он. – Согласно международному праву, поселения незаконны. Перед лицом поселений есть только один выход – сопротивление – правовое, гражданское и иное». Что значит «иное», он не уточняет.

    В заключение я спрашиваю его о возможности строительства на Западном берегу новых городов, подобных Рауаби.

    «Если возникнет план создать новый город, подобный Рауаби, позволят ли израильтяне его построить? У меня нет ответа, – говорит он. – Этот город построен, и он живет. Если мы, палестинцы, попытаемся основать другой город, например, в Дженине или Хевроне, будет ли все складываться так же? Будет ли это легче или труднее?»

    Я переспрашиваю, каково его мнение на тему.

    «Я не думаю, что есть такая возможность», – отвечает он с улыбкой.˜

    Ари Фланцрайх, «ХаАрец», М.Р. Фото: Моти Мильрод √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend