Главный » Безопасность » Гордиев узел на горле Израиля

Гордиев узел на горле Израиля

«Исламскому джихаду», который 23 и 24 февраля выпустил  больше 50 ракет по югу Израиля, нет дела до выборов в кнессет. Это значительно сократило разрыв между желанием премьер-министра Биньямина Нетаниягу сохранять спокойствие в Газе - по крайней мере, до выборов 2 марта - и давлением, и угрозами министра обороны Нафтали Беннетта, который стремится показать себя подлинным воителем, в отличие от его предшественника на этом посту Авигдора Либермана.

До сих пор Нетаниягу удавалось успокаивать ХАМАС, вынудив своего партнера – Катар – обещать оказывать помощь этой организации и жителям Газы даже после 2 марта. Это обещание сопровождалось 12 миллионами долларов, которые будут распределены между нуждающимися семьями в Газе. Но «Исламский джихад» не входит в эту сделку. У него есть другой подход к урегулированию, и он играет не только против Израиля, но и против ХАМАСа, высоко оценившего щедрость Катара, от которой «Исламский джихад» не выиграет.

Откровения Либермана о том, что «закупочная» делегация во главе с директором "Моссада" Йоси Коэном и командующим Южным военным округом Герцлем Халеви встретилась с высокопоставленными чиновниками в Катаре, чтобы «попросить катарцев продолжать переправлять деньги ХАМАСу», были не просто раскрытием секретной информации, известной только премьер-министру, его помощникам, ХАМАСу, Катару и Египту.

Задачей Либермана было привести Нетаниягу в смятение и представить «героя войны против террора» союзником террористической организации и человеком, поставившим Израиль подобным попрошайничеством в унизительное положение, и при этом лишь укрепляя позиции ХАМАСа в секторе Газа. В то же время откровения Либермана показывают, до какой степени ХАМАС стал инструментом во внутриарабской дипломатической игре и его способности создавать альянсы, и влиять на процессы за пределами местной арены.

Израиль позволил Катару, который он в прошлом называл страной, поддерживающей террор, включиться в дипломатический процесс между Израилем и палестинцами в обмен на миллионы долларов, которые тот дает ХАМАСу. Таким образом, Катар достиг аналогичного, хотя и не идентичного, статуса своего конкурента - Египта и оказался глубоко вовлеченным в палестинский вопрос.

В результате Катар и Египет неформально разделяют дипломатическую нагрузку. В то время как Египет отвечает за ведение тактических переговоров с ХАМАСом и прилагает усилия для достижения долгосрочного спокойствия вдоль забора с Газой, Катар обеспечивает финансовую подушку, которая помогает обуздать насилие против Израиля, рвущееся из приморского анклава.

Каир располагает постоянными рычагами влияния на ХАМАС в виде пограничного КПП Рафиах, служащего главной жизненной артерией, по которой люди и товары могут двигаться из сектора Газа в Египет и оттуда - в большой мир. Способность Египта закрывать и открывать КПП вынуждает ХАМАС выполнять большинство требований Каира, которые соответствуют требованиям Израиля.

Но финансово Египет не поддерживает ни ХАМАС, ни сектор Газа. Теоретически Катар может оказывать давление на ХАМАС через разрешения на въезд, которые он дает высокопоставленным чиновникам ХАМАСа. Но пока что Катар ни разу не угрожал применить эту меру.

Если в Египте есть кнут и пряник, в Катаре – целый мешок пряников, допуск к которому зависит от пожеланий Израиля. Поэтому складывается баланс интересов, при котором Израиль и два арабских государства, враждебных друг другу, сотрудничают против организации, знающей, как использовать баланс насилия по отношению к Израилю.

Катар и Турция понимают, как следует обращаться с ХАМАСом. Как и Катар, Турция помогает ХАМАСу и позволяет своим высокопоставленным чиновникам и оперативникам вести бизнес на своей территории. Иран также является партнером турецко-катарской оси; он поддерживает тесные связи с обеими странами и продолжает финансировать "Исламский джихад", но ведет себя прохладно по отношению к ХАМАСу.

Египет, Израиль и Саудовская Аравия рассматривают эту трехстороннюю ось, как региональную угрозу, которая ослабляет борьбу против Ирана и подрывает позиции Соединенных Штатов в регионе. Но на самом деле именно Газа вынуждает обе оси выработать двойную политику - конфликт и угрозы на арабской и международной арене, а также сотрудничество в Газе для предотвращения неконтролируемого ухудшения ситуации.

Израиль может разрубить этот гордиев узел, сняв блокаду Газы или придя к долгосрочному соглашению, которое уменьшит политическую свободу действий ХАМАСа и скорректирует его отношения с Израилем и Египтом.

Такой шаг также сделал бы ненужным испрашивание милостыни у Катара, которая воспринимается в Израиле, как проявление военной и политической слабости, и укрепляет влияние ХАМАСа в регионе. Но полная отмена блокады, по мнению Израиля, это - красная черта, которую нельзя пересечь. И это при том, что на протяжении 12 лет блокада не могла предотвратить вспышки насилия и широкомасштабные военные операции, которые Израиль проводил в Газе. Блокада стала символом антитеррористической политики Израиля, и сомнительно, что после выборов правительство, будь оно центристское или правое, согласится пересмотреть эффективность блокады.

Соглашение между Израилем и ХАМАСом, напротив, воспринимается, как законный шаг, даже если оно требует косвенных переговоров с этой организацией и ведет к значительным экономическим уступкам, которые подрывают саму политику блокады. Проблема состоит в том, что подобная  договоренность продается израильской публике, как исключительный способ обеспечить полное спокойствие. Эти далеко идущие амбиции могут значительно сократить срок действия такой договоренности (если она будет достигнута), хотя бы потому, что она позволит небольшим палестинским группировкам в секторе Газа сражаться с ХАМАСом за спиной Израиля.

Наиболее реалистичным требованием Израиля, которое можно удовлетворить, является значительное сокращение насилия. «Сокращение насилия» используется в качестве стратегии на полях сражений в Сирии, а в последнее время - в соглашениях между США и талибами. Она основана на трезвой оценке того, что, действительно, можно достичь в борьбе за власть между соперниками, которые бились друг с другом годами.

Коль скоро ХАМАС отказывается признать Израиль и отвергает возможность достижения какого-либо дипломатического решения, и в отсутствие дипломатического процесса с ПА, сокращение насилия становится законной целью. Оно не обязывает правительство отказаться от своих политических принципов, но обязывает его либо принимать нарушения, либо очень взвешенно на них реагировать.

Цви Барэль, «ХаАрец», М.Р.

На фото: сектор Газа. Фото: Элиягу Гершкович

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Число выздоровевших в Италии за сутки выросло на 1434 человека. Это рекордный показатель с начала па ...

Нужно принимать особые меры для того, чтобы печень оставалась здоровой и жизнеспособной. Во многом э ...

Футбольный клуб сэкономит круглую сумму из-за отмены футбольных мероприятий во время карантина. ...

Небольшие изменения в рационе позволят побыстрее подготовиться к началу пляжного сезона. ...

Количество заразившихся коронавирусом в США превысило 100 тыс человек. ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend