Фото: Mohamed Al-Sayaghi, Reuters

Гонка вооружений на Ближнем Востоке

Саудовская Аравия просила у президента Франции Эммануэля Макрона убедить Катар отказаться от приобретения у России систем ПВО S-400. Как сообщила французская газета Le Monde, саудовский королевский дом даже пригрозил, что «готов к военным действиям, если в них возникнет необходимость». Однако Франция не отреагировала на эту просьбу.

Саудовское заявление последовало после того, как посол Катара в России Фаэд бин Мухаммед аль-Атья рассказал о ведущихся быстрыми темпами переговорах с российской стороной о приобретении передовых систем ПВО S-400. Саудовцы узрели в этом «казус белли», но в Катаре ответили, что сами угрозы Эр-Риада противоречат международным нормам.

На практике, если Катар получит эти системы, их развертывание может лишить саудовские ВВС той относительной свободы, с которой они бомбят сегодня в Йемене цели повстанцев-хуситов.

Саудовская Аравия и Катар: хроника угроз

Год назад, в июне 2017 года, Эр-Риад объявил Дохе бойкот, к которому присоединились Бахрейн, ОАЭ и Египет – обвинив Катар в поддержке проиранских террористических организаций, в том числе «Братьев-мусульман».

В рамках этого бойкота Саудовская Аравия закрыла единственный сухопутный пограничный терминал с Катаром, и перекрыла центральный канал экспорта продовольственных товаров и стройматериалов в соседнюю страну. Все четыре страны, участвующих в бойкоте, выдворили обладателей катарских паспортов со своих территорий и обратились к собственным гражданам с призывом покинуть этот эмират. Самолетам «Катарских авиалиний» было запрещено входить в их воздушное пространство. В то же время всем оппонентам катарского режима, которым дома грозили неприятности, была предоставлена поддержка. Да еще и ОАЭ обложила Катар многими санкциями.

Через несколько недель четыре государства предъявили Дохе список своих требований, и отвели 10 дней на их выполнение. Саудиты, от лица суннитской коалиции, потребовали закрыть телесеть «Аль -Джазира» и сократить поддержку террористических организаций, особенно «Братьев-мусульман». А также закрыть турецкую военную базу, расположенную на территории Катара.

Катар отказался, заявив, что бойкот ущемляет его суверенитет. И хотя в сентябре 2017 года правитель Катара, эмир Тамим бин Хамад аль-Тани предложил саудовскому наследному принцу Мухаммеда бин Сальману начать переговоры по разрешению кризиса – в апреле 2018 года Саудовская Аравия заявила, что может прорыть канал вдоль границы с Катаром, чтобы превратить его в остров. Также Эр-Риад пригрозил превратить часть суши, граничащую с Катаром, в военную зону и построить там хранилище ядерных отходов. И пусть этот проект не был официально утвержден – он показывает, насколько глубока пропасть в отношениях между ними, и он был создан в попытке заставить Катар подчиниться условиям саудовцев. Министр иностранных дел ОАЭ подтвердил, что этот проект «является доказательством отказа Катара действовать ради разрешение кризиса».

Впрочем, корни нынешнего конфликта между двумя странами нужно искать в 1985 году, когда Хамад бин Халифа аль-Тани — отец нынешнего катарского эмира – сверг собственного отца, пока тот находился на отдыхе в Швейцарии. Тот путч всерьез потряс монархии региона, поскольку создал прецедент силового захвата власти. Потому суннитские государства не раз пытались свергнуть нынешнего властителя Катара и вернуть трон его отцу – впрочем, безуспешно.

Катар сближается с Ираном?

В отличие от саудовцев, которые заинтересованы в кампании против Ирана, возглавляемой Соединенными Штатами и Израилем, Катар боится войны. Пытаясь задобрить администрацию Трампа, катарцы заявляют, что у них с Ираном тоже есть разногласия – но в то же время они подчеркивают, что не заинтересованы поддерживать Саудовскую Аравию в ее войне против Ирана.

3 июня вице-премьер и министр обороны Катара Халед аль-Атия заявил на международном конгрессе по вопросам безопасности в Сингапуре, что его страна готова примкнуть к суннитской антииранской коалиции, «несмотря на разногласия по этому вопросу», но добавил: «Попытки третьей стороны втянуть регион, или отдельные государства, в войну с Ираном несут большую опасность». По его словам, было бы неразумным призывать США или Израиль начать такую войну.

Но смиренная риторика в отношении Ирана неприемлема для США, около десяти тысяч солдат которых дислоцированы в Катаре на базе ВВС в Эль-Удейде, в рамках кампании против «Исламского государства» и продолжающихся боевых действий в Афганистане. И то, что Катар ссорится с суннитской коалицией, в США считают опасным явлением.

Но почему саудовцев так обеспокоила покупка систем S-400? Эти системы ПВО приобретают страны, не имеющие возможности приобрести современные истребители-«невидимки», в то время, как они чувствуют угрозу от США и других государств, имеющих такие самолеты на вооружении. S-400 – последняя модернизация батарей категории SA-5 c ракетами «земля-воздух» дальнего радиуса действия, которые были разработаны еще в СССР в период холодной войны и изначально предназначались для перехвата атомных бомб противника. Те же системы потом заинтересовали многие арабские страны, Китай, Северную Корею и других. Катар теперь лишь присоединяется к ряду российских клиентов.

Ранее сообщалось, со ссылкой на Таля Инбара, начальника центра ракетно-космических исследований в институте Фишера, что «россияне развернули в Сирии батарею S-400 и системы SА-22 «Панцирь», которые приобретены также Ираном. Россия заинтересована продать системы S-400 и другим потенциальным клиентам. Доктор Изабелла Гинор из центра Трумена в Еврейском университете говорит, что Россия уже продала ракеты S-400 Саудовской Аравии и Турции. И только сообщения, что батарея S-400 не была использована против израильских самолетов, добавляют немного оптимизма к этой картине.

В июне 2017 года журнал Foreign Affairs опубликовал статью под впечатляющим заголовком: «Способен ли дипломатический кризис в отношениях с Катаром спровоцировать новую мировую войну?» Автор статьи сравнивал ситуацию с Сараево в 1914 году.

В июне 2018 года все выглядит еще серьезнее: кризис разрешить не удалось, и саудовцы уже говорят о «казус белли». Само использование этого термина указывает на то, что положение – хуже некуда. При этом Newsweek утверждает, что бойкот Египта и Саудовской Аравии не навредил Катару. Экономические показатели этой страны за минувший год лишь улучшились —  по некоторым оценкам, бойкот помог правителям  эмирата привлечь новые зарубежные инвестиции, и укрепил их власть.

Сегодня Саудовская Аравия пытается позиционировать себя, как доминирующую страну на Ближнем Востоке, и смотрит на Катар, как на младшего брата, косящегося на иранцев, и даже как на источник региональной нестабильности. Пока американцы пытаются устранить эти разногласия, Россия преследует здесь еще один интерес. Помимо собственно попыток продать свое оружие, она пытается отторгнуть Катар от антииранской суннитской коалиции, поддерживаемой США – чтобы таким образом ее ослабить

С одной стороны, Россия продает оружие Ирану и Катару, с другой – углубляет контакты с Саудовской Аравией и Турцией. Россия пытается создать разные дипломатические полюса, в которых она сможет играть ключевую роль для разрешения ближневосточных кризисов. Продавать оружие врагам, вроде Саудовской Аравии и Ирана, а еще и Турции — и предлагать им же политические решения. Россия продает оружие как стране, которая входит в НАТО, так и странам, которые остаются за его пределами… Такими действиями Кремль пытается изменить отношение Запада к себе, и предстать перед ним важным игроком глобальной геополитики.

Доктор Евгений Клаубер. Фото: Mohamed Al-Sayaghi, Reuters


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend