Monday 18.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Ави Охайон, GPO
    Фото: Ави Охайон, GPO

    Восторги не оправдались: Израиль надеялся на большее

    Год назад в СМИ появились первые сообщения о готовящемся соглашении о нормализации отношений между Израилем и Объединенными Арабскими Эмиратами. В конце августа 2020 года первая официальная израильская делегация посетила страну на берегу Персидского залива, а две недели спустя в Белом доме были подписаны соглашения с ОАЭ и Бахрейном.


    Но за год многое может измениться. Бывший премьер-министр Биньямин Нетаниягу, который организовал подписание соглашений, так и не смог осуществить свою мечту и нанести официальный визит в Абу-Даби; на днях он вылетел в США с личным визитом в качестве частного лица.

    Так какие же изменения произошли за год в результате соглашений о нормализации? По мнению израильского оборонного ведомства, многое изменилось к лучшему, но не так много, как ожидалось вначале.

    Этот шаг, придуманный Нетаниягу, эмиратским наследным принцем Мухаммедом бин Зайедом и тогдашним президентом США Дональдом Трампом, вывел Израиль и ОАЭ из многолетнего дипломатического тупика. Однако все три участника соглашения преследовали более масштабные цели.


    Соглашение должно было проложить путь для заключения соглашений о нормализации отношений со многими другими арабскими странами, в первую очередь с Саудовской Аравией. Оно должно было укрепить новый проамериканский стратегический альянс на Ближнем Востоке как ответ шиитской оси во главе с Ираном. Оно также должно было доказать, что Израилю не нужен мир с палестинцами, чтобы улучшить свои отношения с другими странами региона.

    Само по себе соглашение было впечатляющим. Возможно, оно стало единственным крупным дипломатическим достижением администрации Трампа в регионе, и, безусловно, это был один из главных моментов внешней политики Израиля за 12 лет правления Нетаниягу. Когда позже к соглашениям о нормализации присоединились Марокко и Судан, это добавило Нетаниягу еще больше поводов для гордости.

    Тем не менее, их стратегическое региональное влияние было ограниченным. Израильские оборонные источники говорят, что главные достижения мира с ОАЭ были экономическими и технологическими. Как и надеялся Нетаниягу, шейхи Эмиратов проявили большой интерес к крупным инвестициям в Израиль.

    Оборонные и разведывательные связи между двумя странами также улучшились, хотя ни одна из стран не спешит делиться информацией об этом. Недавние сообщения СМИ о деятельности израильских компаний по производству кибероружия показали, что ОАЭ являются ведущим потребителем этой израильской технологии, которая нередко используется против журналистов и правозащитников. Эти сделки были подписаны при поддержке правительства Израиля.

    Но все надежды Израиля на то, что ОАЭ станут частью более открытого альянса и приложат энергичные усилия по блокированию действия Ирана в регионе, вскоре рассеялись. Участие ОАЭ в событиях на палестинской арене также было минимальным; несмотря на растущую поддержку этой идеи со стороны Израиля, эмиратские деньги не заменили секторе Газа деньги катарские.

    Похоже, что есть две причины, заставляющие страны Персидского залива проявлять повышенную осторожность. Во-первых, Иран рассматривается как сильная региональная держава, которая не собирается капитулировать перед Вашингтоном и не боится наступать на американские и израильские интересы в регионе. Во-вторых, новая администрация США в меньшей степени увлечена идеей развития связей Израиля с ОАЭ и Саудовской Аравией – страной, которая, как рассчитывали Трамп и Нетаниягу, присоединится к сделке по нормализации.


    Если Трамп был главным покровителем нормализации, то нынешний президент США Джо Байден настроен гораздо более скептически. В эти дни внимание Америки направлено на Дальний Восток и на ее напряженные отношения с Китаем. В этих условиях ОАЭ, очевидно, рассматривают более тесные государственные связи с Израилем как дело далекого будущего.

    Все это также косвенно связано с недавними драматическими событиями в Центральной Азии – постепенный уход Америки из региона, начавшийся в конце правления Обамы и продолжившийся при Трампе с характерными для этого политика зигзагами, набирает обороты при Байдене. Уход Америки из Афганистана привел к ошеломляюще быстрой капитуляции афганского правительства перед «Талибаном».

    В последний раз военным силам исламистов удалось так быстро захватить большие территории страны летом 2014 года, когда большая часть западного Ирака и восточной Сирии перешла под контроль «Исламского государства». Падение Кабула, кульминацией которого стало бегство президента Афганистана из столицы в воскресенье, 15 августа, является самым большим достижением исламистов с тех пор.


    Оправданный гнев, который вызвали у Америки террористические атаки 11 сентября, в итоге обошелся ей в две неудачные кровавые войны – в Афганистане и Ираке. Байден без излишних сантиментов положил конец затянувшимся на два десятилетия неудачным инвестициям Америки, которые включали в себя огромные финансовые затраты и ненужную гибель множества людей.

    Сейчас администрация Байдена подвергается нападкам, и не без оснований, за негодную работу разведки – она не предвидела столь быстрого краха правительственных сил, и за то, что она бросила своих сотрудников-афганцев на милость победителя, фанатиков из «Талибана». Но в провале Америки в Афганистане виновны многие, и Байден – лишь последний в цепочке. Но вряд ли кто-то на его месте поступил бы иначе.

    Легко упрекать американцев за унизительные сцены, происходящие в Кабуле, которые напоминают картины ухода США из Вьетнама в 1970-х годах. Но Израиль сделал в южном Ливане в 2000 году что похожее. Он тоже решил уменьшить свои потери и предал своих союзников. Только в этом случае они остались по другую сторону забора, а не за тысячи километров.

    Несомненно, от сцен, транслируемых из Кабула, у союзников Америки на Ближнем Востоке мурашки по коже бегают, и им не остается ничего иного, как задуматься о том, не готовит ли Америка подобные шаги в нашем регионе.

    Вполне предсказуемо, что некоторые пользователи социальных сетей заявили 15 августа, что Израиль не может рассчитывать на Америку и должен полагаться лишь на себя. Было бы интересно узнать, готовы ли сторонники этой идеи отказаться от вето Вашингтона на антиизраильские резолюции в Совете Безопасности ООН или от военной помощи в размере 3,8 миллиарда долларов в год только для того, чтобы иметь возможность продемонстрировать свою независимость и стойкость.

    Но Израиль – это не Афганистан и не Ирак. Связи Америки с Израилем и ее обязательства перед последним совершенно другие, как и выгоды, которые Америка видит от этого партнерства. И все же ясно, кто из них супергерой, а кто помощник.

    Снижение интереса Америки к Ближнему Востоку в пользу поворота на Дальний Восток – это уже решенный вопрос. Но это не значит, что Соединенные Штаты оставят Израиль на произвол судьбы.

    Амос Харэль, «ХаАрец», М.Р. На снимке: подписание соглашения о нормализации в Вашингтоне. Фото: Ави Охайон, GPO˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend