Monday 20.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Яаков Саар, GPO
    Фото: Яаков Саар, GPO

    Год, когда израильский плавильный котел развалился

    1981 год: это был момент, когда израильский плавильный котел развалился, по крайней мере, раскололся на две враждебные части. С расстояния 40 лет картина выглядит резче, чем когда-либо: выборы 1981 года оказались самыми критическими и значительными из всех, что были в Израиле, а с исторической точки зрения даже сместили в тень переворот 1977 года.

    На выборах 1977 года блок МААРАХ, возглавляемый Шимоном Пересом, потерял 19 мест по сравнению с выборами 1973 года (32 против 51). Он действительно потерял власть, но анализ результатов голосования показывает, что на самом деле в израильском обществе не было больших потрясений, кроме чисто политического аспекта.

    Только 4 из 19 потерянных МААРАХом мест достались «Ликуду» Менахема Бегина, в то время как 15 мест остались в «первом Израиле». Они только перешли в партию протеста ДАШ (Демократическое движение за перемены), возглавляемую ученым-археологом и бывшим начальником генштаба Игаэлем Ядином. Эта партия возникла в ответ на провалы Войны Судного дня, коррупционные скандалы и общую атмосферу недовольства мапайников.

    На первый взгляд, не было никаких разумных причин для того, чтобы избирательная кампания 1981 года стала самой бурной и ожесточенной в истории страны. В конце концов, Менахем Бегин был и миротворцем - после мирного соглашения с Египтом, и ястребом – после блестящей операции по уничтожению ядерного реактора в Багдаде. Фондовый рынок и банки еще не рухнули, Арик Шарон еще не был министром обороны и ЦАХАЛ еще не вторгся в Ливан.

    Но ни один из 15 мандатов ДАШ (который к тому времени распался) не перешел «Ликуду». Они предпочли сплотиться снова под флагом МААРАХа. Трудно найти другое объяснение этому явлению, кроме общей мобилизации «правильного первого Израиля», чтобы спасти государство от «второго Израиля» и вернуть его ветеранам-хозяевам, которые его основали и сформировали его облик.

    Действительно, на этих выборах МААРАХ обогатился ровно на 15 мест по сравнению с 1977 годом - с 32 до 47 мест. Но и этого было недостаточно перед лицом негативной реакции на улицах и площадях. И продолжение хорошо известно: после массовых и страстных предвыборных митингов летом 1981 года этнический демон вылез из бутылки, и в стране образовался глубокий тектонический раскол, не преодоленный до сих пор.

    Плавильный котел, великолепное творение Бен-Гуриона и его партии, распался на две части: первый Израиль против второго Израиля, традиционные против светских, сефарды против ашкеназов, евреи против израильтян.

    Это приводит к неизбежному выводу, что это была не просто избирательная кампания: это была фактически гражданская война - битва за образ и культурный характер страны. Битва между израильтянами (представленными Пересом и МААРАХхом и отраженными в речи Дуду Топаза о «чурках») и евреями (во главе с Бегиным с его памятной ответной речью).

    И евреи победили. С трудом, но одержали решающую победу -  для нескольких поколений. После 1981 года Израиль стал более еврейским, более традиционным, более восточным.

    Восточные евреи, соблюдающие традиции, подняли голову, распрямились и даже потребовали свою долю пирога. Больше никакого мифа о сабре - новом еврее, мифа, который вынуждал их оторваться от своего прошлого и отвернуться от своих родителей и своего происхождения.

    Можно с уверенностью предположить, что без победы Бегина и сефардов на выборах 1981 года Государство Израиль в последние 40 лет было бы радикально другим: более централизованным и менее капиталистическим, конечно, более светским и менее религиозным, более однородным и гораздо менее мозаичным. И уж, скорее всего, восточные певцы с периферии не смогли бы стать культурными героями Израиля, а старая элита продолжила бы диктовать повестку дня в стране.

    Это была победа, изменившая историю на 40 лет вперед. Были ли выборы 2021 года (на которых преемник Бегина, Биньямин Нетаниягу, был свергнут, несмотря на 30 мандатов его партии, большинство из них от «второго Израиля», в пользу кандидата с 6 мандатами) - контрреволюцией «первого Израиля», истеблишмента, которому надоела народная революция, произошедшая здесь в 1981 году и изменившая лицо государства?

    Стали ли избиратели Ликуда снова второсортными гражданами? Стадом «чурок», чья электоральная сила должна быть ограничена во имя права вернуться в прекрасный, «белый» Израиль, каким он был когда-то? Тот Израиль, что шел спать, улыбаясь под песни ПАЛЬМАХа на выборах 1996 и 2015 годов, но снова просыпался утром в ужасе от звуков «дарбуки» с соседского балкона?

    Вопросы, которые безусловно являются спорными и которые не следует замалчивать.

    Дорон Коэн, Walla, И.Н. На снимке: Менахем Бегин с женой голосуют на выборах 1977 года. Фото: Яаков Саар, GPO

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend