Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Уикэнд в Лондоне? Забудьте!

    «Человек — это не Остров», — писал английский поэт XVII века Джон Донн. Хемингуэй выбрал строку из его стихотворения для названия своей книги «По ком звонит колокол», в которой рассказывается о солидарности в минуты опасности.


    «Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек — часть Материка, часть Суши; и если волной снесет в море береговой Утес, меньше станет Европа, и так же, если смоет край мыса или разрушит Замок твой или друга твоего; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе», — писал Джон Донн.

    Донн следует давней философской традиции, по которой человек определяется не только своими индивидуальными качествами, но своим отношением к другим: каждый из нас также мать или отец, сын или дочь, проживает в том или ином городе или в той или иной стране. Все люди говорят на определенном языке — и любое утверждение о них будет так же относиться к другим людям, к которым они принадлежат тем или иным образом.

    Аристотель суммировал это словами «Человек — существо  социальное». Человек в конечном счете определяется его связью с другим. Это хорошо понимали мыслители французской революции, которые назвали свой главный документ «Декларацией прав человека и гражданина» — то есть не только человека как такового, но и человека как части общества.


    Эпидемия коронавируса открыла эту истину самым драматическим образом. Любой, кто думал, что его личные решения касательно здоровья относятся только к нему и поэтому надо оставить сектор здравоохранения для конкуренции на свободном рынке, совершил горькую ошибку.

    Как доказывает вспышка эпидемия в Соединенных Штатах, где нет системы общественного здравоохранения, здоровье каждого человека имеет далеко идущие последствия для здоровья других. Следовательно, существует социальная и моральная необходимость для поддержания системы общественного здравоохранения. Это так же важно, как безопасность — иногда даже более того.

    Сопротивление правых кругов в США государственному медицинскому страхованию проистекает из радикального индивидуализма, который игнорирует тот факт, что мое или ваше здоровье влияет на здоровье других людей.

    Это также может быть причиной первоначального нежелания Дональда Трампа заниматься этой проблемой: для него здоровье — это забота самого человека. Для него все изменилось только тогда, когда кризис вызвал обвал фондового рынка.

    Конечно, еще слишком рано делать категоричные выводы, но вопрос не сводится только к анализу системы здравоохранения или политики правительства. Необходимо задать несколько простых вопросов относительно широкого и глобального распространения эпидемии, и здесь нельзя игнорировать последствия глобализации.

    Нет сомнений, что если бы подобная эпидемия разразилась в Китае 20 лет назад, она не распространилась бы в такой степени по всему миру. Изменения в образе жизни в последнем поколении не являются причиной эпидемии, но они привели к глобальным масштабам ее распространения.


    Глобализация имеет много положительных аспектов и в значительной степени способствует повышению уровня жизни широких слоев населения: устранению пограничных барьеров, дешевым полетам, массовому туризму. Мы увидели, как в нашей стране возникла культура катания на лыжах в Альпах, поездок на футбольные матчи в Испании, выходные в Праге или уикэнд в Лондоне. Не говоря о Таиланде. Мир открылся, и это хорошо. Но бесплатный сыр, как известно, бывает только в мышеловках.

    Эпидемиологический анализ первых сотен заболевших израильтян показал, что почти половина из них вернулась из краткосрочных поездок за рубеж, подобно описанным выше. Конечно, такие короткие поездки предполагают кардинальные изменения в ежедневной рутине — рано утром приехать в аэропорт, вернуться ночью, есть что попало и не спать во время отпуска.

    Такие поездки также связаны с воздействием людей, климатических условий и продуктов, к которым мы не привыкли. Они сопровождаются воздействием на организм внешних раздражителей, которые ухудшают его иммунитет: кто знает, какие еще заболевания несет этот краткосрочный массовый туризм сотням тысяч людей (зато «шоппинг в дьюти-фри»). Нет сомнений, мы не должны отказывать себе в таких удовольствиях, но надо знать об их медицинских последствиях. Да и так ли нужно брать пятилетнего ребенка на игру «барсов»?


    Дело не в том, чтобы искать виноватых, а в том, чтобы понимать, что образ жизни, ставший возможным благодаря глобализации, способствовал пандемии. Это требует серьезного осмысления и необходимости изменить аспекты гедонистического образа жизни «до короны». Я не хочу нарушать индивидуальную свободу и не имею в виду законодательные запреты. Тем не менее, личная свобода также включает в себя ответственность перед другими.

    Вспышка эпидемии СПИДа привела к значительным изменениям в поведении. Можно учиться на этом примере. Миру потребуется некоторое время, чтобы вернуться к жизни после вируса, но не может быть автоматического возврата к «тому, как было раньше». Произойдут далеко идущие изменения: отказ от крайнего индивидуализма, неограниченного рынка, возобновление норм социальной солидарности, принятие социального законодательства и прекращение обогащения магнатов.

    Ограничение потребительской культуры также требует новой реальности. Можно надеяться, что более миллиона израильтян, которые так или иначе пострадали от действий правительства по обузданию эпидемии, смогут вернуться на прежний уровень благополучия. Я надеюсь, что это вновь позволит им путешествовать за границу вместе со своими семьями. Но возможно, что вместо большого количества кратких поездок они используют время летнего отпуска, как принято в большинстве стран Запада.

    Мы также не должны привыкать к тому, чтобы слетать с детьми-дошкольникам на «испанское классико» в Мадрид или в Барселону — это вершина человеческих желаний, и, возможно, мы сумеем извлечь уроки из сидения с детьми во время карантина, чтобы подумать о другой форме досуга, образования и культуры.

    Ко всему сказанному можно добавить предложение о введении специального налога (скажем, 5 процентов) на каждую поездку за границу и на эти деньги создать специальный фонд общественного здравоохранения, предназначенный для реабилитации разрушенной системы здравоохранения.

    Более того, такой налог на путешествия заставил бы каждого пассажира обратить внимание на тот факт, что он вносит свой вклад в социальную солидарность во время поездок за границу.

    В прошлом такой налог на поездки использовался на нужды безопасности, но здоровье — это тоже безопасность. Такие меры станут примером необходимости сочетать наше возвращение к личному благополучию с ответственностью и солидарностью. Мы все связаны друг с другом и во времена благополучия, и во времена бедствий.

    Шломо Авинери, «ХаАрец», В.П. Фото: Офер Вакнин˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend