Thursday 20.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Wikipedia
    Фото: Wikipedia

    Как полицейский, обвиняемый в применении пыток, смог возглавить Интерпол?

    В конце ноября был выбран новый глава Интерпола. Им стал генерал-майор полиции Объединенных Арабских Эмиратов Ахмед Нассер аль-Раиси. Его кандидатура считалась как минимум спорной: ведь по-прежнему по меньшей мере в пяти странах его обвиняют в применении пыток, и по этим обвинениям идут судебные процессы! Как же, несмотря на это, аль-Раиси смог занять самый высокой пост в международной полицейской организации? Как такое возможно?


    В интервью изданию Spiegel это объясняет профессор Техасского университета Эдвард Лемон. Он называет случившееся провалом демократических стран в их усилиях выдвинуть более подходящего кандидата и мобилизовать голоса в его поддержку. Как и другие международные организации, Интерпол работает на основе принципа суверенного равенства, и каждое из 194 государств имеет в нем равные членские права. 70 процентов стран не считаются свободными, следовательно, почти неизбежно в таких выборах будут участвовать и выдвиженцы авторитарных режимов. Например, с 2016 по 2018 год президентом Интерпола был бывший заместитель министра общественной безопасности Китая Менг Хонгвей, над которым также висело обвинение в нарушениях прав человека.

    Каждая страна делает взносы в Интерпол в соответствии с размером своей экономики и в зависимости от других факторов. Потому один из самых больших инвесторов – США. Однако страны также могут делать добровольные пожертвования. Так, ОАЭ пожертвовали 50 миллионов евро в фонд Интерпола «За безопасный мир» – номинально независимую некоммерческую организацию.

    Роль президента достаточно ограничена, его задача – обеспечение имплементации политики Генассамблеи. В идеале этот пост должно занимать нейтральное лицо. Но для ОАЭ, претендующих считаться одним из лидеров мировой политики, это важное назначение. ОАЭ использовали Интерпол для слежки за иностранными инвесторами и собственными бывшими гражданами за рубежом. Иногда их заставляли вернуть долги, иногда причины были другими. Назначение аль-Раиси – важный символический акт, показывающий другим авторитарным режимам, что можно быть обвиненным в нарушении прав человека и при этом возглавлять международную организацию.


    Едва ли будут проведены реформы Интерпола, подобные тем, что проводили в последние годы. Например, человек со статусом беженца может подать прошение об удалении его имени из базы данных – важное новшество, которое было внедрено в 2017 году. Также стали более строго проверять тендеры. Но насколько строго – сказать сложно, потому что в целом Интерпол по-прежнему остается недостаточно прозрачной структурой.

    В первую очередь Интерпол борется с наркотрафиком, торговлей людьми, сетями педофилов и т. п. Но когда кого-то арестовывают по политически мотивированным обвинениям, это считается побочным ущербом. Устав Интерпола запрещает использование организации для преследования людей за политические и расовые преступления, однако именно тех, кого на самом деле хотят задержать по политическим мотивам, чаще всего обвиняют в коррупции, педофилии или терроризме.

    Турция в 2016 году после провалившейся там попытки государственного переворота пыталась включить в систему поиска Интерпола 60 тысяч человек. Россия активно использует Интерпол для преследования оппозиционеров за границей, Китай – для преследования уйгуров и тибетцев.

    Не стоит думать, что агенты Интерпола ездят по миру и арестовывают преступников. На самом деле у Интерпола нет агентов. Он даже не выдает ордер на арест. Это клуб правоохранительных агентств, имеющих целью ловить преступников за рубежом. «Красный циркуляр» – это запрос к иностранным властям для временного ареста какого-либо лица, после чего следует процесс экстрадиции, и теоретически должно быть право на обжалование. Люди, задержанные через Интерпол, должны быть защищены принципом, по которому лицо не может быть экстрадировано, если ему угрожают пытки.

    В дополнение к «красным циркулярам» есть так называемые месседжи – упрощенная процедура, позволяющая быстро остановить людей, которые только что пересекли границу. Теоретически эти процедуры также должны проверяться, но часто это происходит уже после того, как месседжи отправлялись и использовались.

    «Красный циркуляр» можно задействовать, чтобы помешать людям получить работу. Часто при пересечении границы людей арестовывают, и в некоторых случаях уходят месяцы на их освобождение. Получившие статус беженца должны сначала узнать, что они в списках, и лишь потом потребовать их удаления из него, что непросто, так как Интерпол не публикует все запросы на арест, и многие не поймут, что включены в список разыскиваемых, пока не будут арестованы.


    Раньше Интерпол высылал циркуляры по почте, и проходили недели, пока запросы загружались в различные системы, но с 2003 года существует система, позволяющая загружать запросы незамедлительно. Около 20 лет назад в ней было около 1300 «красных циркуляров», а сегодня – уже 66 тысяч, из которых только 7500 публично известны. Это происходит среди прочего из-за все большего злоупотребления системой Интерпола авторитарными государствами.

    Существуют и проблемы с финансированием. Всего несколько десятков человек работают в комиссии, отвечающей за рассмотрение запросов. Им приходится обрабатывать от 30 до 40 запросов в день, и сложно проверить каждую деталь. Получается, что, хотя функция Интерпола – борьба с преступностью, эта организация не защищает саму себя от злоупотреблений.

    Интерпол – важный орган, который должен быть сохранен. Но он нуждается в реформах, резюмирует Spiegel.


    «Детали». Фото: Ipixelpro – Own work,
    Wikimedia commons, CC BY-SA 4.0, cropped √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend