Monday 26.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Vahid Salemi
    AP Photo/Vahid Salemi

    Кто и как помешал «иранскому Ельцину» вернуться к власти

    Совет стражей конституции Ирана лишил бывшего президента Махмуда Ахмадинежада права вновь баллотироваться на президентский пост на выборах, которые должны состояться 18 июня 2021 года. «Детали» узнали подробности: кого пугал этот кандидат и как с ним боролись, чтобы снять с дистанции.

    Решение Совета было принято за 24 часа до официальной даты публикации списка кандидатов. Махмуд Ахмадинежад был президентом Ирана два срока, с 2005 по 2013 год. 11 мая он вновь выдвинул свою кандидатуру на этот пост.

    Пролить свет на эту историю помог Абдола-Реза Давери, работавший в 2009 г. в предвыборном штабе Ахмажинежада и с начала 2010-х ставший его близким другом. Однако в последние несколько месяцев он стал его непримиримым критиком. Незадолго до решения Совета Давери дал интервью сайту «Аср-э Иран», в котором рассказал: «Ахмадинежад хотел бы, чтобы упала биржа, а народ  столкнулся с неисчислимыми бедами, что вывело бы его на улицы. С 2017 года он повторяет, что через три месяца режим рухнет». По его словам, Махмуд Ахмадинежад считает себя человеком, близким к Богу, и даже «иранским Ельциным».

    «Ахмадинежад – продукт банды, стоящей в Иране у власти. Когда в сфере политики нет прозрачных групп и организаций, банды в темных комнатах определяют, кого надо возвысить и привести во власть», – заявил Давери. Он согласился с журналистом «Аср-э Иран», что в Иране нужно менять целиком механизм одобрения кандидатов в президенты Исламским Наблюдательным советом – на такой, какой принят в гражданском обществе. С этой точки зрения, падение Ахмединеджада, возможно, отражает не только дисквалификацию политика, в прошлом бывшего одним из самых ярых ненавистников Израиля, но более глубокий процесс конфронтации с исламистскими вождями этой страны.

    – Вы нещадно критикуете Ахмадинежада в «Твиттере», но недавно упомянули о его мессианстве. Почему вы только сейчас обратили на это внимание? – спросил журналист Хуман Дурандиш.

    – В последние годы я был на собраниях, где господина Ахмадинежада причисляли к пророкам и святым, причем это делалось в его присутствии, – ответил Абдола-Реза Давери. – Раньше мы думали, что любая критика Ахмадинежада связана с Израилем и сионизмом. Поскольку еще Шимон Перес говорил, что нужно сделать так, чтобы одно пребывание рядом с Ахмадинежадом расценивалось как позор…  И мы стали бороться с его критиками. Мы считали, что любая критика, направленная против него, исходит из единого сионистского центра, и его критики – враги ислама, а сам Ахмадинежад – посланник праведного имама.

    Но сейчас уже не пишут о его критике сионистов, об их вражде с Ираном. По крайней мере, я этого не видел.

    – А критика Ахмадинежада со стороны иранских реформистов в 2005-2013 годах тоже считалась «сионистской»?

    – Понятно, что нет. Скажем, экономическая политика Ахмадинежада для меня была очень важна. Многое, что делал Ахмадинежад в этой сфере, мне близко. С этого и началось наше сближение. Но затем выяснилось, что есть еще идеология. По- моему, господин Ахмадинежад – это личность, у которой политические пристрастия деформированы и неискренни. Он воспринимает иранскую политику с экстремистских позиций, выходя за приемлемые рамки. Себя он видит человеком близким к Всевышнему, его заместителем. Он говорит о своем приходе, как Махди (Мессия). Никогда прежде он не высказывался в таком духе так ясно и недвусмысленно.

    У него давно сложилось мнение, что Исламская республика скоро рухнет, и так же, как после распада СССР Запад использовал Ельцина, так сейчас западный мир сможет использовать его после распада Ирана. Таков его анализ. Начиная с 2017 года, Ахмадинежад говорил, что Иран падет через 3, максимум, через 6 месяцев. Даже весной нынешнего 2021 года он говорил, что до 18 июня страна не доживет. Ахмадинежад не считает Иран стабильным режимом и говорит, что он обязательно развалится.

    Он и Бакаи (Хамид Реза Бакаи, был вице-президентом при Ахмединеджаде – прим. «Детали») считают, что для развала страны важны два фактора: нападение США на Иран - они внимательно отслеживают все новости о возможном ударе США по Ирану…

     – То есть они приветствовали бы нападение США на Иран?

    – Да.

     – И это Ахмадинежад, который ненавидел Америку? А сейчас стал сторонником нападения США на Иран?

    – Да. Они говорили, что если США нападут и ударят по инфраструктуре, то есть отрежут воду и электричество, начнется гибель Ирана.

     – Какой другой фактор они имели в виду?

    – Социальные протесты. Мы ежедневно прослушивали с Ахмадинежадом биржевые новости. Падение биржи могло спровоцировать социальные протесты и вывести народ на улицы. Эти новости интересовали Ахмадинежада больше всего. Он также следил за сообщениями о государственном долге банкам и рассматривал экономические неурядицы как груз, который может свалить власть.

    – Поговорим о его махдизме, своеобразном мессианстве…

    – Он оппонировал идее «велаят э-факих» – всеобщей власти мусульманского духовенства, и пытался вступить в контакт с силами, которые тоже противоречили принципу «велаят э-факих».

     – То есть его программа состояла в том, чтобы объединить внутренних критиков исламского режима?

    – Да, вокруг себя. Он хотел бы представить апокалиптическое прочтение религиозного правительства. Во время одного из религиозных праздников он прямо заявил, что уже несколько лет, как объявился Вечный имам. Этим он объявляет о себе, как о пришедшем мессии, и о том, что у него и его людей есть связь с Вечным имамом.

     – Ахмадинежад верит в Вечного имама или считает себя таковым?

    – Как минимум, он представляет себя его наместником. Посланником Бога. Уже несколько лет я близко общаюсь с господином Ахмадинежадом, но выражение «посланник Бога» я услышал впервые в конце прошлого года, и был шокирован. Бакаи так назвал Ахмадинежада, а тот не выказал какой-либо отрицательной реакции. Это означает, что психическое расстройство с течением времени лишь усилилось.

    Мы должны понять, что его мировоззренческие странности могут принести много вреда, если он будет руководить экономикой и политикой. Однажды мы втроем – я, он и Бакаи – обсуждали президентские выборы в США. Анализ Ахмадинежада был таков: если Байден победит, это усилит позиции реформаторов в Иране. В этом случае у режима, элиты и КСИР не будет сил, чтобы противостоять реформистам. «Они будут вынуждены открыть дорогу мне», – сказал Ахмадинежад. То есть он оценил силу Байдена в свою пользу.

    – А заговаривание джиннов и связи с ними действительно имели место среди друзей Ахмадинежада?

    – Мне об этом ничего не известно. Я читал об этом на сайтах, но сам ничего об этом не знаю.

    – Когда в 2009 году Ахмадинежада выбрали на второй срок, многие считали его лозунги лживыми. Об этом говорили и его соперники, например, инженер Мусави. Но вы были его сторонником и промолчали, когда он пришел к власти путем махинаций и фальсификаций. Вам не кажется естественным  попросить прощения у иранского народа?

    – В 2009 году мы еще не были так близки. Но я признаю свою вину в том, что помогал, как его советник, распространять в СМИ его бредни, на которые купились многие иранцы.

    – В последние годы Ахмадинежад отошел от своего лозунга уничтожения Израиля и больше этого не требует. Почему же он считает, что его критики служат сионистскому Израилю?

    – Именно поэтому в нем стали сомневаться такие люди, как я. Он - сгусток противоречий. Он теряет прежних друзей, с которыми работал много лет. То же самое можно сказать о его отношении к США, Израилю и Саудовской Аравии. Сегодня в рамках проекта «иранский Ельцин» он считает необходимым дать этим странам сигнал, что, допуская их помощь, он может стать знаменосцем политических трансформаций в Иране.

    – И в заключение: как вы считаете, Ахмадинежад обдурил режим?

    – Я в этом уверен на все 100 процентов. Он - страшный лицемер. Для того, чтобы это понять, всем понадобилось время.

    – Не показывает ли пример Ахмадинежада, что в Иране нужно менять механизм одобрения кандидатов в президенты Исламским Наблюдательным советом – на такой, какой принят в гражданском обществе?

    – Совершенно верно. Ахмадинежад – продукт банды, стоящей в Иране во власти. Когда в политике нет прозрачных групп и организаций, властные банды в темных комнатах определяют, кого надо возвысить, кого привести во власть, – сказал экс-советник бывшего президента.

    Ахмадинежад запомнился израильтянам тем, что жесткая и последовательная антиизраильская политика сопровождалась у него значительно более разнузданным антисемитизмом, чем позволяет себе нынешняя иранская власть. И еще тем, что он устроил в 2006 году в Тегеране конференцию отрицателей Катастрофы.

    Ахмадинежад рассчитывал победить на волне «недовольства коррупцией при нынешней власти». Вместе с ним был дисквалифицирован нынешний вице-президент Эсхак Джахангири, который считался кандидатом от реформистов.

    Теперь лидером президентской гонки стал глава судебной власти Ирана Ибрагим Раиси, которого считают экстремистом и крайним консерватором. С его избранием могут резко снизиться шансы на заключение ядерной сделки  между Ираном и США.

    Власти Ирана опасаются низкой явки на выборы, так как среди кандидатов в президенты не осталось ни одного представителя реформистского лагеря.

    Эмиль Шлеймович, «Детали». В.Н. Перевод с фарси - Владимир Месамед. AP Photo/Vahid Salemi˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend