Главный » История » Когда и за что Гитлер возненавидел евреев?

Когда и за что Гитлер возненавидел евреев?

В 1994 году элегантно одетая немка далеко за восемьдесят, в больших очках в золотой оправе, поделилась в видео-интервью  воспоминаниями о молодости Адольфа Гитлера. Будущий фюрер больше года проживал в доме ее родителей в Мюнхене, а затем в августе 1914 года добровольцем ушел на войну.

В интервью, которое она дала в Мюнхене, Элизабет Грюнбауэр вспоминала, что уже тогда Гитлер неприязненно высказывался о евреях, и предположила, что антисемитские взгляды были присущи ему еще до войны. До сих пор среди историков царило единодушное мнение, что во взглядах Гитлера антисемитизм вышел на первый план только после Первой мировой войны, отмечает Томас Вебер, немецкий историк и биограф Гитлера, в своей новой статье, опубликованной в  «Журнале исследований Холокоста».

Воспоминания Грюнбауэр помогают заполнить пробелы в биографии Гитлера и сделать уточнения в его эволюции и превращении в антисемита. Ее слова, пишет Вебер, «свидетельствуют о самых ранних антисемитских заявлениях Гитлера, сделанных им примерно на шесть лет раньше, чем любые другие заявления такого рода, о которых нам известно на основании надежных источников».

Историки обычно относят превращение Гитлера в ярого ненавистника евреев к его бурным годам, которые он провел в Мюнхене после Первой мировой войны, в период, когда в городе бушевали антисемитские настроения. Евреев обвиняли в условиях, на которых Германия согласилась прекратить войну, а также в экономическом упадке и последовавших за ними политических потрясениях.

Но, по словам Грюнбауэр, скончавшейся в 1999 году, молодой Гитлер «всегда жаловался на то, что происходит в Австрии, и прежде всего он [говорил], что не хотел служить в австрийской армии, потому что Австрия переполнена евреями. Он часто повторял: Вена и Австрия настолько «объевреились», что он покинул страну и не хотел воевать за Австрию». В конечном итоге Гитлеру удалось мобилизоваться в немецкую армию, хотя по происхождению он не был немцем.

Грюнбауэр рассказала, что жалобы на «объевреивание» Австрии неоднократно возникали в беседах Гитлера с ее отцом, который, как и ее мать, похоже, сблизился с будущим тираном. Гитлер, добавила она, «называл евреев "эксплуататорами", потому что они контролировали Австрию и ее фондовую биржу».

Сама Грюнбауэр не слышала, как Гитлер называл евреев "эксплуататорами" - когда Гитлер снимал комнату в их доме, ей было 8 лет, но говорит, что об этом ей рассказывали родители.

Вебер - профессор университета в Абердине, автор книг «Первая война Гитлера» и «Становление Гитлера: формирование нациста» - уверен, что Грюнбауэр – ценный и надежный свидетель исторических событий. В своей статье «Формирование антисемитизма Гитлера до 1914 года» он писал, что «ее свидетельство следует воспринимать не столько, как личные воспоминания маленькой девочки... сколько как документ коллективных воспоминаний ее семьи о Гитлере в ту пору, когда Гитлер жил с ними. Ее интервью фактически состоит из двух частей: одна – воспоминания, которыми с ней поделились родители, другая - ее личные воспоминания - например, как она и ее друзья пытались разыграть Гитлера».

Грюнбауэр была дочерью Анны и Йозефа Поппсов, у которых Гитлер поселился и прожил 15-16 месяцев, пока в начале Первой мировой войны не вступил в немецкую армию. В качестве доказательства того, что Гитлер сблизился с семьей, Вебер приводит несколько писем и открыток, которые он послал Поппсам в конце 1914 и начале 1915 года.

«Значительным интервью Грюнбауэр делает свидетельство о датах ранних антисемитских высказываний Гитлера, то, как он их аргументировал и оправдывал. До публикации интервью Грюнбауэр не было найдено ни одного достоверного документа, касающегося проявлений антисемитизма Гитлера до лета 1919 года, - пишет Вебер. – Важно отметить, что его антисемитские высказывания были сделаны еще до Первой мировой войны и, таким образом, ставят под сомнение общепризнанное мнение, когда и как Гитлер превратился в антисемита. И подводят нас к вопросу о том, что случилось с Гитлером в последние годы его жизни в Вене».

Гитлер переехал в Вену в 1908 году в возрасте 18 лет и намеревался поступить в Академию художеств, надеясь стать великим художником. Но его ожидали отторжение и бедность.

В «Майн кампф», опубликованной в 1925 году, Гитлер пишет, что стал антисемитом перед переездом из Вены в Мюнхен, и, похоже, это подтверждается новым свидетельством. Тем не менее, Вебер утверждает, что рассказ Гитлера о его прозрении относительно евреев в конце Первой мировой войны, описанный в «Майн Кампф», кажется скорее поводом для демонстрации собственной версии своей «гениальной» политической эволюции, чем правдой. Мы знаем, говорит историк, что взгляды Гитлера на евреев изменились, когда он был в Вене. Гитлер пишет, что его политическое пробуждение в 1918 году было вызвано немецкой революцией, вдохновленной социалистическими идеями. Евреи были среди ее вождей и сторонников. Именно тогда он решил стать политиком, который «спасет» Германию.

Реакция других историков

Роберт Ян ван Пелт, историк Катастрофы и профессор университета Ватерлоо (Канада), говорит, что Вебер поднял важный вопрос о формировании идеологии Гитлера.

В переписке с «ХаАрец» Ван Пелт пишет: «Становится все более очевидным, что антисемитизм Гитлера превращался в сложное, многоуровневое явление, которое содержало более ранние слои, включавшие расхожие мифы о евреях, обладавших слишком большим влиянием и т. д. - в то, что привело к идее геноцида, и было обращено не против отдельных евреев или еврейского народа, а против «еврея» - гнусного чудовища, которое каким-то образом приобрело человеческий облик».

Он отметил, что эта форма антисемитизма сложилась у Гитлера ориентировочно в 1920 году в ходе бесед с Альфредом Розенбергом, главным идеологом нацистской партии, с которым он встретился в Мюнхене и который стал одним из вдохновителей Катастрофы.

Моше Циммерман, отставной профессор истории Германии в Еврейском университете, в ответ на статью Вебера опубликовал в журнале «Исследования Катастрофы» статью «Загадки обращения в антисемитизм».

Циммерман отмечает, что как историки, так и люди непосвященные стали с недоверием относиться к новым открытиям и документам, касающимся Гитлера, в частности, тем, которые касаются его юности и молодости. Причина этого – как появление подделок, так и сложность подтверждения полученной информации.

Однако в своей статье Циммерман менее озабочен обоснованностью заявлений Грюнбауэр относительно времени превращения Гитлера в антисемита, чем значением ее свидетельства. Он полагает, что наиболее важной остается послевоенная версия его радикального антисемитизма.

«Мы можем без всяких сомнений предположить, что, живя в Вене, Гитлер познакомился с антисемитизмом, а также с радикальными решениями «еврейского вопроса... В то же время мы также можем предположить, что антисемитизм не был доминирующим элементом в его мировоззрении вплоть до окончания войны», написал Циммерман.

Дина Крафт, «ХаАрец», М.Р.

На фото: Гитлер (стоит справа) во время Первой мировой войны.
Фото: Bundesarchiv, Bild 146-1974-082-44 Wikimedia commons CC-BY-SA 3.0

 

 

 

 

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend