Партнёры

Гидеон Саар – Мессия или Лже-Мессия?

В Израиле это происходит каждые несколько лет. Перед очередными выборами в кнессет на политическом горизонте появляется новый человек. Новое лицо. Новые надежды.


Это началось с 1977 года, когда впервые после создания Государства Израиль сменилась власть. Слева – направо. А сменилась она лишь потому, что «Господин Надежда», знаменитый археолог и в прошлом – начальник генштаба (как же без этого!) Игаэль Ядин получил 15 мандатов во главе партии «ДАШ» («Демократическое движение за перемены»).

В 1992 году было второе пришествие Рабина. В 1999 – «рассвет нового дня» Эхуда Барака. В 2003 – оглушительная «Перемена» во главе с Томи Лапидом. В 2015 – «Кулану» с фирменной улыбкой Моше Кахлона вместо реалполитик. А в 2019 всех ошеломил Бени Ганц и его «Кахоль-лаван», ставшая одноактным политическим фарсом за счет одураченных избирателей, снова купившихся на новое лицо и новые надежды.

Но все заканчивается в одном месте – в архиве: «рассвет» не наступил. «Перемены» не было. А «Кахоль-лаван» в состоянии комы может не пережить новых выборов.

Тем не менее, в соответствии с тысячелетними еврейскими традициями израильтяне продолжают ждать Мессию. И 8 декабря 2020 он появился – на телеэкране. Его приход носил вполне обыденный характер – ни белого осла, ни торжественного въезда в Иерусалим, ни воскрешения из мертвых (политиков былых времен).

Интересно, что за сутки до этого «ХаАрец» опубликовала статью Равива Друкера «День после Нетаниягу»? Его не будет», в которой говорилось не только о необходимости скорейшего создания Сааром собственной партии, но даже о ее примерном составе. Вряд ли это было совпадением – скорее, артподготовкой с помощью приятелей в СМИ, где когда-то работал и Гидеон Саар.

Саара трудно назвать «новым лицом». Он был секретарем правительства Шарона. А при Нетаниягу занимал посты министра образования и министра внутренних дел. В отличие от Бени Ганца и других бывших начальников генштаба, он не менял военной формы на цивильную одежду. В отличие от Нетаниягу, начавшего карьеру со сбыта матрасов, юрист Саар всегда был профессиональным политиком.

Вообще, сравнение с Нетаниягу идет Саару на пользу. Он остался верен идеологии  «Неделимой Эрец-Исраэль»: был категорически против соглашения Уай и Хевронского соглашения (ужаснувшись рукопожатию Нетаниягу с Арафатом и отправив школьников на экскурсии в Хеврон), против плана размежевания, и уж, конечно, никогда не согласился бы отказаться от реальной аннексии Иудеи и Самарии в обмен на хрупкую нормализацию отношений с арабскими странами.

Вместе с тем светский либерал Саар не братался с ультраортодоксами, не занимался регулярным подстрекательством и расколом, не использовал продвижение по службе для самообогащения и не ставил личных интересов выше государственных.

Если же провести сравнение Саара с руководителями «Ликуда», их мнения о своем лидере не отличаются ни на йоту. Просто они все знают и молчат, а Саар назвал вещи своими именами с телеэкрана, вызвав переполох в доме на улице Бальфура.

На прошлой неделе Нетаниягу тоже с телеэкрана со смешком напомнил, что на праймериз против него Саар «был разгромлен». Но это – полправды. Другая половина состоит в том, что за Саара проголосовала почти треть членов партии. Для победы на праймериз этого мало, но для выборов в кнессет – очень много. Представьте, что треть членов «Ликуда» проголосует за партию Саара. Это тем более вероятно, поскольку Саара никак нельзя окрестить «левым», ибо он правее Нетаниягу.

Вместе с тем, в правизне Саара нет религиозной одержимости и маниакального фанатизма тех, кто пытался пробить лбом электоральный барьер.

Его партия, которую можно смело назвать «Ликуд-2», носит название «Новая надежда». Для кого? Для Саара? Для Израиля? Для правого лагеря? А, может, для Нетаниягу, верящего, что под его руководством Саар и Беннет вместе с лоялистами-ультраортодоксами оставят его на посту на веки вечные?

Как написал экономический редактор «ХаАрец» Нехемия Штрасслер,  «Нетаниягу боится Саара, боится выборов, боится всего. Сегодня ему ясно, что у него нет шансов сформировать правое правительство, которое дарует ему иммунитет. Саар, Лапид, Либерман, Яалон и Беннет не пойдут с ним. Они – не Ганц. Ягнята – это не про них.

С другой стороны, ясно, что Биби так легко не сдастся. Запах лизола в тюремной камере гонит его вперед – и будут новые сюрпризы. Ведь в борьбе за отмену судебного процесса у него нет границ. Достаточно вспомнить, как недавно он заключил союз с Мансуром Аббасом из «Объединенного списка», сказав, что это – «сторонники террора, которые заключили союз с ХАМАСом для нашего уничтожения».

Тут и таится смысл политического переворота, затеянного Сааром. 12 декабря он сказал в интервью 13-му телеканалу, что «ни в коем случае» не поддержит правительство Нетаниягу: «Если Нетаниягу будет следующим главой правительства, я уйду в оппозицию».

Похоже, наедине с самим собой Саар не рассчитывает победить Нетаниягу, но вполне может заблокировать его возвращение на улицу Бальфура, потому что у Нетаниягу не будет 61 мандата. А следовательно – ни одного шанса на принятие «французского закона», который прекратит его судебный процесс.

И тогда произойдет неизбежное: Нетаниягу пойдет по лестнице, ведущей вниз – в зал иерусалимского окружного суда, а Саар – по лестнице, ведущей вверх, на первые места в новом правительстве Израиля. Без Нетаниягу.

Рафаэль Рамм, «Детали». Фото: Офер Вакнин˜

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ