Преемник Нетаниягу – найдите разницу

За то время, что  Гидеон Саар  как бы удалился  от политической жизни, чтобы побыть с новой семьей, ему удалось наладить связи со многими лидерами бизнеса, создать мощную группу спонсоров и подготовить почву для атаки на пост премьер-министра.

Сомнительно, что президент Реувен Ривлин был обрадован тем, что премьер-министр Биньямин Нетаниягу потряс  политическую систему  теорией, по которой «один из бывших министров» состоял  с президентом в заговоре с целью свергнуть премьера. Согласно этой схеме, опубликованной в «Израэль ха-йом», Ривлин планировал предложить  Гидеону Саару, а не Нетаниягу, задачу формирования следующего правительства, если «Ликуд» победит на ближайших выборах. Ривлин и Саар категорически это опровергли во всех СМИ и политический мини-шторм успокоился.

Но, вероятно, ненадолго. Саар, покинувший политику четыре года назад, вернулся весной 2017 года, имея очевидную цель: сменить Нетаниягу. Есть хорошие шансы, что премьер-министр еще не раз сообщит о различных теориях заговора, когда станет широко известно, то, что здесь публикуется впервые:  один из спонсоров министра юстиции Айелет Шакед, еще одного заклятого врага супругов Нетаниягу,  стал также спонсором Саара в прошлом году, переведя ему 35 тысяч шекелей. Это – Мирон Циммерман, бизнесмен из Сан-Франциско, который также спонсирует  «Ecclesiast Forum», научно-исследовательский институт, связанный с израильским правым лагерем.

Циммерман – только один из десятков спонсоров в Израиле и за рубежом, которые предоставили Саару 1,6 млн. шекелей, как только он объявил о возвращении к политической деятельности полтора года назад. Список крупнейших спонсоров Саара выглядит так: Ицик Эппельбаум (бизнесмен, США) – 108 тысяч шекелей; Ицик Хаимов (владелец сети «Махсаней теура») – 50 тысяч шекелей; Надав Балила (бизнесмен) – 40  тысяч шекелей; Яков Горст (бизнесмен) – 40 тысяч шекелей; Альберт Дрон (бизнесмен, Австралия) – 36 тысяч шекелей; Шломо Вердигер (бизнесмен) – 35 тысяч шекелей.

Вернувшись в политику, Саар обзавелся пресс-секретарем и офисом в престижном здании.

Он подал в отставку с поста министра внутренних дел и из кнессета четыре года назад. Официальный аргумент заключался в его желании пожить тихой семейной жизнью со  второй женой, известной ведущей новостной программы Первого телеканала Геулой Коэн. В политической системе мало кто верил такому объяснению от человека, который дважды подряд выигрывал праймериз «Ликуда». Это случилось  всего через несколько месяцев после впечатляющего политического достижения Саара – Ривлин, за которого он выступал, стал президентом Израиля, вопреки желанию Нетаниягу.

Каковы козыри Саара? Это – связи в высших эшелонах политики, СМИ, бизнесе, юридической системе.  Сейчас ему всего 51 год, а начинал он активистом в молодежном движении «Тхия»  в Рамат-Гане в 1980-х годах. Будучи студентом-юристом, он начал работать политическим репортером в еженедельнике  «Ха-Олам ха-зэ», затем в газете «Хадашот», и несколько месяцев был репортером Второго телеканала.

У Саара степень бакалавра в области политологии и юриспруденции и степень магистра юриспруденции, полученные в тель-авивском университете. Свою профессиональную карьеру он начал  в государственной прокуратуре, сначала – в должности помощника  прокурора Эдны Арбель, а затем – в окружной прокуратуре Тель-Авива.

В январе 1999 года Саар получил свой первый политический пост – секретаря первого правительства Нетаниягу, который был уже накануне падения.  Два года спустя Саар был назначен секретарем правительства Ариэля Шарона. В 2003 году его избрали в кнессет, а в 2009 году назначили министром просвещения, когда Нетаняигу вновь стал премьер-министром. Четыре года спустя, в третьем правительстве Нетаниягу Саар стал  министром внутренних дел.

Юридический факультет тель-авивского университета всегда был кузницей кадров политической элиты. Здесь  Саар встретил Цви Хаузера, который позже стал секретарем правительства Нетаниягу, Нира Хефеца, теперь – государственного свидетеля против Нетаниягу,  Илана Шеркуна, одного из самых близких к Саару людей, который был его партнером в юридической фирме. Другие приятели – Эден Бар-Таль,  бывший гендиректор министерства связи и  Дина Зильбер, сегодня – заместитель генерального прокурора.

Свадьба Саара и Эвен в 2013 году показала, насколько тесными  являются связи политиков и журналистов во всех смыслах этого слова. Она состоялась в доме известного политтехнолога Таля Зильберштейна, а среди гостей были ведущие журналисты страны,  в том числе политкомментатор «Йедиот ахронот» Шимон Шифер и многолетний политкомментатор «Голоса Израиля», бывший командир «Галей ЦАХАЛ» Ярон Декель.

В последнее время, когда Саар вернулся в политику, многие в политическом и деловом истеблишменте задавались вопросом, чем он заработывал все эти четыре года. По словам его пресс-секретаря, Саар зарабатывал «в основном, консультациями и лекциями, в том числе, в академических центрах».

В 2015-2017 годах он работал старшим научным сотрудником Института исследований политики и безопасности тель-авивского университета во главе с Амосом Ядлином. И подрабатывал в Академическом колледже Кирьят-Оно. Кроме того, он был председателем консультативного комитета Центра позитивной психологии в Междисциплинарном центре в Герцлии. Однако лекции очевидно были менее экономически выгодным занятием, чем другие.

Саар также работал внешним консультантом юридической фирмы «Гросс, Ходака, Кляйнхенделер и Ко.», одной из крупнейших в Израиле, которая предоставляет юридические услуги пяти крупным банкам страны. Источники сообщили, что Саар не занимался вопросами, связанными с государственными клиентами, а отвечал за  привлечение частных клиентов.

Еще одна небезынтересная работа Саара была связана

с Ассоциацией страховых агентов, в которой он возглавил общественный комитет по изучению индустрии страхования к 2030 году. Поскольку комитет не был признан правительством или кнессетом, это был, скорее, инструмент борьбы за выживание страховых агентов против растущего государственного регулирования. По словам источника, знакомого с работой комитета, он собирался раз в две недели для заседания в течение дня и Саар отвечал за подготовку материала для заседаний и приглашение выступающих. Его зарплата  составляла 23 000 шекелей в месяц.

Информированные источники охарактеризовали работу Саара следующим образом : «На самом деле, Саар был своего рода «вывеской» для страховых агентов, так же, как он служил для привлечения клиентов в конторе «Гросс, Ходака и Ко».

Пресс-секретарь Саара сообщил, что «все его контракты были оформлены в соответствии с законом и, как доходы частного лица, не подлежат разглашению».

(4 ноября стало известно, что в кнессете обсуждается поправка к закону о выборах, уже получившая название «закона Саара», суть которой в том, чтобы изменить нынешнее положение, при котором президент может возложить формирование правительства на любого депутата. Предлагаемая поправка обязывает президента поручить формирование правительства только председателю одной из политических партий – прим. «Детали»).

     Шуки Саде, «TheMarker», В.П.

Фото: Томер Аппельбаум.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend