Главный » Политика » Гид по выборам: у кого ключи от следующего правительства

Гид по выборам: у кого ключи от следующего правительства

Израильская политическая карта изменилась благодаря новым альянсам, которые затрудняют прогнозирование результатов повторных выборов 17 сентября. Авигдор Либерман и Айелет Шакед, по всей вероятности, получат ключи к дверям следующего правительства.

Окончательный список политических партий, участвующих в выборах 17 сентября, запомнится нам тем, что он удивительно короткий, возможно самый короткий в истории.

Весь политический спектр извлек урок из апрельских выборов: объединение идеологических союзников может иметь решающее значение. Небольшие партии, баллотирующиеся в одиночку, рискуют не преодолеть электоральный барьер и не пройти в Кнессет. А если это произойдет, то они не только причинят себе вред, но и нанесут смертельные раны всему своему политическому лагерю. Полученные ими голоса уйдут в мусорную корзину, а ведь они могли бы помочь построить достаточно большой политический блок, чтобы создать правительство.

Кого винить? Прагматизм или усталость от выборов? В любом случае, судя по всему, только 9 партий имеют реальные шансы преодолеть электоральный барьер, таким образом, в следующем Кнессете будет представлено наименьшее количество партий в истории Израиля. Прием списков в центризбирком завершен и  основные претенденты выглядят следующим образом:

«Ликуд»

В связи с тем, что для премьер-министра Биньямина Нетаниягу это уже вторые выборы, на которые он выходит под нависающими над ним уголовными расследованиями и обвинениями в коррупции, он укрепил «Ликуд», объединив его с партией «Кулану» министра финансов Моше Кахлона. Вовлечение Кахлона в крупнейшую правую партию было беспроигрышным: Кахлон, чья партия с трудом попала в Кнессет на прошлых выборах, получив минимально возможное число мандатов (четыре), получил бронированное место в первых строках списка «Ликуда», где он, собственно, и начинал свою политическую карьеру. Таким образом, Кахлон имеет шанс на лидерство в эпоху после ухода Биби. Нетаниягу же воспользовался шансом прибавить себе еще несколько мандатов, и чтобы потом во время коалиционных переговоров стало меньше на одну партию, с которой нужно договариваться.

Самой большой проблемой Нетаниягу на этих выборах будет борьба на нескольких фронтах. Он должен сразиться со своим главным конкурентом на пост премьер-министра Бени Ганцем, одновременно отбиваясь от двух других правых партий, каждую из которых возглавляет его заклятый враг, который когда-то работал с ним: бывший министр юстиции Айелет Шакед и бывший министр обороны Авигдор Либерман. Они уже развернули агрессивную кампанию, чтобы переманить избирателей «Ликуда».

«Кахоль-лаван»

«Кахоль-лаван», крупнейший из межпартийных блоков в предвыборной гонке, был сформирован накануне апрельских выборов. В этом «альянсе» центристских партий участвуют «Еш атид» Яира Лапида и новые партии, возглавляемые двумя бывшими начальниками генштаба ЦАХАЛа - Бени Ганцем и Моше Яалоном. Многие предсказывали, что этот трехсторонний брак не продлится после апрельских выборов, но партии все еще остаются вместе, даже после кризиса, вызванного недовольством из-за соглашения о ротации на посту главы правительства между Ганцем и Лапидом. Если «Кахоль-лаван» сформирует правительство, то премьер-министром в течение первых двух лет будет Ганц, а вторые два года Лапид.

Партия получила широкую поддержку благодаря лидерству Ганца, в котором многие израильтяне видят жизнеспособную альтернативу Нетаниягу. Опросы показывают, что партия крепко удерживает свои позиции и свой электорат, несмотря на недавние перестановки в левом лагере: ни альянс «Авода»-«Гешер», ни недавно созданный «Демократический лагерь» не угрожают его широкой электоральной базе, которая хочет догнать и перегнать «Ликуд» (обе партии получили по 35 мест на апрельских выборах).

Объединенные правые

Недавно сформированный «Объединенный правый список» по сути является восстановлением альянса, который был разрушен именно благодаря Айелет Шакед, и это привело к катастрофическим последствиям. После того, как она и Нафтали Беннет ушли из «Еврейского дома», чтобы сформировать партию «Новые правые» в декабре прошлого года, они не смогли преодолеть электоральный барьер. После слабого выступления на выборах религиозной партии «Еврейский дом», которую они покинули, весь лагерь «правее Нетаниягу» понял, что поодиночке они «стоят» гораздо меньше, вместе. Все они выстроились за самой популярной фигурой - Айелет Шакед. Это удивило многих, которые не верили в возможность того, что религиозные политические лидеры смогут когда-либо согласиться на руководство светской женщины.

Но политическое выживание является мощным мотиватором. После того, как опросы дали понять, что личная популярность Шакед принесет им дополнительные места в Кнессете, они согласились. И она возглавит список.

«Объединенный список»

Они вернулись! После мощного дебюта на выборах 2015 года, на котором они одержали впечатляющую победу и заняли 13 мест в Кнессете, альянс четырех арабских партий перед апрельскими выборами раскололся на два отдельных списка, и результаты были плохими.

Арабская общественность была обескуражена и недовольна расколом «Объединенного списка» в начале этого года, поэтому в апреле явка избирателей в арабском секторе была очень низкой, она упала с 63 процентов до 50 процентов. Две образовавшиеся партии (ХАДАШ-ТААЛ и «Объединенный арабский список – БАЛАД») набрали в общей сложности 10 мандатов, что значительно сократило представительство арабского сектора в Кнессете. Они извлекли урок из этой ошибки, и вот четыре идеологически несопоставимые партии решили объединиться еще раз, чтобы оживить свой сектор. Лидер списка Айман Уде выразил надежду, что этот шаг поможет «свергнуть правое правительство», а также «предотвратить расизм, аннексию и разрушение демократии».

«Наш дом Израиль»

Авигдор Либерман ловко разыграл свою политическую карту, отказавшись присоединиться к коалиции Нетаниягу после апрельских выборов, что привело к новым выборам в сентябре. Этот его смелый шаг, а также резкие нападки на ультраортодоксальные партии не оказали негативного влияния на его избирательные шансы. Напротив: опросы показывают, что он может удвоить число мандатов в Кнессете по сравнению со своим результатом в апреле (пять мандатов). Многих избирателей привлекли имидж защитника прав светских израильтян, выступающего против засилья ультраортодоксальных партий, а также его заявления о том, что он заставит «Ликуд» и «Кахоль-лаван» сформировать правительство национального единства. По его словам, если Нетаниягу откажется от этой идеи, то НДИ будет рекомендовать Ганца на пост главы правительства.

Нетаниягу немедленно отреагировал на это, обвинив Либермана в том, что он предает правый лагерь. «Голос за Либермана - это голос за левое правительство», - утверждают кампейнеры «Ликуда». Нетаниягу и «Ликуд» пытаются - пока что тщетно - убедить русскоязычных избирателей в том, что именно Нетаниягу, а не Либерман, является защитником их интересов.

«Еврейство Торы»

Почти ничего не изменилось для ультраортодоксального ашкеназского альянса, в состав которого входят «Агудат-Исраэль» и «Дегель хаТора». Они надеются повторить свой хороший результат, полученный на апрельских выборах. Существует вероятность того, что «Еврейство Торы» может даже укрепить свои позиции, поддерживая явку избирателей и используя угрозы Либермана, который требует коалицию без «харедим». Такое правительство, как предостерегают лидеры «Еврейства Торы», «будет забирать в армию наших детей». Либерман говорит, что он полон решимости продвигать планы по сокращению числа учащихся йешив, получивших освобождение от службы в армии. Именно отказ «Еврейства Торы» уступить Либерману по этому вопросу, в конечном итоге, спровоцировал новые выборы.

Несмотря на то, что «Еврейство Торы» привела Нетаниягу в такую ситуацию, эта партия остается верна премьер-министру. Ее лидер Яаков Лицман недавно заявил, что партия не будет рассматривать вопрос о поддержке какого-либо другого кандидата. «Мы пойдем только с Биби», - сказал он.

ШАС

Как и ее ашкеназские коллеги, ультраортодоксальная партия сефардов уверена, что ситуация на выборах для них может только улучшиться, хотя некоторые опросы показывают иную картину. Лидер ШАС Арье Дери стремится получить 10 мандатов в сентябре, но последние опросы показывают более скромный результат - всего семь мест, то есть на одно меньше, чем у них было в апреле.

ШАС, как и «Еврейство Торы», будет противостоять угрозе Либермана, который хочет вытолкнуть их из коалиции, сформировав светское правительство национального единства, в которое войдет еще один их политический враг - Яир Лапид из «Кахоль-лаван». И, как это было в апреле, ШАС твердо намерен отказаться от вступления в коалицию, которую будет формировать не «Ликуд» во главе с Нетаниягу.

«Авода-Гешер»

На выборах в апреле 2019 года израильские лейбористы пострадали от проблемного лидерства аутсайдера Ави Габая. Теперь его сменил бывший глава этой партии Амир Перец. Но появилась новая проблема: решение Переца попытаться обратиться к право-центристскому электорату, объединившись с партией «Гешер» во главе с Орли Леви-Абекасис, которая не смогла преодолеть электоральный барьер в апреле, посеяло большое недовольство в рядах сторонников Аводы, равно как и его отказ войти в блок с МЕРЕЦем и новой партией Эхуда Барака «Демократический Израиль».

Пессимистические настроения в партии усилились после того, как одна из ее молодых звезд, Став Шафир, покинула тонущий корабль и присоединилась к МЕРЕЦу и Бараку в новом «Демократическом лагере». Также «Аводу» покинула бывший лидер этой партии и союзник Переца Шели Яхимович, одна из самых влиятельных законодателей в Кнессете. Она решила отдохнуть от политической жизни.

Моральный дух не улучшают и опросы общественного мнения, которые показывают, что партия может выступить хуже, чем в апреле, когда «Авода» получила всего шесть мандатов. Это унизительный результат для партии отцов-основателей Израиля.

«Демократический лагерь»

Среди всех последних альянсов в израильской политике этот новый объединенный избирательный список, пожалуй, самый странный. Он родился после того, как бывший премьер-министр Эхуд Барак вернулся на политическую сцену в мае, мотивированный желанием объединить все левоцентристские и левые силы.

Ходили разговоры о слиянии «Аводы» с МЕРЕЦем, но появление Барака нарушило прежнюю динамику. В конце концов, Барак присоединился к МЕРЕЦу, что дает возможность обеим партиям преодолеть электоральный барьер. Дополнительным бонусом стало присоединение Став Шафир, покинувшей «Аводу». Она выразила надежду, что и другие лейбористы последуют ее примеру.

Также разочарован был и сам Барак, который был вынужден утратить свою лидерскую позицию в новой партии, чтобы устранить тень скандала по поводу его сомнительных связей с осужденным сексуальным преступником Джеффри Эпштейном. Этот скандал угрожал сразу положить конец его возвращению в политику.

Другие

В апреле многим казалось, что партия «Зеут» Моше Фейглина выглядит как главный сюрприз этих выборов. Однако опросы, предсказывавшие, что эта так называемая либертарианская партия преодолеет электоральный барьер, оказались ошибочными, и в конечном итоге партия не прошла. Среди ее требованиий на обоих выборах 2019 года является призыв декриминализовать употребление марихуаны в Израиле.

«Зеут» будет баллотироваться 17 сентября в одиночку, как и столь же спорная партия каханистов, участвовавшая в апрельских выборах – «Оцма йехудит». Следуя просьбам Нетаниягу об объединении всего крайне правого блока, «Оцма йехудит» перед выборами в апреле стала частью блока правых партий. Теперь, наряду с партией «Ноам», она пойдет самостоятельно, надеясь преодолеть электоральный барьер, который составляет 3,25 мандата.

Эллисон Каплан-Соммер, «ХаАрец» Ц.З. Фотоиллюстрация: Томер Аппельбаум


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend