Герцлия-2018: «русский медведь» возвращается на Ближний Восток

Заключительная дискуссия второго дня Герцлийской конференции была посвящена России. Эксперты подтвердили, что без этой страны сегодня невозможно решать ни одну региональную проблему.

В дебатах участвовали профессор Ирина Звягельская из Института востоковедения РАН, которая считается одним из исследователей,  определяющих сегодня ближневосточную политику России; Дмитрий Адамский — профессор Школы дипломатии, управления и стратегии Герцлийского центра, один из ведущих израильских специалистов по России; доктор Шауль Шай — руководитель исследовательской программы Института политики и стратегии Герцлийского центра; бывший гендиректор МИДа и бывший зам. главы Совета по национальной безопасности, профессор политологии Еврейского университета Шломо Авинери; и Мэтью Рожански из Института Кеннана (США).

Взаимоотношения России и Израиля рассматривали как в актуальной, так и в долгосрочной перспективе. Профессор Авинери указал, что возвращение России на Ближний Восток является частью российской стратегии влияния на регион, применяемой ею на протяжении веков. Закрепление России в Сирии — звено в этой стратегии, которое Израиль не может игнорировать. А поскольку удары израильских ВВС по Сирии затрагивают свободу действий России, они не смогут длиться бесконечно долго.

Ирина Звягельская утверждает, что интересы России в Сирии являются законными и не угрожают жизненно важным интересам Израиля. Уровень доверия между лидерами обеих стран беспрецедентно высок, как и личные отношения между ними, которые достигли небывалого развития. Россия, по ее словам, добивается ряда внятных целей в регионе:

Стабильность;
Борьба с террором;
Гарантии безопасности своих военных баз в Сирии
Прекращение череды смены режимов, которая наблюдалась в этом регионе.

На взгляд представителя России, цели Израиля и РФ совпадают по многим параметрам, но израильтянин Дмитрий Адамский хотя и согласен с тем, что у России в регионе есть свои прагматичные цели, считает, что они совпадают с израильскими лишь отчасти. Россия выступает за стабильность в регионе — но до определенной степени ей выгодно и напряжение, которое позволяет ей быть посредником между всеми сторонами. Удары Израиля по иранским позициям в Сирии — часть проблемы, но и часть решения. Для России невыгодно чрезмерное усиление Ирана, ибо оно ослабляет ее собственные позиции. Но и Израиль слишком близко подошел к красной черте, и за это приближение платит сейчас немалую цену. На фоне западных санкций и попыток изоляции Путина Нетаниягу оказался единственным из западных лидеров, согласившимся приехать в Москву на празднование Дня Победы. А это — победа российской дипломатии и ассиметричный ответ США. Америка же, по словам Адамского, хотя и является стратегическим союзником Израиля, но реально ничем не может сейчас помочь предотвратить возможную иранскую атаку.

Доктор Шауль Шай говорит, что хотя сегодня Россия и выбрала союзником Иран, это не значит, что в долгосрочной перспективе Россия будет заинтересована продолжать сотрудничество с ним. У нее есть еще несколько потенциальных стратегических союзников в регионе — таких, как Египет и Саудовская Аравия. Когда регион разделен на два лагеря, суннитов и шиитов, надо маневрировать между ними, и вряд ли России выгодно занимать исключительно сторону шиитов — при том, что мусульмане России в большинстве своем — сунниты.

Мэтью Рожански сформулировал основную дилемму будущего Сирии, которое США и Россия видят по разному. Для Путина важно сохранить единство страны под контролем обязанного России руководителя, а США предпочитают разделение этого государства на анклавы по этническому признаку, которые могли бы сами обеспечивать свою независимость. И хотя США декларировали свой уход из Сирии — это не значит, что они откажутся от влияния на регион в целом.

Резюмируя, надо отметить, что Израиль может извлечь определенные плюсы из возвращения России на Ближний Восток. Возможность маневрировать между державами дает Израилю большую свободу действий, тогда как одностороннее влияние США порождало чрезмерную зависимость от расположения американской администрации. А связи как с американским, так и с российским еврейством позволяют израильскому руководству контактировать не только по официальным каналам, но и пользоваться каналами влияния.

Владимир Поляк, «Детали». Фото: Амос Бен-Гершом, GPO

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend