Героиня поневоле

7 ноября 1944 года в Будапеште была расстреляна Хана Сенеш – одна из главных национальных героинь Израиля, чье имя знает любой школьник. Ей было всего 23 года. Поэтесса, сионистка, боец «Хаганы». Она стала почти каноническим символом израильского национального самосознания и патриотизма.

Однако трагическая судьба Ханы Сенеш была лишь одним из эпизодов того сложнейшего положения, в котором оказался еврейский ишув в годы Второй мировой войны. История ее жизни и смерти использовалась в политических целях и корректировалась в соответствии с духом времени.

Так что же в действительности происходило в Эрец Исраэль, когда обреченные евреи Европы отчаянно боролись за выживание? И вообще кто такая Хана Сенеш?

Она родилась в 1921 году в Будапеште, в обеспеченной, ассимилированной и чуждой еврейским традициям семье. Что, однако, не спасало от антисемитизма, процветавшего в Венгрии в 30-е годы прошлого века. Избранная председателем школьного литературного кружка, Хана была смещена с этого поста из-за учеников, считавших, что занимать его может только христианин.

Из дневников Ханы, которые она вела с тринадцати лет, становится понятно, что именно эти события подтолкнули ее к мысли о репатриации. В 1939 году, накануне войны, 19-летняя Хана в одиночку репатриировалась в Эрец Исраэль, уже будучи убежденной сионисткой.

Говоря о еврейском ишуве, нельзя не отметить, что в период Второй мировой войны там почти никто не слышал, да и не думал о Катастрофе европейского еврейства. Палестинские евреи оказались меж двух огней. С одной стороны – нацистская Германия, планировавшая вторжение на Ближний Восток. С другой – враждебные британские власти, которые перехватывали корабли с еврейскими беженцами по пути в подмандатную Палестину и разворачивали их обратно – в пекло войны. По этому вопросу в ишуве враждовали между собой несколько партий, правого и левого толка: одни поддерживали Великобританию в войне против нацистской Германии. Другие — как, например, ЛЕХИ — были готовы сотрудничать с нацистами, лишь бы спасти европейских евреев и изгнать англичан.

В такое время и приехала сюда Хана Сенеш. Она яростно обличала жестокую британскую политику по отношению к еврейским беженцам. Ей, оставившей в Венгрии всю семью, трагедия европейского еврейства была ближе, чем сабрам. Однако, несмотря на это, нацистская Германия была более страшным врагом, и в 1942 году Хана вступила в «Хагану».

«Мы должны помогать англичанам в войне, как если бы не было «Белой книги», и бороться против «Белой книги», как если бы не было войны», — так сформулировал позицию большинства ишува будущий первый премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион. И хотя британские власти не были уверены в лояльности евреев, тем ни менее, в 1943-1944 гг. тысячи евреев сражались в рядах британской армии. В их числе Хана Сенеш.

Ее отобрали в группу парашютистов и стали готовить к заброске в немецкий тыл. Из 250 человек на задание были отобраны только 37, включая Хану и еще двух женщин. Перед группой стояли две основные задачи: помощь местным евреям, а также, поскольку «Хагана» сотрудничала с британскими властями, сбор разведданных о местонахождении (а по возможности, и освобождение) пленных английских летчиков.

Изначально группа должна была высадиться в Венгрии, но планы изменились, и парашютисты приземлились в Югославии, чтобы перейти венгерскую границу. Однако операция провалилась. После пересечения границы местные жители выдали полиции местонахождение Ханы.

Пять месяцев ее пытали в тюрьме, требуя выдать цель задания и шифр передатчика. Хана не теряла присутствия духа: в тюрьме она написала самоучитель иврита и несколько стихотворений. Полиция арестовала ее мать и устроила ей встречу с дочерью, чтобы уговорить Хану дать показания. После освобождения мать пыталась спасти Хану, наняв адвоката, чтобы он добился ее помилования. По его словам, Хане грозил лишь длительный срок заключения, да и тот должны были отменить, как только Венгрия капитулирует перед Красной армией. Но все изменил государственный переворот, в результате которого к власти пришла нацистская партия. В октябре 1944 года военный трибунал признал Хану Сенеш виновной в шпионаже. 7 ноября ее приговорили к смертной казни и в тот же день расстреляли.

Перед смертью Хана написала завещание друзьям: «Идите вперед, не сходите с нашего пути. Боритесь до конца, пока не наступит день свободы, день победы нашего народа». А через неделю после смерти Ханы ее мать вместе с другими венгерскими евреями отправили в Освенцим. Но ей удалось бежать.

Посмертная судьба Ханы Сенеш, как и ее жизнь, была трудной. После основания Государства Израиль молодая страна, нуждаясь в примерах для подражания, фактически канонизировала ее образ в национальном сознании. Однако политические тенденции оказывали свое влияние на историю ее жизни и смерти. В Израиле стремились создать «нового еврея»: идишу противопоставляли иврит, религии – социалистическую идеологию, молитвеннику – автомат, торговле – земледелие. Иными словами, вместо забитого религиозного еврея галута на свет должен был появиться сильный и отважный сабра, родившийся и живущий на своей земле.

Но Хана Сенеш не была уроженкой страны. Она была репатрианткой из Венгрии. До сих пор некоторые фрагменты ее дневников — в частности, те, где она писала о трудностях абсорбции, с которыми ей пришлось столкнуться — не переведены на иврит. Безусловно Хана была героиней, но в то время израильтянам хотелось видеть ее своей героиней, не связанной с евреями галута.

К сожалению, до суда над Адольфом Эйхманом, который перевернул отношение израильского общества к Катастрофе европейского еврейства, даже чудом выживших евреев, которые репатриировались в Израиль, называли «мылом». И, как ни странно, образ венгерской еврейки Ханы Сенеш в тот момент стал символом героизма сабров, которых противопоставляли боязливым евреям галута.

Только в конце 1950-х годов о героизме Ханы Сенеш стали говорить не только как об израильском, но и о еврейском подвиге. Только в 1993 году правительство Венгрии согласилось посмертно реабилитировать Хану Сенеш и снять с нее все обвинения. Изначально она была похоронена на еврейском кладбище в Будапеште, но в 1950 году ее останки были перезахоронены, с воинскими почестями, на горе Герцля в Иерусалиме.

Суд над председателем военного трибунала Дьюлой Шимоном, приговорившим Хану Сенеш к смертной казни, состоялся в Венгрии в 1946 году. Его наказание ограничилось одним годом тюрьмы, но по неизвестным причинам он был досрочно освобожден сразу после вынесения приговора, и бежал из Венгрии.

Лея Костинская, «Детали»
На фото: Хана Сенеш в пуримском карнавальном костюме. Фото: Wikipedia public domain.

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend