Tuesday 11.05.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    PikiWiki_Israel_7708_Hannah_Senesh

    Героини Сопротивления: почему мы забыли о них?

    Нашей памятью о Катастрофе правят определенные нарративы: одни истории мужества доминируют в нашем сознании, в то время как другие незаслуженно были преданы забвению.

    На это обратила внимание Джуди Баталион, автор книг «Свет дней: нерассказанная история женщин-бойцов Сопротивления в гитлеровских гетто». С одной стороны, всем хорошо известна история Ханны Сенеш – поэтессы и члена «Хаганы», которая была заброшена в тыл врага во время Второй мировой войны, но схвачена нацистами в венгерской деревни, арестована, и позднее расстреляна. Однако, изучая историю Ханны Сенеш, Джуди наткнулась на антологию 1946 года, повествующую о сотнях юных еврейских женщин, которые тоже пошли на подобный риск, чтобы воевать с Гитлером. Их имена, в отличие от Ханны, мало кто помнит сегодня.

    «Чем более изучаешь истории еврейских женщин, которые сражались в гетто и в лесных партизанских отрядах, становились курьерами, перекрашивали волосы в светлый цвет и снимали повязки с жёлтыми звёздами, тайно проникали в гетто, проносили информацию, фальшивые арийские документы, пистолеты, пули и гранаты в банках из-под варенья, мешках с картошкой и дизайнерских сумочках - нельзя не восхищаться этими историями и их мужеством. Конечно, эти истории должны присутствовать в каждом списке книг о Катастрофе! Вместо этого о них часто забывают. Необходимо изучить не только сами истории о еврейках - бойцах Сопротивления, но и то, что произошло с этими историями», - пишет она в Time.

    Сразу после войны многие подобные истории были известны, они даже публиковались. Например, рассказана личная история Рении Кукелки: эта 18-летняя девушка в 1943 году занималась контрабандой оружия, денег, фальшивых удостоверений личности, порой даже выводила людей из Варшавы в провинцию. Она опубликовала свои мемуары в 1945-м. Книга была популярна в еврейском общине в Палестине. Она была написана идиш, и полностью переведена на английский в 1947-м году с предисловием основателя университета Brandeis.

    Но затем подобные истории стали забываться, как утверждает Джуди Баталион – из-за социальных нравов и взглядов, доминирующих во второй половине прошлого века, а также потому, что коллективная память сначала сфокусировалась более на лагерях смерти; затем - в богемные семидесятые годы - рассказы о вооруженном восстании затмила тема духовного сопротивления. И, наконец, более полные издания оттеснили на второй план издания, вышедшие ранее.

    В последнее время в США многие молодые люди уже не знают, что такое Освенцим, - пишет Джуди. Память о геноциде начала тускнеть, и многие сомневаются, стоит ли говорить и о вооруженном еврейском сопротивлении: одни опасаются, что рассказы о борцах заставят Катастрофу выглядеть “не столь трагичной”, другие - что прославление борцов Сопротивления заставит осудить жертв, тех, кто сдался.

    Политические силы по-разному в разных странах формировали нарративы о Катастрофе. В вышедшей в 2017 году книге “Спасая самого себя” Мордехай Палдиель, бывший директор отдела “Праведники мира” в Яд ва-Шем  выражал обеспокоенность тем, что евреи, спасавшие других евреев, не получили такого же признания, что и неевреи-праведники мира. Он написал книгу о евреях, которые организовывали масштабные спасительные операции по всей Европе. Как и многие другие учёные, он считает, что миф о еврейской пассивности был связан с политикой молодого еврейского государства: поддерживалась идея, что европейские евреи были слабы, тогда как «новый израильтянин» – сильнен, и только такой человек сможет построить развитую страну.

    Политики использовали имя Ханны Сенеш для продвижения определённого нарратива израильской истории, вот поэтому именно она так известна. Ведь еврейскую общину в Палестине обвиняли в том, что она недостаточно помогала европейским евреям – а история Сенеш, воевавшей в рядах союзнической армии, опровергала это обвинение. Другое дело, что Сенеш была не единственной воюющей женщиной. Например, Хавива Райх также была парашютисткой. Она уговорила американского пилота сбросить её в Словакии, где она организовала убежище для тысяч беженцев, спасала солдат союзнических войск, помогала спастись детям.

    Женщинам долго не отводили должного места в нарративах Холокоста, полагая, что феминистки не должны политизировать историю. К тому же многие годы их мемуары и личные воспоминания… не считались достоверными источниками! Исследования Катастрофы базировались на “объективных” записях нацистов, в которых, конечно, не упоминались юные девушки сопротивления. Девушки-курьеры не считались «классическими» героинями, потому что не участвовали в боевых действиях.

    Многим женщинам – борцам сопротивления не верили, обвиняли в том, что они обеспечивали себе безопасность через постель, или напротив - обвиняли в том, что они оставляли семьи, чтобы пойти воевать. Некоторые страдали из-за чувства вины, потому что выжили. Из-за всего этого женщины подавляли свои воспоминания. Сами женщины тоже не стремились популяризировать свое геройство. Они молчали, даже для Рении Кукиелки написание мемуаров было, скорее, терапией.

    Изучение историй женщин сопротивления – не простое дело. Документы на польском языке, на идише и иврите, у многих вместо имен прозвища. Многие женщины меняли имена, некоторые неоднократно, еще во время Сопротивления. А потом, выйдя замуж, меняли также фамилии. Было время, когда их дети стыдились родителей, ставших беженцами. Только теперь, когда гордость за свое наследие просыпается в нас, бабушек их внуки начинают расспрашивают о былом. Выжившие во Второй мировой войне начали рассказывать свои истории, стараясь успеть сделать это. Так, наконец-то, история героинь Сопротивления снова привлекает заслуженное внимание.

    «Детали» - по материалам Time. На фото: Ханна Сенеш, 1939.
    Фото: Wikipedia public domain

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend