Героическая акция протеста? Или преступная безответственность?

25 ноября 1940 года у берегов Хайфы затонул корабль «Патриа», на борту которого находились около 1800 еврейских беженцев из Европы. В результате погибли более 250 человек.

Их хоронили на протяжении нескольких дней подряд. Страшное событие всколыхнуло и потрясло еврейский ишув, и не только из-за большого количества жертв. Вскоре, после того, как «Патриа» пошла на дно, выяснилось, что взрыв, ставший причиной гибели судна, организовали бойцы «Хаганы». Таким образом политическое руководство «государства в дороге» решило выразить протест против ограничения еврейской иммиграции в Палестину со стороны британских властей.

В мае 1939 года был опубликован отчет министра колоний Великобритании Малькольма Макдональда, вошедший в историю как «Белая книга». Этот документ вводил жесткие квоты на еврейскую иммиграцию в Эрец Исраэль. В соответствии с ним, в страну в течение пяти лет на законных основаниях могли въехать только 75 000 человек. В условиях, когда под властью нацистской Германии оказывались все новые и новые территории, эта цифра звучала совершенно нереально. Руководство ишува отказалось выполнять эти драконовские условия. Давид Бен-Гурион призвал к борьбе с «Белой книгой» путем расширения масштабов нелегальной иммиграции и заселения земель, приобретение которых было запрещено евреям мандатной администрацией.

В то же время нацистская Германия наращивала усилия, направленные на изгнание евреев из стран, оказавшихся под ее властью. Еще осенью 1938 года в Вене открылось Центральное бюро по еврейской эмиграции под руководством Адольфа Эйхмана. В январе 1939 года была создана Центральная имперская служба по делам еврейской эмиграции, которую возглавил начальник Главного управления имперской безопасности (РСХА) Рейнхард Гейдрих.

В то время нацисты носились с идеей переселения всех евреев на Мадагаскар, бывший колонией Франции. В ее разработке и обсуждении принимала участие вся нацистская верхушка, включая Гитлера и Гиммлера. 15 августа 1940 года Эйхман представил им четырехлетний план, предусматривавший переселение на Мадагаскар миллиона евреев ежегодно. Французское правительство в Виши согласилось предоставить свою африканскую колонию для этих целей.

Одновременно с этим нацисты поощряли и еврейскую эмиграцию в Палестину. Этот факт вызывал дополнительную настороженность британских властей, опасавшихся, что, вместе с массой беженцев, на подмандатную территорию проникнут немецкие агенты. Кроме того, англичане подозревали, что нацисты, в первую очередь, постараются заслать в Палестину евреев, симпатизирующих коммунистам. Это могло привести к дополнительному обострению обстановки в стране. С коммунистической угрозой в Палестине мандатные власти неустанно боролись, начиная еще с конца 20-х годов. Наиболее заметных активистов коммунистического движения англичане просто депортировали, в том числе, и в Советский Союз.

В 1940 году Центральное бюро по еврейской эмиграции под руководством Эйхмана зафрахтовало три корабля – «Милос», «Пасифик» и Атлантис. Они должны были доставить в Хайфу евреев, оказавшихся под властью Рейха в результате аншлюса Австрии и оккупации Чехии и Польши. Это были, в основном, жители Вены, Праги и Данцига (Гданьска). В румынском порту Тулча на борт зафрахтованных немцами кораблей поднялись 3600 человек. В территориальных водах Палестины эти суда были перехвачены британскими моряками. Разумеется, их пассажирам не было позволено сойти на берег.

Таким образом, сложилась трагическая парадоксальная ситуация: англичане, воюя с нацистами, воевали с евреями. Которые в данном случае, помимо своей воли, оказались орудием немцев в их борьбе против Великобритании.

Верховный комиссар Палестины Гарольд Макмайл издал постановление, в соответствии с которым все беженцы с зафрахтованных нацистами судов должны были отправиться на острова Маврикий в Индийском океане и Тринидад в Карибском море. Поскольку «Милос» и «Пасифик» не подходили для дальних плаваний, около 1800 нелегальных иммигрантов переместили на океанский лайнер «Патриа», захваченный англичанами у Франции после сформирования профашистского правительства в Виши. Около 1600 беженцев остались на борту «Атлантиса».

Руководство ишува приняло решение воспрепятствовать реализации плана англичан. Командование «Хаганы» предложило привести «Патрию» в негодность. Для этого, путем диверсии, планировалось вывести из строя двигатели корабля.

Руководство операцией взял на себя Шауль Авигур. Непосредственное ее исполнение было возложено на спецподразделение под командованием Ицхака Саде. Один из его бойцов, Меир (Моня) Мардор поднялся на борт «Патрии» под видом техника, прибывшего для ремонта судовой печки. Он передал находившимся на корабле активистам организации «Халуц» взрывное устройство весом в один килограмм. Те заложили его в районе машинного отделения.

Однако дальше все пошло не по плану. Взрыв, прогремевший утром 25 ноября, оказался слишком мощным. Он не только вывел из строя двигатели корабля, но и пробил огромную дыру в его днище. «Патрия» завалилась на бок и начала стремительно  тонуть. В течение 15 минут лайнер ушел на дно.

Охваченные паникой пассажиры стали прыгать в воду. Все работники хайфского порта, включая британских солдат (главным образом, из Австралии) и арабов, приняли участие в спасательной операции. На шлюпках и катерах беженцев доставляли на берег и оказывали им первую помощь. Тех, кому требовалось серьезное медицинское вмешательство, на каретах «скорой помощи» отправляли в больницу «Рамбам». Большинство пассажиров удалось спасти. Но оперативно разгерметизировать трюм, где находилась часть беженцев, спасатели не смогли. В результате погибли более 250 человек.

Поначалу в организации взрыва заподозрили противников «Хаганы» из подпольной организации ЭЦЕЛ. Ходили также слухи, что, доведенные до отчаяния еврейские беженцы решили покончить с собой, раздобыв где-то взрывчатку. Говорили и о нацистских агентах, расправившихся таким образом с евреями. Но очень скоро выяснилось, что за организацией взрыва стоит политическое и военное руководство ишува. Никто из лидеров ишува этого не отрицал. Подрыв «Патрии» был представлен ими как героическая операция. Главный редактор газеты «Давар» Берл Каценельсон назвал погибших «жертвами борьбы за продолжение алии».

Однако далеко не все были склонны разделить этот взгляд на разыгравшуюся у берегов Хайфы трагедию. Ревизионисты обвинили руководство ишува в преступной безответственности. Критика в адрес лидеров «государства в дороге» раздавалась и со стороны их политических союзников. Главный редактор газеты «Ха-поэль ха-цаир» Ицхак Люфбан заявил: «Не может быть, чтобы евреи, даже во имя самой священной цели, убивали других евреев. По какому праву в море утопили людей – женщин, мужчин, стариков и детей? Никто не просил их согласия на то, чтобы принести их в жертву».

Но те тяжкие дни не оставляли много времени для общественной полемики. Практически ежедневно из Европы приходили новые сообщения об ужасах, творимыми нацистами в Польше, о притеснении евреев в оккупированных Франции, Бельгии и Нидерландах, об антисемитских акциях в Румынии и Венгрии. И все чаще в ишуве звучал вопрос о том, что будет если нацистская Германия дойдет до Эрец Исраэль.

Всем выжившим пассажирам «Патрии» англичане позволили остаться в Палестине. Некоторое время их продержали в иммиграционном лагере в Атлите, после чего отпустили на все четыре стороны. Детей, потерявших в результате взрыва родителей, отправили в интернаты.

Беженцы, оставшиеся на борту «Атлантиса», были доставлены англичанами на Маврикий. По окончании Второй мировой войны их всех освободили. Примерно 80 процентов пассажиров «Атлантиса» поселились в Эрец Исраэль.

Фрагменты погибшего корабля находятся сегодня в хайфском музее нелегальной иммиграции и военно-морского флота. Именем «Патрии» названа одна из улиц Хайфы. В 1964 году в церемонии зажжения факелов в честь Дня независимости приняла участие Рахель Шиклер, родившаяся на борту «Патрии» по пути в Эрец Исраэль.

Борис Ентин, «Детали». Фото: Википедия, Public Domain. К.В.


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend