Герхард Шредер, Оливер Стоун и другие: составлен список пособников Путина

«Срок жизни нынешнего российского режима – максимум, равен сроку жизни самого Путина. После его ухода с поста мы увидим хаос в таких масштабах, что не поможет даже непотизм властей. Ведь дети тех, кто управляет Россией сегодня, изначально слабее своих родителей – ведь им не приходилось добиваться этой власти и удерживать ее на протяжении последних двух десятилетий! У них нет той закалки, что у их родителей, сочетавших советское обучение в академиях ФСБ с опытом мафиозного капитализма девяностых. Именно этот «коктейль» обеспечил жизнеспособность нынешней власти. Потому нынешняя система непременно рухнет».

Это мнение высказал в беседе с «Деталями» адвокат Марк Фейгин. Он – один из тех, кто отвез на днях в Вашингтон так называемый «список Путина»: так называется перечень имен, составленный и утвержденный Форумом Свободной России. В него включены двести человек, которые, по мнению ФСР, несет в полной мере ответственность за происходящее сегодня в России, от нарушений прав человека до агрессии, военной или информационной, против других суверенных государств.

«Список Путина» был передан представителям американских властей, полностью он опубликован на сайте Форума Свободной России. Он разбит на двенадцать категорий, название каждой из которых красноречиво говорит само за себя: «Вожди», «Исполнители и инициаторы», «Праворазрушители», «Операторы», «Олигархи», «Партнеры», «Золотые дети», «Кошельки», «Соловьи», «Зарубежные агенты», «Пособники».

В преамбуле сказано, что в «список Путина» включены представители политического и финансового руководства РФ, планировавшие, осуществлявшие или финансировавшие агрессивные, криминальные, коррумпированные действия, а также пропагандисты, обеспечивавшие информационное и дезинформационное сопровождение этих действий. Так в нем оказались включены «генералы» путинских информационных войск: Дмитрий Киселев, Константин Эрнст, Олег Добродеев и Маргарита Симоньян.

— Это проскрипционный список, составленный инициативной группой во главе с Андреем Илларионовым, в которую входил и я, — рассказал «Деталям» адвокат Марк Фейгин. — Список рассматривали и утверждали на одном из пленарных заседаний Форума Свободной России, проходившем в Вильнюсе. Кандидатуры предлагались делегатами. Мы хотели включить в список тех, кто более или менее известен.

Конечно, этими двумястами фамилиями не ограничивается число всех, кто «заслуживает» оказаться в таких проскрипционных списках. Например, есть неизвестные, не публичные сотрудники ФСБ в регионах, которые реально преследуют людей. Но включать и их — значило перегрузить список, он тогда содержал бы тысячи имен.

— Но разве страна не должна знать поименно всех своих «героев»?

— Для этого создан другой проект — «База». В нее будут включены и малоизвестные лица, которые совершали преступления, либо действия, не безупречные с морально-этической точки зрения. Он будет презентован в начале декабря.

— И этот список, разбитый на 12 категорий, вы привезли в Америку?

— Нет, мы «ужали» его до шести категорий. Хотя споров было, конечно, много. Вот, например, Герхард Шредер – фигура серьезная, он извлекает выгоду из отношений с нынешним режимом. Речь идет о политике европейского масштаба, оказывающем взаимообразные лоббистские услуги не за просто так. Он – председатель Совета директоров «Роснефти», входит в Газпром, и лоббирует интересы Москвы в Европе, как минимум – в Германии. В одном из своих последних интервью он оправдывал присоединение Крыма к России — а это уже не просто бизнес, не просто продвижение газовых интересов Москвы, но попытка сформировать поддержку Кремля. А, стало быть, он вполне попасть в категорию «Вожди».

Наличие Шредера в «Списке Путина» многих смущает, поскольку – опять-таки – они думают, что это список для введения санкций, и говорят — мол, и каким же образом вы собираетесь его «наказывать»? Как вы станете просить Европейский Союз применить санкции к гражданину Германии и бывшему премьеру этой страны? Но нам прежде всего, и важнее всего, было обозначить тех, кто привел Россию к нынешней ситуации. Это — официальное обвинение в адрес указанных лиц. Обвинение в том, что именно они содействовали укреплению диктаторского режима в России.

— В «список Путина» попал и знаменитый американский кинорежиссер Оливер Стоун. Только лишь за то, что снял фильм «Путин»?

— Признаюсь, я не был сторонником ввода в данный список такого рода фигур. Там, помимо Стоуна, значится и Стивен Сигал. Мне кажется, что это, все же, скорее «цирковые персонажи». Но Стоун делал кино о Путине, за деньги, а активисты Форума сочли эту работу идеологической и оправдывающей существование путинского режима; обеление его, особенно на Западе. Потому что в фильме пытаются показать «человеческую» сторону жизни Путина, проявить какое-то понимание причин его деяний. Короче говоря, это не художественный фильм, а идеологический заказ.

— Как отреагировали американцы?

— Часть людей из «списка Путина» уже под санкциями, так что мы тут Америку не открыли. Они заверили нас, что внимательно изучат этот доклад, и что внимательно наблюдают за работой ФСР. Даниэль Фрид — наш большой друг, некогда отвечавший за санкции против России, сейчас – ключевая фигура в «Атлантическом совете», там мы тоже выступали. Нам хотелось у него узнать, а что будет с категорией «пропагандистов», будут ли против них вводить санкции? Здесь есть некая проблема со знаменитой Первой поправкой, гарантирующей абсолютную свободу слова, обмена информацией и прочих свобод — потому важно провести грань между свободой обмена мнениями и пропагандистской машиной, в основном государственной. Кстати, для сегодняшней Америки это тоже серьезная проблема, которую они пытаются решить.

— Что для этого нужно?

— Четкие юридические критерии, позволяющие отделить дезинформацию, «фейки», открытую пропаганду ненависти — от действительно свободного обмена мнениями, пусть даже самого нелицеприятного. СМИ могут занимать пропутинскую позицию, но нужно уяснить, где эта позиция определена убеждениями, а где проплачена. Мы обсуждали это с американцами и достигли определенного понимания. Скорее всего, после инициированного сенаторами Бобом Мендесом и Линдси Грэмом законопроекта об ужесточении санкций против России, который находится в комитете Сената по иностранным делам и будет утвержден новым составом Конгресса, будет внесена и определенная ясность в данный вопрос. В начале следующего года мы опять приедем в Вашингтон, и вновь обсудим те же вопросы. Ведь «список Путина» ясно отделяет виновников создания антидемократического режима — от гражданского общества, доказывая, что далеко не все в России служат режиму, а только конкретные интересанты.

— А вас не обвинят в том, что вы подставляете Россию под санкции?

— Именно об этом и говорят наши противники, включая государственных пропагандистов. Но это неправда. В гораздо большей степени на рядовых обывателей влияет политика Путина. К примеру, увеличение пенсионного возраста — куда более существенный удар по обывателю, нежели санкции.

— В одном из ваших интервью Вы заявили, что не хотите покидать Россию, поскольку, прождав двадцать лет, намерены стать свидетелем того, как вся нынешняя махина власти рухнет у всех перед глазами. Вы действительно так уверены в этом?

— Это — пирамидально устроенная авторитарная система диктаторского типа. При жизни Путина, а ему пошел шестьдесят седьмой год, эта система кажется более или менее устойчивой и стабильной. Подобия такой персоналистской системы можно с легкостью найти в латиноамериканских странах, или в Европе тридцатых-сороковых годов…

— Своего рода корпоративный фашизм?

— Скорее, модернизированный вариант корпоративного фашизма, который процветал при Муссолини в Италии. И все же фашизм Муссолини носил идеологический характер, а здесь она отсутствует. И с коррупцией в Италии тогда боролись жестко, даже с итальянской мафией. А здесь мафия у власти.

— Так почему же все это, по-Вашему, рухнет?

— Потому что все подобные системы идут против естественного исторического процесса. Базовых проблем, по большому счету, две: внешнеполитическая и внутриполитическая. Первая: в том виде, в каком она существует, Россия неприемлема для Запада, прежде всего для США и ее европейских и евро-атлантических союзников.

Вторая: российский режим мог бы очень долго существовать, если бы страна не была одной восьмой частью суши. Это гигантское пространство. Если бы Россия занимала территорию Швейцарии, или хотя бы Северной Кореи, то шанс еще был бы — на жесткую авторитарную диктатуру, чтобы удерживать это пространство, сковав ее таким прочным кольцом. Но не на таком огромном пространстве, с национальной спецификой, с учетом Кавказа, с учетом нестабильности положения Сибири, а за Уралом живет примерно двадцать пять миллионов человек, а через Амур – полуторамиллиардный Китай…

Почему российская власть и все ее окружение столь уверенно держатся? Просто все они уверены, что если начнется хаос, пусть даже инспирированный снизу, то они быстренько все исчезнут. И потому для Запада это — некий крючок для диалога с ними; некое условие, из которого следует: случись что – вы в наших руках.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Эяль Варшавский


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend