Генсек «Аводы»: «Нам нельзя стать похожими на МЕРЕЦ, это было бы фатальной ошибкой»

В 2015 году партия «Авода» получила 24 мандата на выборах, уступив «Ликуду». Это стало тяжелым ударом, вскоре после которого она просто рухнула: теперь потолком для бывшей партии власти стали шесть-семь мандатов, а каждые новые выборы – проверка на выживаемость. Следующие не станут исключением: наметившийся отток левых избирателей от МЕРЕЦ и «Аводы» к «Еш атид» заставляет левых искать ошибки в своем поведении и пытаться их исправить.


Отказаться от левого крена

– Нам ни в коем случае нельзя привыкать к этой ситуации с шестью-семью мандатами, – сказал в интервью «Деталям» генеральный секретарь «Аводы» Эран Хермони. – Исторически сложившаяся роль «Аводы» – быть ведущей партией левоцентристского сионистского лагеря, бороться за власть и составлять оппозицию, в том числе идеологическую, правому «Ликуду». Не нам быть нишевой партией, маленьким списком – таких достаточно. МЕРЕЦ, например, которая всегда была партией-«бутиком» с меньшей, чем у нас, более левой аудиторией. Это нормально, со всем уважением к ним, но это – не «Авода», суть которой – заниматься всем спектром вопросов: безопасности, экономики, социальными и прочими. Нам надо вернуться на эту лидирующую позицию. Если не станем вновь большой партией – это лишит нас в принципе прав на существование.

– Что привело вас к нынешнему незавидному положению?

– Во-первых, в политике то и дело возникает та или иная партия-времянка, «калиф на час», обирающая кассу. На мой взгляд, это ошибка политиков, в итоге левоцентристскому лагерю не хватает демократического движения, которое бы возглавляло борьбу всего этого лагеря за власть. Именно этим занималась «Авода» в былые годы. У правых такое движение есть – «Ликуд». Долгосрочную политическую стратегию в состоянии строить лишь движение с идеологией, «тылом» и корнями, это не сможет сделать партия одного человека.

В 2015 году, даже несмотря проигрыш на выборах, «Сионистский лагерь» бился и до 2019 оставался лидером оппозиции. Но – это во-вторых – приход Ави Габая [на пост председателя «Аводы»] стал для нас стратегической катастрофой. Это он развалил нас до шести мандатов, а после такого тяжелого падения восстановить свои позиции уже гораздо тяжелее. Мы интенсивно над этим работаем. Габай оказался не тем человеком и не на правильном месте, но это уже позади.

Было еще одна стратегическое упущение на протяжении лет: недостаточно только сказать, дескать, мы – альтернатива власти «Ликуда». Нужно предложить свой путь, свою идею. Мы – левоцентристы, сионисты, социалисты – не обозначали эти параметры в должной мере. «Аводе» не нужно слишком сильно крениться к МЕРЕЦ. Между нами есть и идеологические, и политические различия. Если мы станем слишком похожи на МЕРЕЦ – это будет фатальной ошибкой партии «Авода». Сегодня мы должны быть ближе к центру по вопросам политики и безопасности.

Порой мы сползали влево сильней, чем надо. Взять хотя бы нашего депутата Ибтисам Мараану, которая приняла участие в альтернативной [вместе с родственниками погибших палестинцев] церемонии в День памяти павших и жертв террора. Я также слышал ее речь в кнессете во время операции «Страж стен», она говорила о необходимости прекратить «двустороннее насилие», но это же неверно! Речь идет о террористической организации ХАМАС, которая обстреливала ракетами Израиль. ЦАХАЛ обязан был реагировать, и правильно, что отреагировал, ему надо было дать поддержку, что партия и сделала! Ее обеспокоенность я не могу счесть соответствующей ценностям и идеологии нашей партии.

– Но появление в партии и в кнессете таких людей, как Габай или Мараана, – следствие демократического устройства «Аводы». Часть ваших партийцев голосует за них, как же вы сможете им помешать?

– Я как генсек партии тоже продвигаю идеологию и повестку – левую, сионистскую, социалистическую – и думаю, что ее разделяет абсолютное большинство у нас. Но не скрываю, что мы дрейфуем в неправильном направлении. Такое больше подходит МЕРЕЦ, но это не «Авода», не было «Аводой» и, насколько это будет зависеть от меня, не станет позицией «Аводы».

Видение, которое я продвигаю, – левоцентризм. Не скрываю, что это учитывает и мнения электората. Хотим после следующих выборов выйти уже хотя бы на двузначное число мандатов, вернуть партии тех ее сторонников, что ушли.

Я за диалог и за мир с палестинцами, но вот сейчас Норвегия решила метить товары, произведенные поселенцами, – я против этого. Верно, я хочу размежевания, но давайте скажем честно: разве только Израиль виноват в том, что идея двух государств для двух народов до сих пор не реализована? Разве был у нас на палестинской стороне партнер, готовый совершить исторический шаг в сочетании прежде всего с обеспечением безопасности? Мы не хотим, чтобы в Иудее и Самарии началось то же, что в Газе. Я часто критиковал палестинцев на встречах с ними за то, что они упускали возможности.

Так что наша проблема комплексная: израильское общество тоже все больше склоняется к националистам и правым, и это опасно.

– Чем дальше будете отдаляться от МЕРЕЦ, тем больше будете походить на партию «Еш атид», с другого фланга?

– Не думаю. Позиция «Еш атид» по вопросам безопасности и государственного строительства очень неясна и, на мой взгляд, зависит от того, какие данные принес свежий опрос в этот конкретный день. Не вижу у них никакой системности. А по социальным вопросах позиции «Еш атид» по большей части близки к неокапиталистическим, которые действуют и сейчас, тогда как мы – социалисты, в этом различие между нами велико.

– Позвольте, разве не такой же экономической линии правительства придерживается и председатель «Аводы» Мерав Михаэли? Она спокойно смотрит на то, как миллиарды идут на строительство новых дорог и покрытие бюджетного дефицита, хотя в это же время социально-экономическая пропасть между бедными и богатыми лишь углубляется. Это и есть продолжение экономического неолиберализма Нетаниягу нынешним правительством, а не борьба за большее равенство!

– Политика, которую она проводит в министерстве транспорта, верна с точки зрения «макро»: мы должны уделять больше внимания и ресурсов созданию новой, широкой и удобной системы общественного транспорта. Однако – да, несомненно – Авигдор Либерман в министерстве финансов проводит тэтчеристскую политику, правую и абсолютно неокапиталистическую. Мы застряли в этом вопросе в 80-х и 90-х годах, хотя сегодня большая часть государств Запада, наоборот, вкладывают в социальную инфраструктуру. А Либерман, вопреки мировой тенденции, вводит очень узкие бюджетные рамки, которыми душат общество. Я говорил об этом много раз и в СМИ, и в партии на протяжении минувшего года.

То, что правительство собирает, оно должно возвращать гражданам

Основная проблема – в определении бюджетных рамок. Это камень преткновения. Когда они излишне консервативны, ничего не поделать. И я считаю, что «Авода» должна была реагировать жестче, чтобы не допустить подобного. Тут мы не устояли перед Либерманом. Нужно показать правительству, что оно не сможет проводить антисоциальную политику в тех основных сферах, которые важны «Аводе»: медицина, образование, жилье.

Там, где не вкладывает государство, платят жители. Именно поэтому у нас в последние годы на сотни процентов увеличились траты людей на дополнительные медицинские страховки, и нечто подобное происходит в образовании. Мы должны настаивать на расширении бюджетных рамок. Вы собираете избытки налогов – почему не возвращаете их обществу?

– Почему же «Авода» не поднимает эти вопросы в парламентских комиссиях и правительстве? Ваша партия – член коалиции, значит, часть ответственности за все его действия несет тоже. Не читал и не слышал ни одного интервью, в котором бы Михаэли говорила нечто подобное. Она принимает все, что ей дает Либерман.

– Часть наших депутатов занимаются этим и говорят об этом. Думаю, что большой ошибкой Михаэли было не предложить правительству, вопреки Либерману, экономическую альтернативную программу. Большая ошибка! Конечно, министры финансов и транспорта имеют разный вес, все министры нуждаются в бюджетах, выделяемых минфином, но, извините, Либерман не делает нам тут одолжений, он не может не выделять средства на общественный транспорт! И в конечном счете как мы в правительстве зависим от Либермана – так же и он зависит он нас. В этом правительстве все зависят друг от друга. «Авода» обязана быть сильной альтернативой антисоциальной экономической политике.

Обсуждение бюджета на 2023 год станет экзаменом для «Аводы»: сможем ли мы изменить тенденцию и добиться расширения бюджетных рамок для инвестиций в социальную инфраструктуру, на социальные нужды, чтобы доходы возвращались обществу. Надеюсь, что сможем ввести в бюджет и финансирование бесплатного образования с момента рождения, и другие темы. Нужно также создать «сеть безопасности» для индивидуальных предпринимателей – мы говорили об этом еще в ходе обсуждения прежнего бюджета. Получили обещание, что данная тема будет отражена в ближайшем бюджете, будем на этом настаивать, наше требование согласовано с другими членами коалиции.

В Израиле представители среднего класса становятся все более бедными, их прослойка истончается. Нам все время показывают макропоказатели, согласно которым экономика сильна и успешна – но под этим большая часть населения не может закрыть месяц, живут за счет «овердрафта»! Это аномалия.

Солидарность с Украиной, объединение с «Кахоль-лаван»

– Но мы – альтернатива не только в вопросах экономики. Например, я хочу выразить свою большую солидарность с украинским народом, который находится под атакой. Мы видели ужасные и отвратительные картины, которые не ожидали увидеть в этом веке в Европе. Государство Израиль должно оказывать больше гуманитарной помощи, помогать изо всех сил. Делает много, но надо больше.

Когда начали прибывать беженцы, мы призывали открыть перед ними дверь – вопреки министру Шакед, которая старалась остановить их. И Мерав Михаэли, и Нахман Шай, и наши депутаты добивались проявления солидарности с Украиной. В прошлом месяце по нашей инициативе обсуждали вопрос в комиссии по работе и социальному обеспечению, также добились страхования пожилых людей. Это как раз тот случай, когда роль «Аводы» – критиковать правительство за определенные действия.

По инициативе активиста «Аводы» Владимира Свердлова на всех последних мероприятиях поднимается флаг Украины – в знак солидарности с ее народом. И на большом мероприятии, приуроченном к Мимуне, и во время празднования Шавуота, и на других… Я хочу постараться посетить Украину с визитом солидарности. Заслуга Свердлова – что эта солидарность стала частью повестки дня нашей партии.

Авода
Украинский флаг на партийной церемонии памяти Ицхака Рабина

В «Аводе» много структур, для которых социальная повестка важна, моя цель – усилить их, мы открытый дом, каждый может присоединиться. Мы должны вернуться на более центральное место и объединить левоцентристский блок. Ни в коем случае не объединяться с МЕРЕЦ. Но, я думаю, объединение «Аводы» с «Кахоль-лаван» имело бы смысл. В прошлом «Сионистский лагерь» был весьма успешным опытом.

При этом надо постараться сберечь это правительство. Поэтому я не могу понять депутатов кнессета от левых партий, которые позволяют использовать себя в качестве полезных идиотов на службе каханистов Бен-Гвира для смещения правительства. Это очень опасно. Не выплеснуть бы ребенка с водой: нынешнее правительство призвано спасти демократию, поэтому мы должны приложить все усилия, чтобы его спасти. Очень надеюсь, что нам это удастся.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: пресс-служба партии «Авода» √

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ