Вторник 26.01.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    577588_Avichai_Mandelblit_Meged_Gozani

    Генпрокурор играет «фарс Дери»

    Генпрокурор не скрывал своего разочарования делом главы МВД Арье Дери. Он дал санкцию на расследование, основанное на определенной информации, – о коррупции и переводе больших денежных сумм, – но получил совсем не то, что ожидал.

    Проверка, проведенная в Германии, выглядела для него дурной шуткой. Все началось с информации от Управления по борьбе с отмыванием денег по поводу перевода больших сумм из Германии, за которыми стоял Джеймс Шлафф.

    Не нужно большого напряжения ума, чтобы представить, что думают полиция и прокуратура, когда деньги от члена семьи Шлаффа перетекают к члену семьи Дери. В конце концов, следователи связали денежные переводы только со Шломо Дери, братом министра внутренних дел, но к раздражению Авихая Мандельблита проверка пошла в совершенно другом направлении.

    В глазах генпрокурора Дери – один из наиболее нормальных министров в правительстве, тот, на кого можно положиться, особенно когда глава правительства бросается в одну из своих атак. Кроме того, пока не началось это уголовное дело, отношения Дери и Мандельблита были почти дружескими. Нельзя со всей определенностью утверждать, что уголовное дело подорвало общее теплое отношение генпрокурора к председателю ШАС.

    Вот еще один пример того, почему юридический советник правительства не может одновременно занимать пост генерального прокурора.

    Намного важнее, что на этот раз Арье Дери вел весьма искусную игру.

    Когда я брал интервью у Дери несколько лет назад, он меня удивил. Он сказал, что крайне сожалеет о той общественной кампании протеста, которую вел во время своего первого уголовного дела в конце 90-х годов. Что по сути этим он загнал судей в угол и практически заставил их приговорить его к четырем годам лишения свободы. Дери даже назвал советников, которые убедили его  устроить массовые демонстрации и выступать с нападками на судей. По его словам, это была ошибка.

    По всей видимости, он так и думал. На этот раз Дери вел себя совершенно по-другому. Он воздерживался от нападок на прокуратуру, не атаковал полицию и позволил расследованию тянуться несколько лет, не говоря ни слова. Он даже не оказывал давления на генпрокурора, чтобы тот, наконец, принял решение. После того, как было принято решение обинить Дери в уклонении от уплаты налогов после положенных слушаний, его адвокат Навот Тель-Цур обнародовал весьма сдержанное, почти беззубое заявление. Большинство обвинений мы отклоняем, сказал он, остальные надеемся опровергнуть на слушаниях. В этом случае министр внутренних дел практически заставил генпрокурора испытать к нему чуть ли не сострадание.

    Но по большому счету история этого дела дурно пахнет. Прежде всего, из того, что было опубликовано, следует, что Дери выглядит не только преступником, но и глупцом. Большая часть инкриминируемых ему деяний была совершена после того, как он вернулся в политику, понимая, что каждый его шаг будет рассматриваться под лупой.

    Это просто невероятно. Такое ощущение, что криминальный образ действий въелся в него настолько глубоко, что он способен идти на тактические изменения, выстраивая свою защиту, но неспособен ни на йоту изменить свое поведение, когда это касается его финансовых дел – занимаясь обманом, сокрытием доходов и ведя дела только с использованием наличных без всякого видимого оправдания.

    Во-первых, Дери утверждает, что наличные, которыми он пользовался, были подарками, полученными на семейные торжества. Расследовение показало, что между самой недавней свадьбой и использованием наличных прошло достаточно много времени, в течение которого Дери занимал деньги у других людей. Если в вашем распоряжении находится много законно полученных денег, зачем их скрывать и зачем одалживать деньги у других?

    Во-вторых, волокита в этом деле непростительна, независимо от того, была ли она по вине полиции, прокуратуры или генпрокурора. Мандельблиту потребовалось полтора года, чтобы принять решение – без всякой очевидной причины. Обсуждения дела Дери неоднократно откладывались, и до слушаний все еще далеко. Из-за того, что прошло так много времени, шансы на то, что последует какое-либо серьезное наказание, близки к нулю. Не говоря о том, что министр внутренних дел был вынужден работать в то время, как над его головой много лет раскачивался Дамоклов меч.

    В-третьих, самое проблематичное: дело Дери вызывает опасение, что борьба главы правительства Биньямина Нетаниягу с Мандельблитом лишила генпрокурора боевого духа и энергии для ведения других дел. Он отклонил многие обвинения Дери в коррупции без каких-либо ясных объяснений, разве что из страха вести еще одно большое и громкое дело. Хотя верно, что ни один генпрокурор не прошел через то, через что прошел он, генпрокурор должен быть суперменом. Поскольку Мандельблиту остался еще год на посту, сейчас для него самое время выработать сверхъестественные способности.

    Равив Друкер, «ХаАрец». Р.Р. Фото: Мегед Гозани˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend