Генетика Рапопорта: ученый, которого не сломили сталинские лизоблюды

Генетика Рапопорта: ученый, которого не сломили сталинские лизоблюды

Шел третий послевоенный год. Молодой ученый Иосиф Абрамович Рапопорт, работавший в лаборатории генетики Института цитологии, гистологии и эмбриологии АН СССР, заметно отличался от коллег. Став доктором наук уже в 31 год, Иосиф Рапопорт занимался проблемами химического мутагенеза – изучал искусственные мутации, возникающие под влиянием химического воздействия и вызывающие изменения в структуре и количестве хромосом. Засиживаясь в институтской лаборатории до ночи, Рапопорт спешил перейти к внедрению результатов своих исследований в сельское хозяйство страны, восстанавливавшейся после войны.

Ученого отличали не только интеллект и работоспособность. По его выправке, решительности и «пиратской» повязке, — Иосиф Абрамович потерял на войне левый глаз — в Рапопорте безошибочно угадывался фронтовик. Побывавший в страшных мясорубках командир десантников!

Чем жарче – тем лучше

Он родился 14 марта 1912 года в Чернигове. В 1930-м поступил на биологический факультет Ленинградского государственного университета, в 1938-м защитил кандидатскую диссертацию и был приглашен в ЛГУ на должность старшего научного сотрудника. Занимался исследованиями, писал научные работы. А потом началась война.

Как обладатель кандидатской степени, Иосиф Рапопорт вполне мог получить «бронь» и продолжать научные исследования — однако решил сражаться с нацистами. 28 июня 1941 года на ученом совете биофака МГУ 29-летний ученый должен был защищать докторскую диссертацию, но вместо этого отправился в Молотовский районный военкомат Московской области…

…Он быстро дослужился до комбата 476-го стрелкового полка 320-й стрелковой дивизии, но 2 ноября 1941 года был тяжело ранен в Крыму. Подлечившись, в январе 1942 года вернулся в строй и с весны по декабрь 1942-го командовал батальоном в Иране. А затем – снова лечился в госпитале.

Приметив способного капитана, командование отправило Рапопорта на ускоренные курсы военной Академии им. Фрунзе, для подготовки на должность начальника штаба полка. И тут произошел удивительный случай: на московской улице Иосиф Абрамович столкнулся со своим институтским знакомым. Тот, удивленный встречей с ушедшим на фронт перспективным исследователем, рассказал о ней заведующему кафедрой генетики биологического факультета МГУ профессору Серебровскому. Который вспомнил, что Рапопорт не успел защитить диссертацию. Получив от Серебровского приглашение на защиту, а от командования – однодневный отпуск, 5 мая 1943 года капитан Рапопорт успешно защитил докторскую диссертацию.

После защиты вице-президент Академии наук СССР Орбели звал Рапопорта к себе в институт, а руководство военной Академии предложило ему должность преподавателя. Но Иосиф Рапопорт снова потребовал отправить его на передовую. Чем жарче – тем лучше!

Трижды Герой Советского Союза — непризнанный

В первой половине сентября 1943 года 184-й Гвардейский стрелковый полк Рапопорта начал бои за днепровские рубежи. В ночь на 28 сентября 1943 года его бойцы успешно форсировали Днепр в районе села Мишурин Рог юго-восточнее Кременчуга. Вначале реку преодолела небольшая группа на трех понтонах и пяти лодках. За ними переправились главные силы передового отряда. К 8 часам 28 сентября, несмотря на сильное сопротивление противника, на правом берегу реки были захвачены два плацдарма.

15 ноября 1943 года Иосиф Абрамович был награжден орденом Красного Знамени. И за бои на днепровском рубеже в районе сел Мишурин-Рославлев впервые представлен к званию Героя Советского Союза: командуя передовым отрядом, Иосиф Абрамович изменил место переправы, тем самым позволив своим бойцам без значимых потерь закрепиться на правом берегу реки, и потом во главе своего полка три дня отражал контратаки гитлеровцев. Однако из-за конфликта с комдивом, бездействовавшим во время этих сражений, Рапопорт Звезду Героя так и не получил.

За бои на территории Венгрии, где Рапопорт командовал десантниками, он снова был награжден орденом Красного Знамени. Там, не имея никакой четко поставленной руководством задачи, храбрый командир захватил канал Ялуш (согласно наградному листу), соединяющий озеро Балатон и Дунай. Стремительным броском атаковал командные высоты немцев и с боем ворвался в крупный населенный пункт Мезакомар. Мобилизовав весь личный состав своего батальона и всё местное население, Рапопорт за ночь выкопал траншеи полного профиля и подготовился к отражению контратаки. Утром на десантников пошли до 40 танков и целый полк гитлеровской пехоты. В течение десяти часов отбивая атаки, батальон выстоял и удержал Мезакомар за собой. Командир всё это время находился в боевых порядках, личным мужеством показывая пример своим солдатам.

25 декабря 1944 года, в ожесточеннейших боях за венгерский Секешфехервар, который несколько раз переходил из рук в руки, Иосиф Абрамович снова был ранен. Пуля попала в висок и прошла навылет, выбив левый глаз. Но и тогда Рапопорт, который помимо десантников руководил и приданной ему артиллерией, не ушел с поля боя, пока его солдаты не отразили контратаку.

27 декабря командир 29-го полка гвардии майор Иван Шинкарёв представил Рапопорта к званию Героя Советского Союза. Но Героя не дали снова…

Вернувшись после тяжелого ранения в строй уже через месяц, Рапопорт был назначен начальником оперативного отделения штаба дивизии. 8 мая 1945 года, идя на соединение с американскими войсками в районе города Амштеттин, Иосиф Абрамович руководил окружением немецкой группировки. Двигаясь на головной самоходке, гвардии майор очистил от немцев три города, ряд сел и лично руководил захватом нескольких тяжелых немецких «Тигров», намеревавшихся атаковать советских солдат с тыла. Вспоминая впоследствии об этом эпизоде, Иосиф Абрамович рассказывал: «Я соскочил на землю, подбежал к гигантскому немецкому танку и постучал рукояткой пистолета по броне. По-немецки приказал открывшему башенный люк танкисту разрядить орудия в воздух и очистить дорогу для нашего отряда». Немцы вскоре сдались, отряд Рапопорта двинулся вперед и соединился с американцами.

Командир 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии снова представил Рапопорта к званию Героя Советского Союза – и снова звезду зарубило начальство. Перед ним храбрый гвардеец никогда не заискивал, вечно наживая себе высокопоставленных врагов.

Уже после окончания боевых действий, в мае 1945-го, Рапопорт был оперативным дежурным, когда пьяный адъютант командира корпуса резерва Верховного Главнокомандования на «опель-адмирале» насмерть сбил молодого лейтенанта. Рапопорт приказал пьяного адъютанта арестовать и доложил о происшествии в прокуратуру. Уголовное дело против «блатного» адъютанта закрыли, но возбудили против самого Рапопорта за самоуправство и «срыв» важного поручения. Боевые заслуги позволили Иосифу Абрамовичу выйти из заварухи, но главной правительственной награды он опять не получил.

Впоследствии его наградили «только» орденом Отечественной войны I степени, а также орденом Суворова III степени, который предназначался для награждения командиров полков, батальонов и рот за умелую организацию и осуществление победного боя с меньшими, чем у противника, силами.

Война «за генетику»

Увешанный наградами ученый-генетик вскоре после окончания войны ушел в запас и вернулся в науку. Иосиф Рапопорт продолжил исследования в области генетики в Институте цитологии, гистологии и эмбриологии АН СССР. Еще до начала Великой Отечественной войны Иосифу Рапопорту удалось найти сильные химические мутагены, но опубликовать свои данные он сумел только в 1946 году.

Вскоре Рапопорт начал руководить работами по химическому мутагенезу во всей стране. Снабжал химическими препаратами селекционеров, которые выражали желание применять их в сельском хозяйстве. Привлекал совсем молодых ученых к работе в области химического мутагенеза… Но в послевоенном Советском Союзе свирепствовало самое настоящее мракобесие. Потому, придя с фронтов Великой Отечественной войны, Рапопорт вынужден был снова ввязаться в бой – теперь уже за честь науки.

В 1947 году на советскую генетику усилилось административное давление, появились клеветнические статьи в «Правде» и «Литературной газете». В сентябре 1947 года Иосиф Абрамович написал члену Политбюро и Секретариата ЦК Жданову протест против статьи Лаптева в «Правде», с которой началась кампания по уничтожению истинной биологии в стране. Это не помогло: выступления настоящих ученых в защиту генетики хоть и принимались во внимание, но антинаучные взгляды директора Института генетики АН СССР Трофима Лысенко были поддержаны Сталиным, который протежировал «народного академика», веря, что с его подачи страна займет лидирующие позиции в мире по производству и экспорту пшеницы. Буйство «лысенковщины» привело к тому, что генетика как наука фактически оказалась запрещена.

Весной 1948 года просочился слух о том, что Лысенко был у Сталина на приеме. Группа «лысенковцев» втайне начала подготовку постановления «О положении в биологической науке». 31 июля 1948 года в Москве открылось расширенное заседание Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина (ВАСХНИЛ), организованное Лысенко и его сторонниками с одобрения ЦК ВКП(б). «Лысенковцы» планировали разгромить классическую генетику, пропагандируя свою шарлатанскую «мичуринскую агробиологию».

Прочитав в «Правде» об открытии сессии, Иосиф Абрамович ринулся на место заседания – в здание Министерства сельского хозяйства. Контролеры его в зал не пустили. Но на третьем заседании сессии Иосиф Абрамович прорвался в зал по чужому билету. Выйдя на трибуну, он выступил с речью о роли генетики в сельском хозяйстве и медицине. О своем внедрении в практику гетерозиса, полиплоидии, индуцированного мутагенеза, о «живой вакцине» и других находках, уже проверенных опытным путем. Иосиф Рапопорт – единственный из присутствующих на сессии – открыто выступил против Лысенко.

Отказавшийся принять решение президиума, непокорный генетик в сентябре 1948 года был уволен. Институт цитологии, гистологии и эмбриологии АН СССР реорганизовали, а тираж монографии Рапопорта «Феногенетический анализ независимой и зависимой дифференцировки» уничтожили.

5 января 1949 Иосифа Абрамовича разгромили на общем собрании партийной организации. Вступивший в ВКП(б) прямо во фронтовом окопе, Иосиф Абрамович на собрании, больше напоминавшем трибунал инквизиции, выслушал все нападки, после чего сказал присутствующим: «Я никогда не откажусь от своих убеждений из-за соображений материального порядка…»

Его исключили из партии. На работу брать боялись. Жить приходилось на пособие по инвалидности. Сначала доктор наук Рапопорт пытался устроиться на работу в метро, затем под чужой фамилией делал переводы для Института научной информации. А с1949 года, став сотрудником экспедиций нефтяного и геологического министерств, Иосиф Рапопорт, оставив временно генетику, занялся палеонтологией и стратиграфией. И в Средней Азии, в геологической партии, он разработал способ определения нефтеносных пластов, которым геологи пользуются до сих пор.

За свои исследования он получил степень кандидата геологических наук. Хотя от последующих неоднократных увольнений она его тоже не спасла.

Рапопорт
Проект «Еврейские герои»

Только в 1957 году, благодаря поддержке ведущих академиков, Рапопорт полулегально возобновил свои исследования по генетике в Институте химической физики АН СССР. На это решение особенно повлияло вручение в 1956 году основоположнику химической физики Николаю Семенову Нобелевской премии. При вручении премии в Стокгольме советский академик разговорился с разделившим с ним эту почетную награду Сирилом Хиншелвудом. Тот спросил, чем ныне занимается Рапопорт после своего открытия? Вернувшись домой, Семенов разыскал Рапопорта и создал «под него» в своем институте лабораторию. А чтобы Лысенко сотоварищи не вмешивались, всю тематику исследований засекретили.

В Институте химической физики АН СССР вместе с группой ученых Рапопорт возобновил поиск химических мутагенов, анализ их свойств в сравнении с радиационными мутагенами, а также эксперименты в области феногенетики. Иосиф Абрамович наконец обрел возможности для плодотворной работы. Главной темой его исследований осталось изучение наследственной и ненаследственной изменчивости.

Первые публикации об открытиях «супермутагенов» появились в печати в 1960-м, через двенадцать лет после прерванных сессией ВАСХНИЛ ранних работ Рапопорта. На основе предложенных им методов было выведено около 400 высокоурожайных сортов различных сельскохозяйственных культур и созданы новые эффективные медицинские средства.

В 1962 году Нобелевский комитет сообщил советским властям о выдвижении кандидатуры Рапопорта (совместно с Шарлоттой Ауэрбах) на Нобелевскую премию за открытие химического мутагенеза. Рапопорт был вызван в отдел науки ЦК КПСС, и ему предложили подать заявление о вступлении в партию для того, чтобы власти не возражали против присуждения ему премии. Однако Рапопорт настаивал на том, чтобы его прежнее исключение из партии было признано неправомерным, и чтобы он был восстановлен с сохранением стажа, а не принят заново. В этом ему отказали. В результате Нобелевская премия за открытие химического мутагенеза не была присуждена вовсе.

В начале 1970-х годов Иосиф Рапопорт был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В 1984 году ему, уже члену-корреспонденту АН СССР, была присуждена Ленинская премия.

Как точно заметила Наталья Делоне, одна из коллег Иосифа Абрамовича, он опережал время и был совершенно новым типом руководителя, не спущенным сверху, а, в силу своих дарований, окруженным большим числом занятых одной проблемой людей. Обладая невероятным мужеством и кристальной честностью, Иосиф Абрамович не терпел советского подхалимства и карьеризма. Мог, по воспоминаниям коллег, особо зарвавшимся «элементам» даже «дать в морду».

26 ноября 1990 года в зале заседаний Президиума Верховного Совета СССР в Кремле на самом высоком уровне чествовали оставшихся в живых старых генетиков. Власть каялась за свои нападки на генетику. Иосифу Абрамовичу за месяц до этого наконец-то дали звезду Героя – правда, не военную, а Социалистического Труда. Формулировка – «за особый вклад в сохранение и развитие генетики и селекции, подготовку высококвалифицированных научных кадров».

Иосифа Абрамовича Рапопорта не стало 31 декабря 1990 года. При переходе дороги пожилой ученый был сбит грузовиком, и через неделю скончался от полученных травм в больнице.

В честь Иосифа Рапопорта назван сорт озимой пшеницы «Имени Рапопорта», о нем сняты документальные фильмы и написаны многочисленные статьи и книги. Он стал героем войны и светилом мировой науки. Природа изменчива, но наша память не должна поддаваться мутациям.

«Детали» в сотрудничестве с проектом «Еврейские герои» √


Сотрудники проекта «Еврейские герои» работают в архивах стран, находящихся на территории бывшего Советского Союза. Их цель – увековечить имена евреев, чьи поступки незаслуженно стерты из человеческой памяти. В этой рубрике «Детали» продолжат публиковать рассказы о жизни евреев, чей вклад в цивилизацию и борьбу с различными формами тоталитаризма стал фактом истории.

Для контакта с проектом вы можете обратиться на страницу «Еврейские герои» в Facebook или отправить письмо на электронную почту

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"

Новости

В Брюсселе предотвращен теракт: задержаны несовершеннолетние
В Израиле резко увеличилась смертность среди больных гриппом
Медицинский прорыв позволит лечить генетические заболевания с помощью жира

Популярное

Все остается в семье: как сыновья Либермана стали богатыми людьми

Сыновья Авигдора Либермана разменяли лишь четвертый десяток лет, но уже успели делать бизнес с Россией...

Новый поворот: крупнейший лоукостер отменяет тысячи билетов в Израиль и обратно

Компания-лоукост EasyJet, одна из крупнейших в мире бюджетных авиакомпаний, отменяет тысячи авиабилетов в...

МНЕНИЯ