Среда 14.04.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Reuven Castro, Pool
    AP Photo/Reuven Castro, Pool

    Генпрокурор: процесс Нетаниягу уже не остановить

    «Этот судебный процесс уже не останавить», - заявил на этой неделе генпрокурор Авихай Мандельблит после того, как ему сообщили, что окружной иерусалимский суд, наконец, назначил дату начала доказательной стадии судебного процесса по делу премьер-министра Биньямина Нетаниягу: 5 апреля, сразу после праздника Песах.

    Но два года назад, после первых выборов из нынешней серии, генпрокурор вовсе не был уверен, что поезд дойдет до места назначения: слушания по делам Нетаниягу еще не были проведены, и он, похоже, благополучно продвигался к созданию коалиции из 65 депутатов, которая примет закон, запрещающий судить действующего премьер-министра, низложит и без того подавленный Верховный суд и позволит ему избежать от правосудия.

    «Пора бы им начать бояться», - сказал премьер своим ближайшим соратникам после тех выборов. Он имел в виду руководителей правоохранительных органов, в первую очередь генпрокурора. Но затем депутат кнессета Авигдор Либерман решил прихлопнуть формирующееся правительство, и Мандельблит увидел в этот момент еще одно доказательство существования Божественного провидения. По его мнению, если план Нетаниягу удастся, хрупкой израильской демократии придет конец.

    В продолжении правления Нетаниягу он видел явную и реальную опасность. Он уверен, что Нетаниягу по-прежнему полон желания прекратить судебное разбирательство, но считает, что практически он уже не в состоянии это сделать.

    Как сообщалось на этой неделе, адвокаты Нетаниягу хотят вызвать Мандельблита в качестве свидетеля защиты. Цель: попытаться доказать, что многие действия в ходе расследования проводились без его согласия. Это противоречило бы закону, который гласит, что расследование в отношении премьер-министра может быть начато только с согласия генпрокурора. Интересный ход  защиты, но его главный недостаток в том, что  он не соответствует действительности. Одна из причин того, что судебные разбирательства против премьер-министра тянутся так долго - это тщательный надзор генпрокурора за расследованиями и смягченные толкования, которые он давал ряду свидетельских показаний против человека, назначившего его в свое время секретарем правительства.

    В декабре 2016 года по окончании заседания кабинета министров Мандельблит попросил премьер-министра поговорить с ним наедине. На встрече, которая длилась 15 минут, он сообщил Нетаниягу, что решил возбудить против него уголовное дело. Мандельблит настоял на том, чтобы сообщить горькую новость лично, за три недели до того, как она стала достоянием общественности.

    Первоначально расследование касалось только "дела 1000", в котором Нетаниягу обвинялся в получении щедрых подарков от двух богатых друзей, голливудского магната Арнона Мильчена и австралийского миллиардера Джеймса Пакера, в обмен на услуги политического толка, такие как продвижение деловых интересов или получение визы.

    Для начала Мандельблит разрешил допросить Мильчена и его помощницу Адас Кляйн. Они рассказали следователям, как от них требовали снабдить Нетаниягу сигарами, шампанским  и дорогими украшениями. Вплоть до встречи с Нетаниягу Мандельблит на протяжении многих месяцев не заявлял, что премьер-министр подозревается в преступных действиях, хотя записи разговоров между Нетаниягу и издателем «Йедиот ахронот» Арноном Мозесом, в которых они, как предполагается, договорились о даче и получении взятки, уже давно лежали на стол генпрокурора.

    Мандельблит санкционировал изучение подозрений, а разрешение на начало расследования было дано только 5 января 2017 года, когда начальник отдела по расследованию мошенничества, бригадный генерал Кореш Бар-Нур и подполковник Шломо Мешулам прибыли в официальную резиденцию премьер-министра, чтобы снять показания по этому делу.

    До последнего момента, несмотря на решительные возражения прокуратуры и полиции, Мандельблит думал довольствоваться открытыми показаниями премьер-министра. Колебания генпрокурора спасли второго фигуранта "дела 2000" Арнона Мозеса от возможного ареста: поскольку Мандельблит не определился, следует ли допросить Нетаниягу с предупреждением, что означало возможное обвинение в преступлении, было решено, что Мозес будет допрошен до него, а не одновременно. Если бы полиция доставила Мозеса в суд до того, как допросили Нетаниягу, элемент неожиданности был бы утерян, и премьер-министр ожидал бы своих следователей, имея хорошо проработанную версию, подготовленную его адвокатом Яаковом Вайнротом.

    Одна деталь, которую сообщил Мозес, убедила Мандельблита санкционировать допрос Нетаниягу: «Все встречи проходили по инициативе премьер-министра».

    В то время Мандельблит принимал активное участие в допросах; как полагали некоторые, слишком активное. Между Мандельблитом и руководителями прокуратуры иерусалимского округа, которые вели дело, и некоторыми следователями полиции сложились напряженные отношения. Некоторые из них чувствовали, что генпрокурор совершенно погружен в это дело, что выражалось в разрешении вызывать свидетелей в полицию для допроса, а иногда даже в самих вопросах, которые им задавали, и его отношении к собранным доказательствам. Следователи полагали, что причина такого поведения Мандельблита - результат его общего прошлого с Нетаниягу.

    В то время высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов считали, что Мандельблиту следует избегать рассмотрения «взрывных» дел. Мандельблит, со своей стороны, чувствовал, что представители системы оказывают на него давление, в том числе посредством утечек, утверждая, что он тормозит расследования.

    Затем последовала третья глава: летом 2017 года Управление ценных бумаг начало расследование по подозрению в мошенничестве в отношении держателя контрольного пакета акций компании «Безек» Шауля Аловича. Расследование выявило, что тогдашний гендиректор министерства связи Шломо Фильбер активно продвигал интересы «Безека». «Они управляли им как марионеткой», - сообщил человек, знакомый с этим делом. Попытки выяснить мотивы, которыми руководствовался Фильбер, не увенчались успехом: он не получал никаких льгот от руководителей «Безека», и ему не обещали, что после выхода на пенсию он получит хорошую должность.

    В то же время появились первые доказательства того, что Алович использовал принадлежащий ему новостной сайт Walla в качестве платформы для благоприятного освещения деятельности Нетаниягу, который занимал тогда пост министра связи. Некоторые фигуранты дела думали, что в этом и состоял скрытый мотив Фильбера. Но Мандельблит был настроен скептически, и дело было передано из Управления ценных бумаг в прокуратуру без расследования этого аспекта.

    Когда обвинение обратилось к Мандельблиту с просьбой разрешить получить показания трех свидетелей относительно некого события, в ходе которого возникло подозрение в связи между выгодами «Безека» и Walla, никто не думал, что расследования приведет к "делу 4000". В этом деле Нетаниягу обвиняется в том, что в обмен на позитивное освещение его деятельности на сайте Walla он принимал решения, которые были выгодны Аловичу.

    В декабре 2017 года бывший гендиректор сайта Walla Илан Иешуа прибыл в Управление ценными бумагами. К изумлению следователей, он предоставил им подробные свидетельства, основанные на сотнях доказательств, о давлении, которое на него оказывалось, чтобы превратить Walla в дом Нетаниягу в обмен на более чем значительные акты, принятые регуляционными органами. Благодаря показаниям Иешуа Мандельблит и перешел Рубикон.

    Пока Мандельблит не предъявил Нетаниягу обвинения по ряду дел, премьер проявлял по отношению к генпрокурору сдержанность и сосредоточился на нападках на тогдашнего генинспектора полиции Рони Альшейха и бывшего госпрокурора Шая Ницана. В частных беседах премьер-министр говорил, что Мандельблит всадил ему нож в спину, но тогда еще у него оставалась смутная надежда, что Мандельблит остановит мчащийся поезд. Когда эта надежда угасла, он дал команду «фас».

    Сегодня Нетаниягу выставляет Мандельблита, которого сам назначил, человеком слабым и бесхребетным. Он всем сердцем верит, что так называемое «глубинное государство», поклявшееся свергнуть его, шантажировало Мандельблита и вынудило его действовать так, как он действовал. Именно на этом - на вопросе о том, давал ли Мандельблит согласие на те или иные действия следствия -  адвокаты Нетаниягу строят свою линию защиты.

    В своих рассуждениях о сплетенном против него заговоре премьер-министр игнорирует один факт: между тем моментом, когда Нетаниягу вновь возглавил правительство в 2009 году, и тем, когда против него было возбуждено уголовное дело, прошло восемь лет. Для сравнения - два его предшественника оказались в центре уголовных расследований через несколько месяцев после избрания. Даже после того, как Нетаниягу оказался в положении подозреваемого и ему были предъявлены обвинения, генпрокурор дал ему и, в основном, его семье несколько передышек.

    Тем временем Мандельблит стал главной мишенью сторонников Нетаниягу. В последние месяцы он согласился встретиться с некоторыми из своих критиков, пытаясь убедить их в чистоте своих мотивов. Особенно странной была встреча с репортером «Галей ЦАХАЛ» Яаковом Бардуго, который сказал, что когда он сидел в канцелярии Мандельблита, то опасался, что его записывали. Бардуго, которого в прошлом допрашивали по подозрению в коррупции, и чье дело было закрыто из-за отсутствия доказательств, заявил: «Я откладываю на адвокатов 2 миллиона долларов».

    В начале следующего года срок полномочий Мандельблита закончится, а в ближайшие месяцы начнутся отчаянные поиски его преемника. Если Нетаниягу будет избран снова, он приложит все усилия, чтобы найти на этот пост человека, который положит конец судебным разбирательствам против него и произведет революцию в прокуратуре, которую Нетаниягу определил как «экзистенциальную опасность».

    Пока Мандельблит не уйдет на пенсию, могут всплыть истории, которые поставят его в неловкое положение. Например, записи, сделанные бывшим председателем Коллегии адвокатов Эфи Наве в то время, когда он ожидал решения прокуратуры по двум уголовным обвинениям в мошенничестве и вымогательстве сексуальных услуг. Наряду с Нетаниягу и тогдашним министром юстиции Айелет Шакед, один из сторонников назначения Мандельблита и эти двое сблизились – что в первую очередь говорит о том, что Мандельблит ошибся в выборе союзников. Возможно, что в разговорах между ними, которые записал Наве, генпрокурор рассказал ему о шагах, предшествовавших его назначению, а также свое мнение о делах Нетаниягу, когда они еще только зарождались.

    Несколько месяцев назад состоялось слушание по делам Наве, но по взрывным делах никакого решения не было принято. Когда оно будет принято, подозреваемый решит, стоит ли ему раскрыть врата ада. Но даже обнародование записей разговоров не остановит судебный процесс. Это будет  еще одной главой в бесконечной саге о делах премьер-министра, которые теперь будут близки к принятию решения, а не тянуться годами, пока не прокиснут.

    Гиди Вайц, «ХаАрец», М.Р. AP Photo/Reuven Castro, Pool

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend