Wednesday 25.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Фото: пресс-служба ЦАХАЛа
    Фото: пресс-служба ЦАХАЛа

    «Тегеран использует атомный вопрос ​​как отвлекающий маневр»

    Как сообщалось на прошлой неделе, министр обороны Бени Ганц близок к решению о назначении генерала Герци Халеви следующим начальником Генштаба. Основное ограничение связано с политическим графиком и неустойчивостью коалиции.


    Юридический советник правительства и БАГАЦ выдвигали оговорки по поводу таких высоких назначений в период работы переходного правительства. С другой стороны, если «Ликуд» вернется к власти, гонка за пост начальника Генштаба может вновь открыться.

    В предыдущем туре, четыре года назад, Биньямин Нетаниягу хотел назначить на эту должность генерал-майора Эяля Замира. Замир был военным секретарем Нетаниягу, когда тот занимал пост премьер-министра, однако политической близости между ним и Нетаниягу не было.

    Он как раз выделялся своей способностью не идти на компромиссы и не запачкаться в кабинете, из которого лишь немногие выходили чистыми. Период ожидания между пребыванием на посту заместителя начальника Генштаба (на котором его сменил Халеви) и назначением на следующую должность он проводит в США в качестве научного сотрудника Вашингтонского института ближневосточной политики.


    Пространный документ, опубликованный на этой неделе на сайте института, впервые представляет его взгляды на иранскую угрозу. Документ Замира, озаглавленный «Противостояние региональной стратегии Ирана», посвящен реагированию на действия КСИР на Ближнем Востоке.

    По его мнению, в то время как Соединенные Штаты и Израиль были сосредоточены на том, чтобы остановить ядерную программу Ирана, тот продолжал наращивать свой конвенциональный военный потенциал вместе с «региональной радикальной шиитской армией», нацеленной на достижение гегемонии.

    Ядерный потенциал и региональное влияние являются взаимодополняющими частями единого стратегического целого. Борьба с этой стратегией, утверждает Замир, определит будущее региона.

    Однако сосредоточение всего внимания на ядерном аспекте происходит за счет усилий по сдерживанию иранской подрывной деятельности в регионе. Тегеран даже использует атомный вопрос ​​как отвлекающий маневр, расширяя при этом свое влияние.


    В последние годы иранская «ось сопротивления» стала, по мнению Замира, стратегической угрозой, в рамках которой Тегеран увеличивает свое влияние и усиливает военное присутствие в некоторых странах региона. Даже если ядерная программа будет заморожена, Иран уже представляет «субъядерную угрозу» (из-за своего прогресса в разработке бомбы) для соседних стран.

    С помощью милиций, которыми он управляет, он способен захватывать территории и удерживать своих соседей от контрдействий. Такое развитие событий требуют совместных усилий, более тесной координации между США, Израилем и суннитскими государствами в регионе. До сих пор, пишет Замир, усилия по урегулированию ситуации с Ираном были чисто тактическими и недолговечными.

    Отсутствие скоординированных ответных действий облегчает иранцам борьбу со своими противниками: «Время действовать – сейчас». По словам Замира, возвращение к ядерному соглашению между Ираном и державами, если оно будет реализовано, должно сопровождаться параллельным планом препятствования региональному усилению Тегерана.


    Без таких действий Иран только усилит свое влияние и воспользуется большими денежными средствами, которые потекут к нему после снятия с него санкций США. Этот капитал будет направлен на создание высокоточных средств дальнего действия, ракет и беспилотников. Он прогнозирует, что Иран будет продолжать атаковать с помощью шиитских ополченцев американские цели в Ираке и Сирии.

    С другой стороны, пишет Замир, «соглашения Авраама» обеспечивают платформу для общего регионального альянса против Ирана, что в прошлом казалось невозможным. Координировать его должен командующий Центральным командованием армии США (SENTCOM), под ответственность которого недавно перешло взаимодействие с ЦАХАЛом.

    Замир призывает сосредоточить кампанию на КСИР и не исключает ликвидации высокопоставленных командиров организации (в январе 2020 года под Багдадом американцы убили командующего силами «Кудс» генерала Касема Сулеймани, намекалось, что Израиль помогал в сборе предварительных разведданных для операции).

    Североатлантический альянс должен учитывать возможность того, что Тегеран разожжет войну, и знать, что иранцы также уязвимы для атак на их критически важную инфраструктуру. Замир предлагает Израилю и его партнерам действовать по принципу «мера за меру» в ответ на нападения Ирана и выражает удивление тем, что страны региона не применяли такой подход раньше, например после нападения Ирана на нефтяные объекты Aramco в Саудовской Аравии осенью 2019 года.

    Антииранская стратегия, по мнению Замира, должна включать поддержку оппозиционных групп, действующих на иранской земле, и поощрять силовую оппозицию режиму, который, по его мнению, уязвим и страдает от отсутствия внутренней легитимности.

    Амос Харэль, «ХаАрец», И.Н. На снимке: Эяль Замир в 2019 году. Фото: пресс-служба ЦАХАЛа√

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend