Saturday 23.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Greek Defense Ministry via AP
    Greek Defense Ministry via AP

    Будущее – на дне моря

    Трудно сказать, что считать большим чудом на восточно-средиземноморской арене. На прошлой неделе Израиль и Ливан, две страны, которые технически находятся в состоянии войны, согласились на переговоры о демаркации морской границы. За неделю до этого Турция и Греция, которые, казалось, были на грани войны, тоже пошли на переговоры по урегулированию территориальных претензий.


    Могут ли эти события стать для Восточного Средиземноморья тем же, чем, стала пинг-понговая дипломатия для американо-китайских отношений полвека назад – маленьким шагом на грандиозном пути?

    Кто знает, что таится в головах президента Турции Реджепа Эрдогана или главаря «Хизбаллы» Хасана Насраллы? Но маловероятно, что это – мысль «Давайте заключим сделку, чтобы ценный энергетический ресурс можно было использовать на общее благо».

    Восточное Средиземноморье с его громадными запасами природного газа остро нуждается в мире. С одной стороны, газ стал основой сотрудничества между Израилем, Египтом и Кипром благодаря Восточно-Средиземноморскому газовому форуму. С другой стороны, запасы газа стали источником конфликта, главным образом потому, что Турция проводит агрессивную политику в этом районе. Она заявила о своей исключительной морской экономической зоне и отправила туда военные корабли для поддержки буровых судов.


    Еще несколько недель назад основная тяжесть агрессивных действий Турции была направлена против Кипра. Но после того, как в августе Греция и Египет договорились о демаркации морской границы в ответ на ливийско-турецкое соглашение, Эрдоган перенес внимание на Грецию. Турция направила в Эгейское море исследовательский корабль Oruc Reis (как и все другие корабли, он назван в честь адмирала Османской империи).

    Греция и Турция объявили в спорном районе военные учения и направили туда свои корабли. Лишь после вмешательства НАТО Эрдоган приказал отозвать Oruc Reis, и две страны согласились начать переговоры. Однако воинственная риторика Турции выглядит не столько переговорной тактикой, сколько символом того, что она на самом деле не стремится к миру.

    К сожалению, агрессивная политика Эрдогана в Восточном Средиземноморье связана не столько с природным газом, сколько с ярым национализмом и политикой силы. Геологоразведка, которую Турция проводит в районах, объявленных Грецией и Кипром своими исключительными экономическими зонами, сопровождалась заявлениями об особых исторических правах Турции, которые она должна иметь по праву великой державы, возрождая славу Османской империи. Израиль пережил шок от аналогичной риторики на прошлой неделе, когда Эрдоган заявил «Иерусалим – наш».

    Куда Эрдоган приведет таким путем Турцию – неясно, но сомнительно, что он выберет путь переговоров, характеризующихся доброй волей сторон, которые закончатся справедливым и равноправным соглашением в соответствии с морским правом. Оставшись без союзников, под давлением Европы и США Эрдоган принял тактическое решение согласиться на переговоры.

    Однако нет никаких причин для быстрого урегулирования претензий. На самом деле, пока никто не обнаружил запасов газа на спорных территориях, а цены сегодня настолько низки, что коммерческие перспективы остаются отдаленными. Мирное соглашение с Грецией грозит подорвать претензии Турции на исключительную экономическую зону Кипра, а на это Эрдоган никогда не согласится.

    Та же логика вполне применима к соглашению Ливана на переговоры с Израилем. В отсутствие правительства, с катастрофической экономикой, имея за спиной лишь Иран и Сирию, Ливан стоит на краю пропасти. Теоретически соглашение с Израилем об урегулировании спорных 860 кв. км (330 квадратных миль) в водах Средиземного моря дало бы импульс экономике Ливана и помогло бы ему выплатить огромный долг.


    Бейрут уже предоставил лицензии французской Total, итальянской Eni и российской Novatek для бурения на двух участках, где есть территория, на которую претендует Израиль. Для Ливана газ – не такая уж далекая перспектива, как для Турции, и будь это во власти технократов, которые должны были управлять Ливаном, две стороны могли бы прийти к соглашению. Но, как показывает крах последнего технократического правительства в Ливане, на самом деле страной правит «Хизбалла». Экономическое развитие – путем нормализации отношений с Израилем – не является для нее приоритетом.

    Однако вопрос Ливана в восточно-средиземноморском энергетическом центре является второстепенным. Турция – совсем другое дело. Она является ключом к тому, чтобы позволить всем странам региона разрабатывать газ, она может открыть свой обширный рынок и проложить трубопровод для его доставки в Европу.

    Но у Эрдогана тоже не все «карты на руках»


    Если Турция отказывается играть конструктивную роль в Восточном Средиземноморье, Израиль и Египет могут продолжать двигаться вперед даже в отсутствие Кипра и Греции.

    На прошлой неделе израильско-египетское партнерство получило важный импульс после того, как акционеры компании Noble Energy одобрили приобретение их компании энергетическим гигантом Chevron (США). Концерн уже имеет интересы в Египте, и теперь добавил к своим владениям израильские газовые месторождения «Тамар» и «Левиафан».

    Если бы они считали добычу газа в Восточном Средиземноморье безнадежным делом, то не тратили бы на это миллиарды долларов.

    Дэвид Розенберг, «ХаАрец». В.П.
    На фото: суда греческого ВМФ участвуют в учениях стран НАТО
    в восточном Средиземноморье. Greek Defense Ministry via AP˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend